На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ОЧЕРКИ, ЗАМЕТКИ, МЕМУАРЫ

Леонид ВЕРЕСОВ,

член Союза писателей-краеведов Вологодской области

Белов и Рубцов – формула дружбы

 

Друзья-классики российской литературы

 

Очередная статья серии о писателях, поэтах, журналистах, музыкантах, художниках, оставивших в биографии Н.М. Рубцова заметный творческий след.

 

Давайте начнём издалека и вспомним, что начинали печататься в газетах комсомольский работник В. Белов и матрос Северного флота Н. Рубцов почти одновременно. Одна из первых подборок стихов Василия Белова была опубликована в газете «Вологодский комсомолец» 15 декабря 1956 г. с рубрикой «В добрый путь». А Николай Рубцов впервые напечатал своё стихотворение «Май пришёл» 1 мая 1957 г. в газете «На страже Заполярья» г. Североморска.

 

Сборник стихов Василия Белова «Деревенька моя лесная» вышел в свет в 1961 году. Литинститут будущий классик русской литературы закончил в 1964 году. Сборники рассказов «Знойное лето» 1963 г. и «Речные излуки» 1964 г., и особенно повесть «Привычное дело» 1966 г. явили миру настоящего писателя-прозаика.

 

В начала 1964 года в газете «Вологодский комсомолец» стали появляться и стихи Николая Рубцова, который к 1966 году был уже автором сборника «Лирика» и многих публикаций в центральных журналах.

 

Видимо, с этого времени начинаются дружеские отношения писателя и поэта. Рубцов в письмах постоянно передаёт привет своим друзьям от Василия Белова, и Василию Белову.

 

Письмо А. Романову из Никольского, сентябрь 1965 г.: «Сердечный привет Васе Белову». «Привет В. Белову», - из письма А. Романову, с. Никола, начало 1966 г. «Привет Белову» - из письма Романову из Сибири, с. Красногорское, 28 июня 1966 г. Письмо Л. Мелкову, Красногорское, 22 июля 1966 г.: «Привет Белову». В письме М.И. Котову шлёт привет адресату от В. Белова (т.к. Котов работал вместе с Беловым в редакции Харовской газеты): «Привет Вам также от В. Белова». Из письма А.Я. Яшину от 13 декабря 1963 г.: «Мне сказали, что исключил меня из института всё-таки ректорат… Когда В.Белов ругал меня на чём свет стоит,  я хорошо понимал его. Более всего мне, Александр Яковлевич, стыдно перед Вами». Письмо С.П. Багрову: «Вася Белов говорил мне, что был в Тотьме, был у тебя. В Тотьме у тебя ему понравилось. Да иначе и не может быть…» А это из архивного документа - письмо А.А. Романову осень 1965 года. Последняя страница письма никогда не публиковалась и именно на ней - «Передай, пожалуйста, Саша, привет Васе Белову. Правда, прекрасный человек?»

 

Это показывает, какой был доверительный характер их отношений. Они были невелики ростом, хрупкого телосложения, но постепенно оба стали властителями дум вологодской и российской читающей публики.

 

Рассказывают несколько вариантов событий, когда Белов подарил Рубцову свою строку «Тихая моя родина» из своего короткого рассказа «На родине». Ну а теперь на лирическом шедевре Рубцова «Тихая моя родина» стоит посвящение В. Белову. Хотел бы подчеркнуть, что во всех изданиях это посвящение присутствует.

 

«В рассказе В. Белова «На родине» читаем: «Тихая моя родина, ты всё так же не даёшь мне стареть и врачуешь душу своей зелёной тишиной». Выступая в январе 1986 года на вечере, посвящённом 50-летию поэта, В. Белов рассказал, что Рубцов использовал эту строчку  осознанно и с разрешения. «Дай мне твою строчку… Не жалко? – Бери, пожалуйста». (В. Белков. Буду жить в своём народе, журнал «Север», 1986 г., №5).Существуют совместные публикации Рубцова и Белова. Газета «Ленинское знамя» 9 января 1965 года печатает рассказ «И всё про любовь» и стихотворение «Не уйти отсюда прочь» (Окошко. Стол. Половики…). В этой же газете 23 сентября 1965 года напечатано рубцовское стихотворение «Последняя ночь» и тот самый рассказ «На родине». Таким образом поэт мог впервые полюбить эти беловские строки именно по этой совместной публикации, а уже потом попросить писателя об их использовании в своём стихотворении (это маленькое открытие автора статьи).

 

В.Н. Бараков в работе «Отчизна и воля: книга о поэзии Николая Рубцова», цитируя рассказ В.И. Белова, вместо «Зелёной тишиной» цитирует «Земной тишиной». Конечно, по своему прав профессор ВГПУ. Но насколько интересной является следующая параллель с выступлением Рубцова на Череповецком телевидении в 1969 г. (материал «Телевидение. Рубцов. Череповец», Л. Вересов, сайт «Душа хранит», Сборник «Душа, подобная звезде», Череповец 2011 г.).

 

В конце небольшой речи поэт говорит: «А сейчас я почитаю стихи из новой книги «Земные цветы». Автор уже писал о том, что это, возможно, опечатка, и читать надо «Зелёные цветы». Но насколько заманчиво прокомментировать это «земное» и «зелёное» у Рубцова, Баракова и Белкова!

 

Переплетение этих двух слов – «зелёные» и «земные» в выступлении на телевидение Н.М. Рубцова и в работах двух авторитетных рубцововедов, цитирующих друга Рубцова – выдающегося русского писателя В.И. Белова, заставляют думать о зелёной тишине, о зелёных цветах как о чём-то внеземном, по крайней мере, недоступном нашему пониманию и восприятию, ибо земные цветы в земной тишине красивы, но обычны, от их восприятия не возникает чувства поэзии, творчества, а если и возникает, то это много раз уже повторялось людьми. А какой простор для мысли, ненаучного или научного объяснения для зелёных цветов в зелёной тишине.

 

Автору статьи даже не хотелось проверять, как же написано в рассказе В. Белова. Это же очевидно! Но тогда пропадает магия поисков и находок, магия совершенства, до которого чуть-чуть недостаёт какого-то букетика зелёных цветов.

 

В самом деле, земные цветы в зелёной тишине невозможны, а зелёные цветы в земной тишине – немыслимы.

 

Давайте вспомним также, как в важнейшие периоды жизни пересекались пути писателя и поэта. Рекомендацию в приёмную комиссию Союза писателей РСФСР написали для Николая Рубцова Ф. Кузнецов, А. Романов, В. Белов, В. Коротаев. Существует также рекомендация А. Яшина. (В. Белов давно уже не даёт никому рекомендаций в Союз писателей России. Прим. Автора.)

 

Белов на строительстве музея в селе Никола 1985 г. Музей Рубцова в Никольском.

 

С разрешения следователя Меркульева В. Коротаев, В. Белов и А. Романов забрали и унесли для последующего разбора и изучения из квартиры поэта его рукописи после трагических событий 18-19 января 1971 года.

 

Разбор рукописей Рубцова.

 

Белов подарил Рубцову свою книжку «Катюшин дождик». В свою очередь, Николай Михайлович эту книжку отдал своей дочери Елене, написав на ней: «Желаю тебе вырасти хорошей и счастливой». Так пишет об этом Н.М. Коняев.

 

Приведём также свидетельства духовного единения поэта и писателя в высказываниях и цитатах некоторых исследователей.

 

В.Н. Бараков: «…Второй же период творчества поэта ближе всего к прозе В. Белова… Типологическое сходство было в общем для обоих художников «чувстве земли». Потому так поражает общность символов в их произведениях (дорога, хлеб и т.д.) Общим для Рубцова и Белова стало обращение к разговорной речи крестьянства, к фольклору. Поразительно, что объектами их внимания становятся зачастую одни и те же «действующие лица». У Н. Рубцова и В. Белова единое мировосприятие, одинаковое отношение к природе, к человеку. Они проповедовали одни и те же национальные и общечеловеческие идеалы добра и красоты. И беспокоила их одна и та же проблема: противоречие между цивилизацией и культурой. («Отчизна и воля: книга о поэзии Николая Рубцова», глава «Что же, что же впереди?..»)

 

В.Н. Бараков в той же книге пишет: «В 60-70-е годы критики провозгласили вершинным достижением на пути раскрытия и осмысления противоречий так называемую деревенскую прозу, и были правы. Ф. Абрамов, В. Астафьев, В. Белов, Ю. Казаков, В. Распутин, В. Шукшин и др. писатели говорили не только о драме крестьянина, покидающего деревню, не только о «гранях между городом и селом», но и о всеобщем разрушении материального и духовного «лада», и не только в деревне.

В поэзии же самым известным из «почвенников» стал Н. Рубцов. Он наиболее органично, а значит, наиболее полно и цельно сумел передать противоречивость жизни народа, народного характера – и не только 60-х гг, а целой эпохи. Поэт увидел не только внешний развал жизни, но и его причины».

 

Очень интересные воспоминания о дружбе Белова и Рубцова оставила Н.А. Старичкова. В книге «Наедине с Рубцовым» она пишет: «И он очень дорожил дружбой с писателем В.И. Беловым. Он хотел быть наравне. Часто бывал в квартире Василия Ивановича. Отправляясь к нему, говорил: «Мне к Белову». Один раз зимним вечером 1969 года он и меня пригласил к своему другу…»

 

«…Ночует где попало: у друзей, даже у случайных знакомых. Таких знакомых было у него очень много. Правда, после смерти поэта они тоже почему-то называются друзьями. Но я прекрасно помню, как он мне говорил: «Я всех называл друг, а друг у меня только один – Василий Иванович Белов». (Воспоминания Н.А. Старичковой, как автор статьи и предсказывал ей при жизни, уже стали для многих исследователей первоисточником, причём не легенд, а правды о поэте Рубцове.)

 

А.В. Грунтовский в докладе на конференции в «Пушкинском доме» Санкт-Петербурга (ноябрь 2007 г.) «Русская философия: Николай Михайлович Рубцов и русские писатели-традиционалисты» пишет: «Василий Белов, вероятно, понял значение Рубцова и раньше, и глубже, но публично не высказывался о том при жизни поэта. Их взаимовлияние было потаённым».

 

Однако, существуют факты и внешнего проявления дружбы поэта и прозаика. Подаренная В.И. Беловым Н.М. Рубцову гармонь украшает вологодский музей Рубцова. Эту гармонь оставил поэту прозаик после окончания Литературного института. Известно, что в гостях у Белова в Тимонихе в августе-сентябре 1970 года Рубцов написал поэму-сказку «Разбойник Ляля», которую сам очень высоко ценил, и которая, возможно, открыла бы новые грани рубцовской лирики.

 

Чего стоит надпись Василия Белова на сборнике стихов Рубцова 1962 г. «Волны и скалы»: «Требуется переиздать миллионным тиражом». А запись, между прочим, 11 ноября 1981 года.

 

А вот, в свою очередь, телеграмма от Николая Рубцова в адрес Белова (ГАВО, фонд 51, оп. 1, дело 383): «Вологда. Ветошкина, 103, кв. 32. Белову. Дорогой Белов Вася. Ничего не понимаю. Прошу прощения. По-прежнему преклонением дружбой Вологда. Проездом. Н. Рубцов».

 

А вот как Николай Коняев в книге «Ангел Родины» рассказывает об этом эпизоде, он впервые рассказал о телеграмме В.И. Белову на юбилейных торжествах в городе Вологде (50 лет со дня рождения поэта): «Реакция Белова, признаться, удивила меня.

- А где эта телеграмма? – спросил он. – У Вас?

- Почему у меня, Василий Иванович?! – удивился я. – Она хранится в ГАВО…

- Ну, да… Да… - сказал Василий Иванович и, как мне показалось, немного погрустнел… И, похоже, похоже было – пусть уж простит меня Василий Иванович за это предположение – хотя и подзадержалась телеграмма в пути, но для адресата она своего значения не утратила. Похоже было, что почему-то очень важным было для него рубцовское извинение».

 

Уже известные читателям всей страны прозаик и поэт путешествовали по Волго-Балту в августе 1967 года в компании других вологодских писателей. Давайте вспомним эти дни и всмотримся в редкие и широкоизвестные фотографии А.А. Тихомирова, оператора Череповецкого телевидения, снятые во время этого агитационного творческого мероприятия. В Вологодской писательской организации, у её председателя М.И. Карачёва хранится и оригинальная копия фильма об этом путешествии.

 

Остаётся открытым вопрос: почему писатель Белов не оставил воспоминаний о поэте Рубцове? Но, во-первых, какие-то воспоминания Василия Ивановича удалось разыскать. Во-вторых, писать о лучшем друге, не кривя душой – это раздирать свою душу противоречиями. По другому Василий Белов писать не умеет. Доверительные разговоры, интимные факты биографии не всегда должны быть достоянием общественности. Как-то так, наверно, рассуждал самый задушевный друг Рубцова Василий Белов. То, что воспоминания Белова о Рубцове почти отсутствуют – это, возможно, позиция писателя. Писать правду невозможно, иногда она слишком горькая, а полуправды, лести писатель Белов не признаёт.

 

Всё же ряд высказываний Белова остался в архивах и в воспоминаниях друзей.

 

Вячеслав Белков, «Жизнь Рубцова», глава «Пародии на Рубцова»: «Сам писатель рассказывает об этом так: «Я не сразу разобрался в стихах Рубцова. Они мне казались архаичными, грустными, а я оптимистом был. Даже пародию на него сочинил:

Много серой воды,

Много серого неба…

Дальше шло что-то неприличное, а потом

Мало белого хлеба…

Не помню… Слабая пародия».

 

Из воспоминаний Василия Елесина «О, Родина, душа моя болит», Журнал «Наш современник», №10, октябрь 2001 г.: «Вскоре спор ушёл далеко в сторону, коснулся соответствия личности писателя его произведениям. Белов вмешался: «Я расскажу об одной встрече с Колей Рубцовым. Как-то в Литинституте, поздно ночью, после двенадцати, я шёл по коридору и встретил Рубцова. Был он в валенках, в замызганном пиджачишке, пригласил: «Пойдём, чаем напою». Пришли к нему, стали пить чай. «Хочешь, я стихи почитаю?» - спросил Рубцов и начал читать. «Кто это, Пушкин?» - спросил я. Он ничего не ответил, как-то ушёл в себя, а стихи-то были рубцовские, помните, там есть строчки:

Горел печальный наш костёр,

Как мимолётный сон природы…»

Наверное, он обиделся, что я его с Пушкиным спутал...? На что я хочу сказать: Рубцов не совпадал со своими стихами. Вот Евтушенко совпадает, а Рубцов не совпадал…». А теперь из речи В.Белова на рубцовских чтениях 1996 г. в «Русском доме» города Вологды, посвящённых  60-летию со дня рождения Н. Рубцова ( газета «Русский огонёк» 26 января – 1 февраля 1996г.): «Я отношу себя к православным людям,  и вот мучаюсь таким вопросом: надо ли прощать врагам? Не  знаю как вы, а я не  могу простить, например, Дантеса, не могу простить  и этого «рыжего Дантеса в юбке», которая убила Рубцова… Я хотел сказать о том, что звезда поэтическая Рубцова взошла на таком фоне, который создали  Евтушенко, Вознесенский, Рождественский, которых, по-моему, давно забыли любители русской поэзии, а Рубцов чем дальше тем больше чувствуется в сердцах наших…».

 

А сейчас процитируем важнейший архивный документ - выписку из протокола общего собрания Вологодского отделения СП РСФСР  от 22.04. 1967 г.:

«С повесткой  дня о разборе заявления поэта Николая Рубцова в Вологодское отделение СП.

Слушали: Заявление поэта Н. Рубцова о желании его вступить в ряды Союза Писателей РСФСР. Зачитывает  А.Романов.

 

Выступили: В.Белов: «Я давно и с большим интересом слежу за творчеством Н. Рубцова. Ещё в Лит. институте знал многие его стихи. А потом они всё  чаще и чаще стали появляться в центральных журналах «Знамя», «Октябрь», «Юность» и других. Особенно  по душе пришлась подборка в «Октябре» - тут я почувствовал подлинное  своеобразие этого талантливого поэта. Мне думается, что Н. Рубцов- один из самых интересных нынешних молодых поэтов. В этом убедила меня его книжка «Лирика», которая, кстати сказать, вышла не понятно почему в усечённом виде- тут повинно издательство. Этого поэта надо было представить значительно шире. Я знаю, что у Рубцова сейчас выходит новый сборник в Москве. Я читал многое из новых его стихов. Это серьёзная работа. Я целиком, всей душой, за то, чтобы Н. Рубцова как можно скорее принять в СП - он заслуживает этого.»

Архивный документ Череповецкого центра хранения документации «Вечер на телевидении к 50-летию Н.М. Рубцова». Программа «Творчество» от 7 января 1986 года. Режиссёр Казанкин, телеоператор Тихомиров.

 

Выступление В.И. Белова (ранее никогда не публиковалось - Прим. автора.): «О Рубцове можно говорить много и интересно. То, как он у меня был в деревне, допустим, в гостях, или как мы с ним в Москве встречались, или как здесь вот на Родине я встречался с его земляками. Но что можно сказать в короткой беседе, не знаю. Я просто волнуюсь и не могу сказать ничего такого какого-то солидного что ли. Я знаю одно, что Николай Михайлович как-то живёт с нами, продолжает жить, и он как бы не умирал».

 

Давайте вспомним и стихотворение В.И. Белова 1971 года «На смерть Николая Рубцова».

О, как мне осилить такую беду –

Явилась и тучей нависла.

Не скроюсь нигде, никуда не уйду

От этого подлого смысла.

 

Подсчитано всё, даже сны и шаги.

Как холят тебя и как любят!

Но губят меня не они, не враги –

Друзья уходящие губят.

 

Как будто позор предстоящего дня

Узнали и – рады стараться –

Один за другим, не жалея меня,

В родимую землю ложатся.

 

Мне страшно без них!

                                Я не вижу ни зги,

Ступаю, не чувствуя тверди.

Кого заклинать: не отринь, помоги,

В безжалостный час не отвергни?

 

Ни бога, ни Родины… лишь мавзолей

И звёзды, воспетые хором.

И тихо мерцая, светило полей

Горит над бессонным угором.

Высокий стиль, щемящая горечь  утраты близкого друга.

 

Завершить данную публикацию хочется на оптимистической ноте. И Белов, и Рубцов – давно уж литературные бренды Вологодской области, гордость земляков и писатели особо почитаемые в народе. Родная деревня В.И. Белова Тимониха, для возрождения которой сам писатель сделал немало, например, на свои деньги возродил Сохтинско-Николаевскую церковь, находится под пристальным вниманием и заботой губернатора Вологодской области В.Е. Позгалёва, Вологодского отделения Союза писателей России. Создан специальный Совет некоммерческого партнёрства «Возрождение Тимонихи», председателем его является Председатель Вологодской писательской организации Союза писателей России М.И. Карачёв. Цель Союза – создать из деревни Тимонихи «общественный центр национального единения интересов тех, кому дорога Россия, её история, её будущее, кому дорого имя и творчество Василия Белова». Так определил цель П. Каминный, исполнительный директор проекта «Возрождение Тимонихи».

 

Подобный же Ренессанс ждёт и родное село Рубцова – Никольское. В деревне, где прошли детские годы поэта, работает музей, директор – Г.А. Мартюкова. Свои интересные предложения по поводу возрождения Николы и строительства в нём новых сооружений высказывает Ю.И. Кириенко-Малюгин, руководитель Московского Рубцовского центра. Немало позитивных идей по поводу села Никольское автор статьи слышал и из уст писателя А.К. Ехалова.

 

А вот новости из газеты «Тотемские вести» от 30 декабря 2007 года:

«Проведена большая работа в Москве в Министерстве сельского хозяйства. До министра доведена информация о том, что наше общество (ООО «Вологодское агропромышленное объединение») ставит целью возродить родину Рубцова. Вернуть достойную зарплату людям, вернуть достаток в семьи, вернуть русскую культуру, возродить сельскохозяйственное производство. Есть намерения создать фонд Николая Рубцова, в его составе обязательно туристический отдел с целью развития сельского туризма. Здесь будет поэтическая школа Николая Рубцова, планируем проводить Рубцовские чтения, привлекать писателей, поэтов, артистов. В планах строительство новой церкви, люди просили нас об этом».

 

Давайте попробуем в заключение порассуждать по теме, заявленной в заглавии статьи: кто же всё-таки был другом Рубцова? Те, кто сейчас пишут о нём пространные воспоминания по принципу – чем меньше фактов, тем больше слов. Или всё же другом Рубцова был Борис Чулков, приютивший его на несколько месяцев, когда Николаю негде было жить, или Нинель Александровна Старичкова, беззаветно его любившая и помогавшая, чем могла, или Сергей Чухин, открывший двери домов родителей и бабушки для Рубцова и написавший благополучно забытый рубцововедами некролог в грязовецкой районке от 23 января 1971 года от своего только имени (автор статьи до сих пор под впечатлением этого поступка Сергея, статья Л. Вересова «Рубцов и Чухин: переплетение судеб русских поэтов»). Не может дружба измеряться количеством написанных страниц. Формула настоящей дружбы – это забота, ответственность, взаимопомощь, духовное единение, общность интересов. Но тем удивительнее наполнение этой формулы дружбы большого русского поэта и выдающегося русского прозаика.

 

Статья заняла 1е место в областном конкурсе «Вологда читающая» в номинации «Исследовательская работа» в 2011 году.

 

Л. Вересов,

Вологодский Союз писателей-краеведов

 


 

Материал предоставлен автором

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх