На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ОЧЕРКИ, ЗАМЕТКИ, МЕМУАРЫ

Леонид ВЕРЕСОВ

Литературные семинары в творческой биографии Н.М. Рубцова

 

Три неизвестных письма Н.М. Рубцова, адресованные А.А. Романову середины 60х годов поставили перед автором данного материала вопрос: почему они оказались забыты, неопубликованы адресатом, поэтом Романовым? Ещё одно письмо из архива тоже содержало загадку. Полторы его страницы были выпущены из публикации письма во всех известных источниках. Таким образом, письма поэта Николая Рубцова Александру Романову, бывшему тогда председателем Вологодского отделения Союза писателей РСФСР, определили очередные темы исследования.  Условно их можно назвать: «Рубцов и литературные семинары» и «Сборник «Лирика» - первая книга Н.М. Рубцова в Северо-Западном книжном издательстве».

 

Работы предполагают публикацию неизвестных документов из ГАВО (Государственный архив Вологодской области), ф. 846 ( фонд Вологодского отделения Союза писателей РСФСР) в части касающейся творчества и жизненного пути русского национального поэта Н.М. Рубцова.

 

Давайте определимся, что такое литературный семинар в принципе. Это кратковременное, от одного до трёх дней, творческое общение, обсуждение произведений участников с признанными мастерами поэзии и прозы с целью повышения литературного мастерства и оценки произведений молодых дарований. В широком смысле – это попытка дать творческие ориентиры в литературе согласно принципов, пристрастий, идеологии, моде своего времени. Это, как бы сейчас сказали, мастер-классы состоявшихся мастеров, дающих путёвку в литературу молодым авторам.

 

Николай Рубцов на начальном этапе соприкосновения с поэзией, конечно, не остался в стороне от этого явления. Семинары, литературная учёба, конкурсы  появились в жизни поэта тогда, когда он стал заниматься стихами всерьёз.

 

Согласно учётной карточке Н.М. Рубцова в СП РСФСР, он сам определил время, когда начал заниматься литературной деятельностью. Это 1956 год. (Напомним , что первая публикация поэта стихотворение  «Май пришёл» состоялась 1 мая 1957года в газете «На страже Заполярья» - прим. автора) Видимо, первое упоминание семинара в жизни поэта Рубцова произошло во время службы на Северном флоте.

 

Валентин Сафонов, флотский друг Николая Рубцова, вспоминает о двухдневном семинаре литобъединения с участием критика Андрея Туркова1: «Отчёт о семинаре газета опубликовала со снимками (газета «На страже Заполярья». Прим. автора). На одном из них участники сгрудились возле классной доски, завешенной полотенцами с текстами стихов… Вот этот мартовский семинар и положил начало таким отношениям между нами, которые я решаюсь назвать дружбой».

 

Интересны были бы воспоминания А.М. Туркова о семинаре марта 1958 года. И хотя вопросы известному литературоведу и критику, члену редколлегии журнала «Вопросы литературы» были заданы, но пока ответа от него не последовало.

 

Андрей Турков в альманахе «День поэзии» 1971 года в одной из своих критических статей положительно упоминает поэзию Рубцова. Но помнил ли критик в 1971 году матроса Северного флота из семинара 1958 года?

Чем-то вроде семинаров были и занятия Николая Рубцова (очень недолгие) в литературной секции при газете «Трудовая слава» города Всеволожска2: «В среду 23 декабря в 17.00 редакция газеты «Трудовая слава» проводит групповую литературную консультацию с начинающими авторами. Приглашаются товарищи, пишущие стихи, басни, фельетоны, рассказы, очерки».

 

При газете существовал также и литературный кружок. Рубцов, как активно печатавшийся «свой автор» (он жил после службы на СФ в посёлке Невская Дубровка в семье брата Альберта примерно 1,5 месяца до получения места в общежитии Кировского завода в Ленинграде) посещал его.

 

В нынешнем городе Невская Дубровка от краеведа С.Б. Соколовой удалось даже узнать, что кружок при газете назывался «Поэзия родного края», а занятия проходили во Всеволожском доме культуры на Колтушском шоссе.

 

Уже в Ленинграде были литературные занятия в лито Кировского завода, лито «Нарвская застава» и  центральном  лито. Ленинградский приятель Рубцова Эдуард Шнейдерман  вспоминает3: «В конце 1961 года Рубцова пригласили в центральное лито при Ленинградском отделении Союза писателей». (Это интереснейший факт, другими воспоминаниями  о котором автор не располагает). После поступления Николая Рубцова в Литературный институт у него появился авторитетный руководитель поэтического семинара Н.Н. Сидоренко, который сыграл определённую роль в шлифовке таланта молодого поэта Николая Рубцова, в смысле приобщения его к мировым образцам поэзии и определения своих поэтических тем и пристрастий. Из письма Э. Шнейдерману 21 сентября 1962 года: «Занятия ещё не видел, ни разу на них не был. Буду в семинаре у Сидоренко».

 

Видимо, творческий семинар Н.Н. Сидоренко нравился Николаю Рубцову, так как в заявлении в ректорат Литинститута от 23.6.64. с просьбой перевести его на заочное отделение для работы над книжкой Рубцов пишет: «Прошу на время заочного обучения оставить меня в творческом семинаре Н.Н. Сидоренко». Но поэта не просто перевели на заочное отделение, а исключили из института вообще.

 

И вот уже выписка из приказа от 15 января 1965 года, параграф 3: «Восстановить в числе студентов третьего курса Литинститута заочного отделения Рубцова Н.М. Основание: заявление т. Рубцова и ходатайство руководителя творческого семинара т. Сидоренко Н.Н.»

 

Михаил Шаповалов вспоминает4: «Стихи Рубцова поначалу на семинаре и в среде стихотворцев успеха не снискали. С благословления руководителя семинара Н.Н. они подвергались нападкам за пессимизм, за односторонность изображаемого мира и тому подобное. Только со временем, когда стало известно, что в «Советском писателе» готовится к изданию книга Рубцова, Н.Н. изменил к нему своё отношение».

 

Автор намеренно подробно не останавливается на темах, разбираемых на семинарах в Литинституте, докладах и сообщениях на них студента Рубцова. Считаю, что этот материал достоин отдельного изучения. Но всё же учебные задания, которые вынужден был выполнять поэт согласно программе высшего учебного заведения, имеют мало общего с литературным трудом самого Рубцова, если не считать, конечно, что поэт получает образование и бесценный опыт других поэтов, разных, но значительных.

 

Вот как вспоминает о семинаре Н.Н. Сидоренко Н.В. Беседин, один из литинститутских знакомых Рубцова:

 

«...Рубцов пришел в наш семинар, которым руководил Николай Николаевич Сидоренко, замечательный русский  поэт  военного поколения, осенью 1962 года. Мы, студенты этого семинара: Анатолий Брагин, Дмитрий Ушаков,  Ольга Фокина, Юрий Шавырин, Светлана Соложенкина и я, автор этих строк, уже не первый год учились в институте и неплохо знали творчество друг друга. Новичка мы приняли с некоторым чувством превосходства, но после первого же обсуждения подборки его стихов, из которых мне запомнились «Элегия» (кстати, в первой строфе не было слова «коммунизм», она звучала: «В тихий свой задумчивый зенит») и «Я весь в мазуте и тавоте», стало ясно, что никакого превосходства нет, и что Николай — поэт, безусловно, одаренный.

Второе стихотворение, о флоте, мне было близко и понятно еще и потому, что я тоже пришел в институт с флота, начав службу юнгой в 14 лет -  тоже плавал кочегаром два года и потом, в 1955-1956 годах, будучи курсантом мореходного училища в Ораниенбауме, полгода проходил практику на эсминце «Окрыленном» на Северном флоте, где рядом, на другом эсминце, «Остром», служил Рубцов.

Интересный был семинар у Н.Сидоренко. Никто из нас не жаловал эстрадную поэзию, не любил популярных тогда её глашатаев: Е.Евтушенко, А.Вознесенского, Р.Рождественского, хотя, безусловно, не уступали им в таланте. И особенно не жаловал эстрадников Николай Рубцов. Мы напрочь отвергали слова известного английского поэта XX века Пазила Бантинга, что «поэзия — это умение создавать шум».

Это противостояние, если хотите, борьба между громкой, экспрессивно наступательной, подчас крикливой поэзией и поэзией тихой, глубинно-пронзительной, рожденной в сострадательной душе поэта, было всегда, продолжается оно и сейчас с подавляющим превосходством барабана над скрипкой.

У Рубцова была совершенно ясная позиция в этом споре, и он никогда не отступал от неё:

 

Зачем же с вычурностью скучной

Писать крикливым языком?

Пусть будет стих простым и звучным,

И чувства пусть клокочут в нем.

 

Н.Сидоренко, или Ник. Ник., как мы называли его меж собой, всячески поддерживал в нас любовь к истинно русской поэзии, к се народной сущности, к русской природе — душе России, к негромкому,  но глубоко одухотворенному слову».

 

Конечно, семинар Н.Н. Сидоренко в Литературном институте, это нечто иное, чем то определение семинара, с которого начата статья. Семинары в Литинституте – это еженедельные занятия по определённой программе с постановкой высоких творческих задач, решаемых обучающимися в меру своего таланта.

 

Выписка из учётной ведомости Рубцова к диплому (ГАВО, ф. 51, оп. 1., д. 22): «Помимо оценок хорошо (4) и удовлетворительно (3 - их немного) зачтены семинары по русской литературе А.П. Чехов, по современной советской литературе «Творчество Сергея Есенина», спецкурс по творчеству В.В. Маяковского». Н.Н Сидоренко оставил 6(шесть) характеристик на своего ученика Николая Рубцова за время посещения поэтом его семинара. Эти характеристики полностью никогда не публиковались. Необходимо исправлять это упущение в последующих материалах. Из письма поэта Рубцова Н.Н.Сидоренко от 17 февраля 1965 года «…Вспоминаю Вас по прежнему часто и всегда с самым добрым чувством, и Вас, и Вашу семью, и Ваш семинар…»

 

Таким образом, участие Н.М. Рубцова в литературных объединениях, в литературных кружках, участие в работе семинаров на протяжении ряда лет, начиная со службы на Северном флоте, говорит о явном стремлении молодого поэта повышать своё поэтическое мастерство, учиться искусству поэзии, пока ничего не отвергая в ней, находя своё отношение к стихотворному слову и свои пути в разнообразных поэтических школах, жанрах, направлениях.

 

Это был не ученический период, это было осмысление. Когда же Рубцов нашёл и почувствовал свою музу, все эти мероприятия стали неинтересны ему как участнику.

 

Однако не об этих семинарах и литературной учёбе будет  статья. Этот материал будет о семинарах, которые довольно регулярно устраивала в 60-е годы ХХ века Вологодская писательская организация. Как, впрочем, и другие областные писательские организации Союза писателей РСФСР. Вот об участии в таких семинарах поэта Рубцова  будет идти речь в настоящем материале.

 

Видимо, правильно будет начать разговор о первом семинаре поэта состоявшемся 6-9 декабря 1965 года с неизвестного письма Н.М. Рубцова, написанного А.А. Романову. (Документ публикуется впервые)

 

Дорогой Саша!

Как ты тогда доплыл?

Я посылаю, как мы тогда договаривались, десяток стихов, объединённых одним настроением, на семинар.

Если будешь вызывать меня (а я бы с удовольствием ещё раз побывал в Вологде) то сделай это, пожалуйста, заблаговременно: скоро перестанут ходить пароходы.

В случае чего телеграфируй, чтоб я был в курсе этого дела.

С искренним крестьянским приветом Н.Рубцов. 15.10.1965 г.

PS. Извини, у меня здесь нет ни машинки,  ни даже бумаги.

 

 

 

Письмо написано после очередного посещения Рубцовым Вологодского отделения СП России. И, видимо, после посещения А. Романовым Тотьмы. Письмо датировано 15.10.65 г. То есть до семинара было ещё довольно далеко, но подготовительная работа шла вовсю. Упоминается десяток стихов Рубцова, связанных одним настроением и посланных на семинар. Не на них ли поэт Романов даёт рецензию, пока не обнаруженную в архиве?

 

Николай Рубцов отчётливо представляет, что скоро закроется речная навигация на Сухоне, просит Романова о конкретном вызове на семинар. Видимо, ему интересно показаться вологодским литераторам, оценить уровень молодой вологодской поэзии, послушать советы опытных стихотворцев.

 

Надо заметить сразу, что, хотя Рубцов удостоился похвал среди многих на семинаре, он, видимо, был разочарован и более семинары молодых и начинающих авторов как участник не посещал. Правду сказать, никто из молодых вологодских поэтов не мог похвалиться тем, что участвовал например в сборнике «День поэзии 1963 года», как Николай Рубцов, но об этом факте поэт Рубцов никому не рассказывал. (Мэтры вологодской поэзии тоже не были частыми гостями в этом авторитетном в то время издании)

 

Чтобы передать атмосферу творческого семинара в обкоме КПСС, процитируем его протокол от 8 декабря 1965 года. Руководил семинаром поэзии Сергей Викулов,  в нём участвовали 17 человек, люди молодые и разные. Начали с обсуждения В. Коротаева, уже сложившегося поэта, автора двух поэтических сборников. И кончили начинающими Л. Мелковым и Н. Старичковой.

 

«Наиболее интересные рукописи представили Коротаев, Беляев, Рожнова, Чухин, Маринов, Рубцов, Патралов, Пашов. Приняли решение рекомендовать в члены Союза писателей В. Коротаева».

 

Тогдашняя пресса тоже не выделяла поэзию Рубцова среди молодых вологодских стихотворцев того времени. Практически разговор о поэзии Рубцова свёлся к одной-двум строкам статьи или просто упоминания его имени.

 

 

 

Газета «Вологодский комсомолец», 10 декабря 1965 года.

 

 

 

Отрывок из статьи «Чтоб крепчал наш голос»,

«Красный Север», декабрь 1965 года. Статья А.А. Романова.

 

 

 

Из статьи «Форум молодых писателей» В. Козлова.

Газета «Коммунист», г. Череповец, декабрь 1965 года.

 

Самые подробные, бесценные воспоминания об этом семинаре оставил С.В. Чухин5. Правда, вот с деталями и датами в его воспоминаниях и в воспоминаниях Н.А. Старичковой некоторые неувязки6.

 

«И вот на этот семинар был приглашен никому из нас тогда не известный поэт Николай Рубцов. Он пришёл в отделение Союза за несколько минут до начала обсуждения рукописей: невысокого роста и неопределенного возраста лысеющий человек в валенках, взгляд настороженный, даже угрюмый; сел позади всех.

В обсуждении наших стихов участия не принимал, но по колючим репликам чувствовалось, что они ему не по вкусу. В перерывах он уединялся покурить где-нибудь в конце коридора или беседовал с Борисом Чулковым, с которым успел, видимо, познакомиться короче.

Наконец, дошла очередь обсуждать рукопись Рубцова. Он вышел к столу, коротко рассказал о себе и прочел несколько стихотворений. Среди них помню ставшие ныне хрестоматийными «Видения на холме» и «Родная деревня». Читал негромко, но энергично, изредка жестикулируя правой рукой, а левую сунув за борт пиджака.

Старшим товарищам стихи, видимо, понравились, они почувствовали, что на семинар пришел поэт со своим мироощущением, своей темой. Но, к сожалению, не обошлось и без дежурных учительных фраз: поближе к современности, к злобе дня…

С каждым подобным замечанием Рубцов все более мрачнел, реплики его становились вызывающими. А тут я еще подлил масла в огонь. Как же? Для меня чуть ли не единственным мерилом современной поэзии был тогда Р. Рождественский, а тут — на тебе! — деревня Никола, начальная школа... Да и безоглядная, горячая молодость внутренне протестовала против сдержанной (рассудочной) формы. И сдержанность эта и несколько отчужденный (заносчивый!) вид автора — все настраивало против него. Сказано это было прямо и пылко, Рубцов вскипел и во время обеденного перерыва, прихватив с собою поэта О. Кванина, ушел с семинара».

 

Итак, семинар декабря 1965 года не стал для Рубцова звёздным часом. А между тем поэт читал свои, ставшие позже классическими, стихотворения. Прессу также не вдохновила поэзия Николая Рубцова ( приведённые газетные вырезки никогда ранее не были аргументами в рубцововедении).

 

В конце рассуждений о первом семинаре приведём выдержку из неизвестного письма Николая Рубцова от 19.11.1965 г., опять же адресованного А. Романову: «А что, о семинаре ничего не слыхать?» Это письмо, как и уже опубликованное в этой работе, неизвестно рубцововедам и будет напечатано впервые,  но в материале посвящённом рубцовскому сборнику «Лирика».

 

Научили ли чему либо поэта Рубцова литературные семинары? Наверное, да, но всё же главная учёба поэта заключается в  другом – в умении подметить и в художественной форме донести до читателя те или иные явления, понятия, философские категории. Что в этом получившемся продукте – стихотворении первично – учёба, умный наставник или талант – по большому счёту не важно. Важно появившееся на свет явление (произведение) культуры (поэзии) как сплав жизненного опыта, успешной учёбы и огромного таланта.

 

Не будем судить и раскладывать по полочкам слагаемые успеха, признания, всенародной любви. Какую-то толику всего этого Рубцов имел при жизни, но его посмертная слава, конечно, не идёт ни в какое сравнение с прижизненными оценками его поэтического таланта.

 

Если сказать одной фразой, то в семинаре конца 1966 года Николай Рубцов не принимал участия. Однако, автор считает, что этот семинар молодых вологодских авторов оставил след в рубцовской творческой биографии даже его неучастием в нём. По некоторым другим именам и фактам этот литературный семинар является очень показательным и важным для вологодской литературы. Наверно, следует остановиться на нём подробнее. Тем более, о декабрьском семинаре 1966 года сохранился богатый архивный материал, даже несколько фотографий участников. Одна из них – молодые поэты и писатели Вологодчины с А.Я. Яшиным.

 

 

 

 

Так получилось, что мэтр советской поэзии, лауреат Государственной премии СССР приехал в Вологду дать последние наставления, что-то важное завещать молодым надеждам вологодской литературы.

 

Вместе с тем документы семинара оставили ряд загадок. Так на вечере поэзии, который состоялся во время литературного семинара, Александр Яшин не выступал. Возможно, уже тогда плохо себя чувствовал. Вместе с тем, С.С. Орлов заявлен как участник большого вечера поэзии, а среди руководителей семинара его имени в архивных документах нет. И только ведомость о распределении гостиничных номеров среди участников и руководителей семинара указывает нам имя С.С. Орлова (Ленинград) и А.Я. Яшина (Москва).

 

Согласно архивам, подготовка к семинару началась уже в конце ноября 1966 года. (ГАВО, ф. 846, оп. 1, ед.хр. 58) Согласно протоколу заседания Вологодского отделения Союза писателей РСФСР от 7 декабря 1966 года, многие молодые авторы прислали свои рукописи. Среди них и череповчане А. Хачатрян, В. Шарыпов, А. Каютина. Также определён состав двух семинаров поэзии и состав семинара по прозе.

 

Одним из руководителей первого семинара поэзии заявлен С.В. Викулов, но его нет в списках на распределение гостиничных номеров, то есть Сергей Викулов был ещё нашим, вологодским поэтом, в Москву переехал позднее.

 

Таким образом, к руководству семинаром были привлечены по прозе Белов, Полуянов, Угловский, Гарновский, по поэзии – Фокина, Коротаев, Гура, Викулов и приехавшие Орлов и Яшин. Собрался весь цвет Вологодской писательской организации и писатели, тесно связанные с ней, кроме Н.М. Рубцова.

 

По творческим показателям Николай Рубцов уже не мог быть учеником, то есть участником семинара, а по формальной причине (не член СП РСФСР) не мог быть руководителем секции поэзии. Этот пробел в его биографии скоро восполнится. Правда, в семинаре молодых авторов Вологодчины в июне 1968 года ни в том, ни в другом качестве поэт Рубцов тоже не заявлялся. Перелом наступил только в 1970 году, когда поэтический авторитет Рубцова был уже непререкаем.

 

Давайте перейдём к роли Николая Рубцова в этом событии.

 

Вернее всего, неучастие Н.М. Рубцова в семинаре, организованном Вологодской писательской организацией  в 1966 году, обусловлено творческими причинами. По всей вероятности, его пригласили участвовать в семинаре как автора, согласно списку приглашённых поэтов второго семинара поэзии. Список участников двух семинаров поэзии сохранился в ГАВО (ф.846 , оп. 1, д. 59 ,  стр . 2) Публикуется впервые.

 

Архивный документ свидетельствует: второй семинар поэзии: Н. Матвеев (Бабаево), Р. Попов (Никольск), Н. Рубцов (Тотьма), С. Чухин (Вологда), Н. Маслова (Вологда), Н. Груздева (Вологда), Г. Крутов (Вологда), Г. Александров (Вологда), А. Окунев (Вологда), Л. Патралов (Вологда), Ю. Платонов (Кадуй).

 

Хотя Рубцов заявлен на этот семинар, но имя его, как участника, зачёркнуто и далее фамилии Рубцова в документах нет. Руководить вторым семинаром поэзии, куда был записан Н. Рубцов как участник, должны были В.В. Гура, представитель из Москвы и только что вступивший в СП России В.В. Коротаев. В этом или в чём другом была причина неявки на семинар Н. Рубцова - точно не ясно.

 

Рубцов мог прсто не согласиться с таким сценарием событий и, по некоторым данным, уехал в посёлок Невская Дубровка под Ленинградом, где некоторое время жил в семье брата Альберта, попутно решая какие-то творческие задачи. Заходил он и к друзьям.

 

Журналист и прозаик Анатолий Мариничев, уроженец Вологодчины, жил в Питере. Он вспоминает,7 что в декабре 1966-го к нему зашли в гости Рубцов и Пискарев. Посидели. Поэт попросил у хозяина, который уже закончил Литинститут, контрольные работы за третий курс и дальше... «Я вышел их провожать. По Малому проспекту направились в сторону Тучкова моста. Рубцов был в черных валенках и без галош. Правда, очень морозило, но мне показалось это оригинальничанием. Рубцов спросил, нельзя ли в газете напечатать стихи его брата, который живет в Невской Дубровке...»

 

Думается, надо искать причину, почему поэт Рубцов воспринял факт участия в семинаре как участника с непониманием и отверг. Видимо, поэт уже перестаёт воспринимать свою поэзию как несамостоятельную. Но формально старшие товарищи, члены СП, считали, что ещё могут его ещё чему-то научить в стихосложении.

 

Известны его слова: «Меня все учили вначале в Вологде, как писать». По всей вероятности, Рубцов никого не ставил в известность, что печатался в газетах и альманахах во время службы на СФ и во время работы на Кировском заводе в Ленинграде  (включая газету «Труд», альманах «День поэзии» 1963 г., его серьёзные публикации появились уже  в толстых литературных журналах  в 1964-1966 годах…) Н.М.Рубцов опубликовал  свой первый поэтический сборник «Лирика». (Не забудем и самиздатовские «Волны и скалы»)

 

Тот же В.В. Коротаев ещё в рецензии на подборку стихов Рубцова 1965 года писал: «О Н. Рубцове нельзя говорить как о начинающем поэте, это человек, пишущий вполне профессионально».8 Это тем более было ясно к концу 1966 года. Однако, повторим, формально назначить не члена СП руководителем семинара поэзии было невозможно. (Например, только-только вступивший в Союз писателей В. Коротаев - в руководителях семинара поэзии).

 

Этот эпизод по всей вероятности сослужил и хорошую службу в творческой судьбе поэта Н. Рубцова, так как он присутствует на собраниях СП РСФСР (Вологодское отделение) в Вологде 7 марта, 15 марта 1967 года. И пишет заявление с просьбой о приёме его в Союз писателей в первичную организацию в городе Вологде.

 

22 апреля 1967 года согласно протокола собрания СП слушали заявление Н.М. Рубцова о его желании вступить в Союз Писателей. (Об этом событии автором написан большой материал с привлечением неизвестных архивных документов.)9 После единогласного утверждения кандидатуры Рубцова в Вологодской первичной писательской организации, заявление в приёмную комиссию Союза писателей РСФСР Рубцов написал только 10 сентября 1967 года.

 

Давайте разберёмся, почему такой большой перерыв между рекомендацией Вологодского отделения СП РСФСР и заявлением в приёмную комиссию СП РСФСР в Москве. Дело в том, что книга «Звезда полей» была подписана в печать в феврале 1967 года. Видимо, Рубцову важно было видеть её напечатанной до момента подачи заявления в Москве. По данным В.С. Белкова, книга выходит к читателю в апреле 1967 года.

 

Николай Рубцов, вполне сознавая силу поэтического слова, заключённого во втором своём поэтическом сборнике, 6 мая дарит «Звезду полей» А. Чечётину, 15 мая – Н.Н. Сидоренко, 7 июня – А. Вампилову согласно дат дарственных автографов. По некоторым данным (воспоминания С. Чухина), в начале января Рубцов в Вологде. Видимо, в январе он сдаёт и сессию в Литинституте в Москве. По крайней мере рекомендация  А.Я.Яшина данная Николаю Рубцову для вступления в члены СП РСФСР написана 24 02.1967 года в Москве. «…Поэтическое дарование Николая Рубцова настолько бесспорно и уже так отчётливо проявилось  в 2х ( речь  идёт и о «Звезде полей! Прим. автора) его книгах и в журнальной и газетной периодике, что я не вижу необходимости в подробной характеристике его работы…».

 

28 мая «Красный Север» поместил рецензию Юрия Ратникова «Чувство Родины» на «Звезду полей» Рубцова. 24 июня «Сокольская правда» поместила заметку Л. Мелкова о книге Рубцова. По данным В.С. Белкова, 2 мая 1967 года Рубцов пишет автобиографию, возможно, для вступления в Союз писателей. 20 мая он в Череповце, летом гостит в деревне Погорелово и Новленское у своего друга Сергея Чухина.

 

Рубцов не торопит события, даёт возможность читателям в столице и в Вологде познакомиться со своей «Звездой полей». 22 августа- 2 сентября состоялась поездка вологодских писателей по Волго-Балту . Общение с читателями подтвердило все мысли поэта по поводу вступления его в творческий союз.

 

В сентябре журнал «Октябрь» напечатал рецензию Игоря Волгина на «Звезду полей» Николая Рубцова. 22 сентября рецензию на книгу Рубцова напечатала «Литературная Россия», автор – поэт Анатолий Передреев.

 

И вот только после этих событий и поездок пишется заявление.

 

В приёмную комиссию СП РФСР

От Рубцова Н.М.

Москва 10 сент. 1967 г.

Прошу рассмотреть мои приёмные материалы и принять меня в ряды членов Союза Писателей РСФСР.

 

 

 

В материалах следующего семинара о перипетиях приёма Рубцова в Союз писателей будет рассказано подробнее.

 

Таким образом, декабрьский смотр 1966 года молодых литературных сил Вологодчины выявил для Николая Рубцова  причину для вступления в СП РСФСР. Поэт понимает, что участие в этой организации – это признание его творчества по большому счёту и возможность расширения творческого диапазона. В том числе и в смысле публикаций своих произведений, и участия как полноправного члена во всех мероприятиях литераторов Вологды. Возможно семинар и не сыграл такой роли , но точно был одним из раздражителей и катализатором процесса вступления поэта в СП. Во всяком случае мимо факта, что Рубцов заявлен в списках семинара и его фамилия вычеркнута из них так просто  проходить нельзя, раз это стало явным.

 

Необходимо решать загадки творчества поэта, а не только обстоятельства его трагической гибели.

 

А поэт, между тем, получив одобрение Вологодской писательской организации на вступление в Союз писателей, понимает, как важно заявить о себе  полноценной книгой стихов. Сборник «Лирика» 1965 года, конечно, не мог удовлетворить его. И вот весной выходит гениальная «Звезда полей». Летом секретариат СП РСФСР не собирался из-за отпусков. И только к осени 1967 года поэт уверен во всех своих позициях по поводу Союза писателей. Первое: сборник «Звезда полей» получил хорошие отзывы. Второе: имеются рекомендации от А.Я. Яшина и бюро Вологодской писательской организации (В.И. Белов, А.А. Романов, В.В. Коротаев). Также отдельные рекомендации написали А.А.Романов - ответственный секретарь Вологодского отделения СП РСФСР и Кузнецов Ф.Ф -тогда известный литературный критик. Третье: Рубцов уверен, что в вступать в СП надо и уверен, что кандидатуру его одобрят и в Москве. Так было далеко не всегда. Например ,В.М. Малков (известнейший вологодский журналист и автор книг), хотя его кандидатура была одобрена вологодскими писателями, в секретариате СП РСФСР в Москве был раскритикован и не стал членом Союза писателей. Сохранились подробные документы об этом неприятном для писателя Малкова событии…Что касается Рубцова, то в документе о составе писательской организации от 5 января 1968 (ГАВО, ф 846, оп1 ед.хр. 85) он уже присутствует, но против фамилии Рубцов сказано , что заседание приёмной комиссии в январе 1968 года. Поэт уже давно свой среди вологодских писателей, а заседание приёмной комиссии в Москве состоялось немного позднее…

 

 

  

Прежде, чем подробнее остановиться на участии Н.М. Рубцова в литературном семинаре весны 1968 года, вопрос, где он состоялся, пока вообще не ставим, (не путать с семинаром молодых вологодских авторов в июне 1968 года на котором поэта Рубцова просто не было) необходимо ясное понимание реалий литературной и творческой жизни того времени. Семинары были обычным явлением в областных, первичных писательских организациях. Вот, например, открытка из Москвы конца декабря 1967 года на имя Рубцова от Игоря Лободина: «Вспоминаешь нашу бурсу? На днях я был в Курске на семинаре, а после работы всей Курской писательской братией хором пели твоё «В горнице моей светло…» Там хорошо знают тебя».

 

Любое серьёзное профессиональное занятие литературой в те годы было невозможно без членства в Союзе писателей, так как все обсуждения и публикации книг, альманахов, журналов шли только и строго через Союз писателей РСФСР. Ни одно большое произведение не могло выйти в свет, минуя СП. Это касается областного уровня газет, журналов, альманахов и тем более касалось отдельных книг и крупных литературных журналов, издававшихся в те годы в стране.

 

Писательские организации тесно сотрудничали с редакциями журналов и с редакторами издательств. Не членов Союза писателей не признавали за писателя или поэта. Только члены творческих союзов (писателей, композиторов, художников) могли заниматься творческой деятельностью, получать за это гонорары и жить за их счёт. В противном случае, ни поэт, ни писатель – не было профессией, а значит, человек в советское время, занимающийся только творчеством, но не член творческого Союза, считался тунеядцем и преследовался по закону. Наиболее яркая иллюстрация этого высылка из Ленинграда поэта И.Бродского.

 

Как известно, Н.М. Рубцов, будучи студентом-заочником долгий период времени, имел большие проблемы, без постоянной работы, и постоянной прописки. Членство в Союзе писателей формально гарантировало социальный статус и решение жилищного вопроса для человека умственного труда, например такого как поэт Рубцов. У него всё было ещё непросто и потому, что став членом СП, он лишь потом получил высшее образование, то есть закончил Литературный институт. Только запись в дипломе «Литературная работа» и членство в СП РСФСР открывали для Рубцова весьма приличные перспективы в смысле работы и  обеспечения жильём. Советские и  партийные органы не могли уже отмахнуться от проблем известного, признанного поэта. А так нередко случалось, что просьбы писательской организации о том или другом её члене или участнике литературного актива оставались без положительного решения в государственных органах.

 

Итак, семинар весны 1968 года. С ним увязывается поездка поэта в Рязань и в село Констинтиново, на родину С.А. Есенина. В ГАВО, ф. 846, оп. 1, д. 84 найден очень интересный документ по заявленной теме исследования. Это телеграмма на Вологодский союз писателей от Ладонщикова. Вот её текст: «Нет ответа Рубцова наше приглашение участвовать в семинаре поэтов Ладонщиков». Запомним, что в дело, т.е. на хранение в архив А.А. Романов, тогдашний глава писателей Вологды отправил этот документ 8.II.1968 г., и что Ладонщиков работал в это время в Секретариате СП РСФСР.

 

 

Документ этот убедительно доказывает одно: в каком-то семинаре поэт Рубцов должен был принять участие. Автору эта неизвестная архивная телеграмма показалась ещё более интересной и по причине того, что именно в это время происходит процесс принятия Н.М. Рубцова в члены СП СССР. Думаю, понятно, что разобраться с этим событием будет очень ответственным и важным делом.

 

В статье С.А. Першина, очень интересного и вдумчивого исследователя из г. Дзержинска читаем записанное им воспоминание писателя Бориса  Шишаева: «В Туле(!) прошёл зональный семинар молодых поэтов, на котором Рубцова и нашего Евгения Маркина (Рязань) рекомендовали в Союз писателей, то есть практически уже приняли. И Маркин оттуда уволок Колю в Рязань»10

 

Факт приятельских отношений Николая Рубцова и Евгения Маркина неоднократно встречается в мемуарной литературе. Так в письме В. Нечунаеву и Б. Шишаеву из села Красногорского (Алтайский край) от июля 1966 года Н. Рубцов пишет: «А когда ты, Боря, будешь в Рязани, то передавай привет Жене Маркину».

 

Вот почему  обожаю заниматься жизнью и творчеством Н.М. Рубцова. Всякий раз в разных эпизодах его биографии встречаются поэты, писатели, люди других видов русской культуры, которых раньше не знал, но благодаря поэту Рубцову вдруг открываешь их для себя и, конечно, для своего читателя.

 

Итак, «Евгений Фёдорович Маркин (22.08.1938 — 17.11.1979) родился в деревне Клетино Касимовского района Рязанской области. Здесь, на малой родине поэта, с 1988 года проводится литературный праздник, который с 2001 года носит статус «областного». Его творческая судьба тесно связана с именами Ярослава Смелякова, Михаила Светлова, Михаила Луконина, Юрия Прокушева. Он участвовал в литературных вечерах, творческих встречах с такими поэтами, как Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский, Белла Ахмадуллина. Оставили свой след в биографии Маркина и литературные корифеи: Александр Твардовский и Александр Солженицын.

В 1961 году вышла его первая книга стихов «Личное дело», а в 1963 году — вторая книга стихов молодого поэта «Звездный камень». Его стихи публиковались в «Комсомольской правде», в альманахах «Литературная жизнь», «Спутник», «Стрелка». Затем вышли сборники «Лесной ручей», «Стремнина», «Моя провинция». В 1966 году Евгений Маркин стал победителем Всесоюзного конкурса молодых поэтов. После смерти поэта в 1981 году в Москве вышли два сборника стихов «Разница во времени» и «Мещерские сосны».

В 2000 году был издан крупный сборник стихов и прозы Е. Маркина «Серебряный вальс». К 70-летию со дня рождения поэта вышел трёхтомник: в 2006 году - сборник стихов «Отава», в 2007 году - второй том «Дорога», в 2008 году - сборник под названием «О Евгении Маркине», в котором образ писателя воссоздается в воспоминаниях о нем, в посвященных ему стихах, в размышлениях о его судьбе, его художественном наследии».

 

Из справки о Е. Маркине мы узнаём, что поэт тесно соприкасался со многими именитыми поэтами ХХ века. Ну что ж, теперь сведём его творческую линию с биографией великого Рубцова. Приведём воспоминания А. Хлуденева как ещё один пример приятельских отношений поэтов.11

 

«Вскоре в редакцию пришел и Николай Михайлович Рубцов Небольшого роста, лысоватый, взгляд умный, кроткий. Багров крупно вышагнул ему навстречу, радушно приветствуя. Познакомил нас, сказал, что я из Рязани.

- Из Рязани?- переспросил Рубцов. - Евгения Маркина знаешь?

Господи, кто же не знал в Рязани поэта Маркина? Студентом первокурсником пединститута он широко печатался в газетах и альманахе "Литературная Рязань", а когда перевелся в Литературный институт им.Горького, то еще студентом издал первую свою книгу - "Личное дело". В книгу эту пошли стихотворения "Речка Гусь", "Я помню жактовскую комнату", "Ленька", "Петька-петушок", - те самые, что будут напечатаны во всех последующих книгах поэта и будут читаться "на бис" на студенческих вечерах в Рязани много лет - вплоть до наших дней. А теперь и на могиле поэта...

Рубцов и Маркин познакомились в Москве, где Рубцов учился в том же Литературном, знали и ценили творчество друг друга, видно, не раз стаивали рядом в очереди за кружкой пива, пересчитывая последнюю карманную мелочь и перешучиваясь, - во всяком случае, улыбаясь, Рубцов заметил: "Чудак этот Женя Маркин! Если завелся в кармане рубль - обязательно возьмет такси...»

 

Таким образом, тульский семинар по воспоминаниям Бориса Шишаева вызвал неподдельный интерес автора. Этот семинар, в котором поэты Рубцов и Маркин были «почти приняты» в СП СССР, должен был приобрести реальные очертания.  В Санкт-Петербурге удалось найти некоторые газетные материалы об этом событии.

 

Газета «Молодой коммунар» (Тула, 24 марта 1968 г., №36(4012)): «Вчера во Дворце культуры профсоюзов открылся трёхдневный семинар молодых поэтов и прозаиков…  В гостях у туляков находятся и литераторы соседних областей».

 

Газета «Коммунар» (24 марта 1968 г.): «На большой творческий разговор собралось более пятидесяти молодых литераторов Тулы, Узловой, Новомосковска и других городов и районов области. Они обсудят романы, повести, рассказы своих товарищей по перу». Здесь же приводится фото тульских писателей С. Киселёва, О. Вахмистрова, М. Гаврикова, В. Савостьянова, А. Жукова, И. Гаврикова, В. Шавырина.

 

Но поскольку имени Рубцова в газетах нет, то факт из воспоминаний Б.Шишаева о присутствии поэта на  Тульском  семинаре 1968 года необходимо было перепроверить.

 

Автор обратился за помощью к старейшему тульскому поэта, члену СПР, автору восьми поэтических книг В.Н. Савостьянову. В 1968 году Валерий Савостьянов был студентом второго курса Политехнического института. Его стихи на семинаре молодых литераторов получили хорошую оценку.

 

Вот что написал в личном письме поэт Савостьянов: «Тот семинар 1968 года, по-моему, не был зональным, а лишь нашим областным. И я не помню, чтобы кого-то рекомендовали в Союз писателей. Возможно, Борис Шишаев имеет в виду какой-то другой семинар. Что я ещё помню? На этом семинаре обсуждали кроме нас, совсем молодых, ещё наших поэтов из Узловой – М. Крышко и Н. Боева. Сегодня Михаил Крышко и Николай Боев – наши заслуженные поэты».

 

И ещё одно письмо от В. Савостьянова: «Леонид, здравствуйте. Сегодня позвонил по поводу Рубцова нашим поэтам Ходулину и Крышко. Ходулин помогал на совещании руководителям. Я это хорошо помню. Результат нулевой – не помнят. А это самые, на мой взгляд, надёжные люди - в тульской поэзии давным-давно, любят её фанатично. С уважением, Валерий Савостьянов».

 

Таким образом, хотя семинар в Туле и состоялся, но присутствие на нём поэта Николая Рубцова доказать документально не удалось. Автор хотел бы поблагодарить за помощь тульских писателей и призвать литераторов таким же образом ответственно относиться к своим заявлениям и воспоминаниям…

 

Рубцова в Туле на литературном семинаре не было, как, например, не было его на областном литературном семинаре молодых авторов в Вологде 23 июня 1968 года. Не чувствовал уже поэт полезности таких семинаров для развития своего творчества? Понимал, что его период ученичества давно прошёл? Зрелый мастер, Рубцов уже ничему не мог научиться. А учить, передавать опыт, его пока не приглашали. По, возможно, чисто формальной причине членства в СП РСФСР.

 

Видимо, и последний год учёбы в Литературном институте, дипломная работа с её формальностями требовали присутствия поэта в Москве, не давали необходимого свободного времени для литературных семинаров в том или ином качестве.

 

А далее удалось найти более ранние воспоминания Б.М. Шишаева из книги 1983 года «Воспоминания о Рубцове».12

 

«Ранней весной 1969 года я был в Рязани. Захожу в писательскую организацию, а там - Николай Рубцов! Обнялись. Оказывается, он приехал - с моим земляком - поэтом Евгением Маркиным. Они в Москве вместе участвовали в каком-то большом литературном мероприятии, и Маркин уговорил его побывать на земле Есенина».

 

В этих воспоминаниях Б.М. Шишаев путает 1969 и 1968 годы. Конечно же, эти события происходили в 1968 году. Своими приведёнными конкретными датами он ввёл в заблуждение, скажем, В.С. Белкова, который, опираясь только на воспоминания Шишаева, пишет: «Летом 1968 года побывали на реке Ветлуге (Варнавино Нижегородской области)». На самом деле, конечно, в Варнавино, на Ветлуге Рубцов был в 1969 году, о чём в серии убедительных публикаций рассказал С.А. Першин.13

 

Хорошим писателем был Борис Шишаев, но в воспоминаниях, надеясь на память, напутал немало. И это, конечно, не злонамеренное действие. Просто любые конкретные даты и факты воспоминаний надо перепроверять. Это же касается и конкретных мест. Факты, о которых говорят или пишут уважаемые люди, имеют место быть, как правило, но когда и где – нуждается в уточнении. Поэтому выдвигать версии, опираясь только на единичные воспоминания, чревато ошибками и неточностями. Необходимо искать документальное подтверждение из надёжных первоисточников. В этом смысле трудно представить что-то более надёжное, чем газетные материалы или архивные документы. Нет, они тоже не гарантируют истины, но дают устойчивые ориентиры в поиске, исследовании. Особенно важны и ценны впервые вводимые в научный оборот документы. Только так и должно развиваться рубцововедение. Идти по следам (выводам, легендам, построениям, концепциям) предшественников – значит, полностью доверяться временам, когда о Рубцове и его творчестве ещё далеко не всё было известно.

 

В письме к С.А. Першину пришлось рассказать о казусе с приведёнными им воспоминаниями Б.М. Шишаева. Мы сошлись на том, что все воспоминания надо перепроверять документами для истины литературной и исторической А в нашем исследовании возникает некий московский семинар 1968 года, исходя из ранних воспоминаний  Шишаева. Так ведь и Ладонщиков, который подписал приведённую в начале статьи телеграмму, тоже работал в Москве в секретариате СП РСФСР. Фактически весь приём Н.М. Рубцова в Союз писателей проходил через него.

 

Давайте приведём все известные документы из личного дела Рубцова в Союзе писателей. Роль А.А. Романова в процессе принятия поэта Рубцова в Союз выглядит очень заботливо положительной, как и роль Г.А. Ладонщикова со стороны секретариата СП РСФСР.

 

 

Документ №1

 

В документе №1 Ладонщиков просит дослать некоторые материалы для оформления дела на Николая Рубцова и В. Железняка для вступления в СП РСФСР после написания ими заявлений.

 

 

Документ №2

 

 В документе №2 отв. Секретарь Вологодского отделения СП РСФСР А.А. Романов пишет о том, что отослал документы. И очень показательная фраза: «Очень хотим, Георгий Афанасьевич, видеть Н. Рубцова и В. Железняка в писательских рядах. Помогите, пожалуйста».

 

 

Документ №3

  

Документ №3 от А.А. Романова Г.А. Ладонщикову от 13.11.67. Наиболее интересная фраза: «С нетерпением ждём решения Приёмной комиссии, надеемся, что Рубцов будет в СП».

 

 

 

Документ №4

 

Документ №4. Г.А. Ладонщиков докладывает на заседании Приёмной комиссии в СП РСФСР о Н.М. Рубцове (г. Вологда). Результат голосования: за кандидатуру Рубцова Н.М. голосовали единогласно: за 20 голосов, против нет. Постановление: принять Рубцова Н.М. в члены СП СССР. Заседание 12.03.1968 года.

 

Для данной статьи важна фраза: «О Рубцове на семинаре все говорили очень хорошо». Значит, сходится всё: 1. телеграмма о каком-то московском семинаре Ладонщикова, 2. ранние воспоминания Б. Шишаева, 3. выписка из протокола, что Рубцов и, возможно, Е. Маркин участвовали в литературном семинаре в Москве, на котором их творчество получило хорошую оценку, и поэтов Маркина и Рубцова (Рубцова уж точно) рекомендовали в Союз писателей.

 

Этот московский семинар видимо под патронажем Правления СП РСФСР был последним серьёзным этапом перед рассмотрением документов Николая Рубцова о приёме в СП РСФСР на секретариате в Москве. Тульский же семинар примерно в то же время состоялся, но без участия Николая Рубцова.

 

Хотелось бы ещё уточнить некоторые подробности вступления Н. Рубцова в Союз писателей чисто технического характера. В членском билете Рубцова дата вступления указывается 19.04.1968 года, а дата выдачи билета ещё более поздняя – 20 августа 1968 года. Всё это связано с волокитой, которая имела место в Союзе писателей СССР. Дело, по существу можно было бы представить следующим образом. Десятого сентября 1967 года поэт Николай Рубцов пишет заявление о приёме его в члены Союза писателей. 12.03.1968 года состоялось заседание Приёмной комиссии СП РСФСР, на котором о Рубцове докладывал А. Ладонщиков. Выписка из постановления секретариата СП РСФСР, протокол №6, параграф 1, датирована 19 апреля 1968 года. Именно в этот день заслушали на секретариате сообщение того же А.Г. Ладонщикова «О приёме в члены Союза писателей СССР тов. Рубцова» и постановили принять в члены Союза писателей СССР поэта Рубцова Н.М., 1936 года, город Вологда». Документ подписан Алексеевым, секретарём правления СП РСФСР. Надо думать, литературный семинар в Москве, на котором Рубцов читал свои замечательные стихи, сыграл в этом деле не последнюю роль.

 

 

 

Членский билет Союза Писателей СССР  Н.М. Рубцова. Фото 12.

 

Последним литературным семинаром в жизни Н.М. Рубцова оказался семинар 1970 года. В архиве Вологодской писательской организации в ГАВО (ф. 846, оп. 1, д. 103) сохранилось не очень много сведений об этом областном семинаре молодых авторов, который( по документам) проходил с 12 по 14 марта 1970 года.

 

Например, А.А. Романов в письме от 4 марта 1970 года редактору Бабаевской районной газеты А.М. Хорьговскому просит предоставить двум работникам редакции В. Иванову и З. Пичугиной возможность участвовать в работе семинара. Очень понравились автору статьи последние слова: «Расходы за наш счёт». (стр. 14, дело 103.) На стр. 16 этого же дела публикуется список участников семинара (за счёт обкома ВЛКСМ).

Более развёрнутые материалы об этом семинаре удалось обнаружить в Череповецком центре хранения документации и в областных газетах того времени.

 

На семинаре молодых поэтов и прозаиков Вологодчины в марте 1970 года Рубцов является одним из руководителей. На фотографии Рубцов справа рядом с рецензируемыми им молодыми авторами. (Иногда этот снимок относят к 1965 году. Это неверно.)

 

 

 

Приводим редчайшие архивные документы из Череповецкого архива (Центра хранения документации) о семинаре 1970 года. Это  текст сюжета «Семинар молодых» телеальманаха «Северяне» показанного по череповецкому( в те годы областному) телевидению 30 марта 1970 года. Фонд 335, стр . 57-60.

 

 

 

Стихи А. Брагина, с которыми вы можете ознакомиться в документе, читались на Череповецком телевидении, бывшем тогда областным. Текст написан прозаиком, хорошим знакомым Николая Рубцова Вениамином Шарыповым. Интересно то, что фоторепортаж событий семинара подготовлен фотокорреспондентом газеты «Вологодский комсомолец» Аркадием Кузнецовым. А это значит что возможно появление новых фотографий об этом литературном событии Вологодчины после разбора архива замечательного фотографа.  Автор решил не сокращать исторический уже документ. Читатель сам в состоянии оценить все зачёркнутые места будущей телевизионной программы, касающейся Н.М. Рубцова, и развития литературы в городе Череповце.

 

Однако, высокие оценки, данные творчеству Николая Рубцова, пусть и зачёркнутые, всё же показывают его роль и значение в поэзии 60-70-х годов ХХ века. Поскольку одним из главных действующих лиц на семинаре был А. Брагин, есть необходимость привести выдержки из его воспоминаний, не слишком хорошо известных любителям поэзии.

 

«В комнатушке, которую тогда занимала Вологодская писательская организация, невозможно было не приметить хозяина - Александра Романова. Или могутного Виктора Коротаева. В центре внимания - Василий Белов. На виду Ольга Фокина. Гости - старейшина поэтического цеха Сергей Николаевич Марков и критик, профессор Литературного института Валерий Васильевич Дементьев - окружены эскортом.

В углу у окна, отстраненный от общего гама, точно невзначай забредший, а потому лишний, Николай Рубцов.

Веня (Шарыпов. Прим.автора.) до конца исполнил роль моей няньки. Отобрал у меня рукопись. Перемолвился с Романовым, который утвердительно кивал головой. Затем перешушукался с Рубцовым, указывая на меня глазами. И, когда передавал рукопись, у Вени было такое выражение лица, будто он делал Рубцову подарок.

Заседания стихотворцев происходили в зале, располагавшемся напротив писательской комнатушки, прозаиков - непосредственно в ней.

На следующий день Рубцов выступал не с утра, а сразу же после первого перерыва в ходе заседания. Полагаю, излишне клясться в том, что я еще с вечера волновался…

Рукопись моя состояла из двух циклов: один «судный», где много политики и яду, другой лирический, «ленинградский», правда, прямого отражения моей личной жизни в нем искать бесполезно, только опосредованное.

Рубцов начал с «судного». Бранил за книжность и путаность. Но очень деликатно, сознавая, что здесь у больного опухоль. На «судный» цикл ушло минут семь. Далее он меня бессовестно хвалил».

 

Этот семинар оказался последним в творческой биографии Н.М. Рубцова. По итогам этого семинара именно Н.М. Рубцов опубликовал свою статью «За гражданственность» в «Вологодском комсомольце» 27 марта 1970 года. Кстати это очень показательный факт доверия поэту со стороны вологодских писателей- написание материала о семинаре молодых. Он сам по себе подчёркивает и уважение к Рубцову и его неоспоримый авторитет.

 

 

 

 

Автор полагает, что в последующих семинарах молодых авторов поэт Рубцов непременно входил бы в состав руководителей секции поэзии. Его творчеством восхищались, ему пытались подражать, без его поэзии уже не мыслилась литература Вологодчины и всей России.

 

Используемая литература:

  1. Газета «Советская Россия», 5 января 1986 г.
  2. Газета «Трудовая слава», г. Всеволожск Ленинградской области, 22 декабря 1959 г.
  3. Из книги «Слово и слава поэта» о Николае Рубцове и его стихах.
  4. «И стало мне жаль отчего-то, что сам я люблю и любим», сайт «Душа хранит», раздел «Воспоминания».
  5. С.В. Чухин, «До последнего дня». Сб. «Воспоминания о Рубцове», СЗКИ, 1983, С. 200-209.
  6. Старичкова Н.А., «Наедине с Рубцовым», Вологда, 2007 г.
  7. Газета «Коммунист», г. Череповец, 3 января 1986 г.
  8. «Поэт Н.М. Рубцов и Вологодские писатели. К 50-летию Вологодского отделения Союза писателей России», альманах «Люди и дела» №6, Череповец, 2012, С.27-42; журнал «Невский Альманах», СПБ, №4(65), 2012, С. 48-52.
  9. «Поэт Н.М. Рубцов и Вологодские писатели. К 50-летию Вологодского отделения Союза писателей России», альманах «Люди и дела» №6, Череповец, 2012, С.27-42; журнал «Невский Альманах», СПБ, №4(65), 2012, С. 48-52.
  10. С.А. Першин «Николай Рубцов в стране берёзового ситца», журнал «Автограф» №57, Вологда, 2010.
  11. А. Хлуденёв, «Что было в жизни, то прошло». Сайт «Душа хранит», материал о жизни и творчестве Н.М. Рубцова.
  12. «Его беспокойная пристань», Б. Шишаев, Воспоминания о Рубцове, СЗКИ, 1983, С. 124-133.
  13. Публикации С.А. Першина «Николай Рубцов в Варнавино» (Сколько раз поэт бывал на Ветлуге), «Автограф 66-67, Вологда, 2013; «Ветлужский гармонист – поэт Николай Рубцов», «Автограф» №61, Вологда, 2011; «Ветлужская прижизненная «Рубцовиана» (1968-1971), журнал «Автограф №60, Вологда, 2011.

 


 

Материал предоставлен автором

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх