На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
КНИГИ О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ

Ирина Панова

В светлой горнице

продолжение

 

Рубцов с годами не уходит от нас, но наоборот стано­вится крупнее, ближе, нужнее.

 

Как будто вечен час прощальный,

Как будто время ни при чем... -

 

писал он, перекликаясь с нами, с сегодняшним днем.

 

Первородность его поэзии, русский дух, яркий талант, умение идти против устоявшихся канонов, высокое, бескомпромиссное служение Поэзии, собственное, при­сущее только ему слово, способность выразить трагизм эпохи, её тональность, «вызвать резонанс соответствующей душевной струны у читателя», по его собственным словам, сказанным о Есенине, - вот что притягивает и всегда будет притягивать к Рубцову всё новые и новые поколения. Мы сказали «русский дух» - да, он в каждой Рубцовской строчке; удивительно точно передал поэт национальные особенности наших людей, основы нашего самосознания.

 

Я спрашивала в московской школе, где проводила Рубцовский вечер, «проходят» ли его на уроках литературы? Завуч сказала мне, что на эту тему в 11-ом классе отводятся один-два урока - всего лишь, причем в апреле-мае, то есть под самые экзамены; в 6-7-ом классах несколько его стихо­творений даются «обзорно» в подборках «Стихи поэтов». И название подборок (как будто стихи пишут не только поэты!), и выбор стихотворений (не самых значительных у Рубцова) - всё это удовлетворить не может.

 

Однако вне зависимости от школьных «часов» ребята всё равно тянутся к Рубцову. Спросите у любого библиоте­каря: кого из современных поэтов спрашивают молодые? Вы непременно услышите: «Рубцова». А то еще добавят: «К сожалению, его книги частенько не возвращают; за выс­тавочными витринами с Рубцовым следить приходится...»

 

К Рубцову каждый должен придти самостоятельно, лично, постичь его, как понятие семьи, Родины. А в каком возрасте это произойдет - не имеет значения.

 

Рубцов - поэт с особой, патриотической, русской гражданской позицией. Люди, увлекающиеся его твор­чеством, относятся друг к другу, как к единомышленникам, «узнают» друг друга, перекликаются его именем. Это свойство редко найдёшь у других поэтов. Когда я собирала сборники стихов, посвященных Рубцову, и участвовала в проведении литературного конкурса «Душа хранит», я очень хорошо это почувствовала, читая поступавшие мне письма. Позиция моих корреспондентов была ясна: если ты любишь Рубцова, значит, мы с тобой духовно едины, мы с тобой товарищи. Отсюда - откровенные рассказы в письмах о жизни, размышления о наших общих бедах и чаяниях, благодарность за труд во имя великого поэта.

 

Сейчас уничтожается деревня. А с ней - вековой уклад, православные традиции, такие качества людей, как соборность, взаимоподдержка, товарищество. Уничтожа­ется крестьянство как класс. Даже само слово крестьяне- христиане заменяется усреднённым селяне, причем этот термин употребляет даже президент России (см. его Обращения к парламенту). То есть они все товарищи по селу: и жители барских особняков, и доживающие свой нелёгкий век старушки в деревнях. Появился и чудовищный термин: нежилые деревни. А ведь Рубцов предупреждал, что вместе с деревней уйдет и русская тайна, наша духовность:

 

Боюсь, что над нами

не будет возвышенной силы,

Что выплыв на лодке,

повсюду достану шестом,

Что, всё понимая,

без грусти пойду до могилы...

 

Николай Рубцов родился 3 января 1936 года, а погиб (задушен поэтессой Дербиной, с которой собирался на следующий день вступить в брак) 19 января 1971 года, на Крещение (удивительное его пророчество сбылось: «Я умру в Крещенские морозы, я умру, когда трещат березы...»). Появился на свет он в праздник зимнего Николы, поэтому и наречен был Николаем. Своим покровителем и охрани­телем считал Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца. Образ Святителя (были и другие иконы) стоял у него в квартире на тумбочке. В роковую ночь 19 января икона упала и разбилась. Так совпало, что имя Святителя носит и деревня, где сирота Рубцов восемь лет воспитывался в детском доме и учился в школе (сейчас там работает музей поэта).

 

Укоряют поэта: он не был крещен. Откуда это известно? В то время своё православие не афишировали. Рубцов - пример высоконравственного, православного человека. И хотя у него нет прямых обращений к Богу, но есть стремление ввысь, к горним высотам, есть любование «звёздными люстрами», «звёздными салютами», либо тихой звездой полей, которая «горит, не угасая». В его стихах небо, звёзды - символ духовной выси. Поэт ощущал себя стоящим перед Всевышним, слышал звуки, «которых не слышит никто», в зимнем лесу его словно завораживало «чудное пение детского хора», «незримых певчих пенье хоровое». В рукописи остался вариант строки известного стихотворения «Тихая моя родина»:

 

Где же могила, не видели?

Поле до края небес.

Тихо ответили жители:

- Каждому памятник — крест.

 

Так мог написать только верующий человек, право­славный: ведь здесь не только дань вековой русской традиции - устанавливать кресты на могилах, но и искрен­няя вера. Не будем гадать, почему такая сильная строка осталась в рукописи: и для Рубцова, и для нас сейчас ясно, что она никогда не была бы напечатана в то безбожное время. А сколько же таких шедевров осталось «опублико­ванными» только в голове поэта! Ведь он, вечно бездомный, не хранил черновиков, называя свою голову собственным архивом.

 

В подтверждение мысли о православии Рубцова приведём слова архимандрита Тихона, который сказал о поэте: «Будем за него молиться, так как, судя по его стихам, он был крещен».

 

В поэме «Разбойник Ляля», в ряде стихотворений мы видим обращение Рубцова к нашим корням, истории, славянской и русской древности.

 

Виднее над полем при звёздном салюте,

на чём поднималась великая Русь.

 

Поэт пишет о «державном Московском Кремле» с его таинственными звонами (тогда еще службы в Кремлёвских соборах не шли), о Ферапонтове с изумительными фресками Дионисия в храме, о древнем рукотворном чуде - храме Софии в Вологде. Он видит «село с колокольнею древней», «как сон столетий, Божий храм», ему был «слышен глас веков». Он гордится святыми и возвышенными русскими традициями, народной символикой, народным характером, которому присущи такие черты, как совестливость, скромность, доброта, мудрость. Сетуя на современную ему безбожность, он даёт понять, что это наносное, временное, что в глубине сознания, генетически народ остаётся верующим.

 


<< стр.2 >>

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх