На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
КНИГИ О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ

Любовь ЧИРКОВА

Главы из книги «Есенин и Рубцов. Параллели судеб. Трагическая гибель двух поэтов»

 

ТАЙНА,  ПОКРЫТАЯ  МРАКОМ

 

Дербина уже получила от Рубцова то, что ей было нужно: положительный отзыв на свой сборник стихов «Крушина», после публикации которого она могла бы смело подавать документы в Союз писателей СССР. Как сообщила её адвокат, Грановская собиралась уехать в город Вельск на постоянное местожительство, к родителям, у которых проживала её маленькая дочь. Так что (или кто?) заставило её разыграть этот спектакль с бракосочетанием, «устроить скандал с Поэтом», в результате которого лишить его жизни?

 

Нинель Старичкова, присутствующая на суде, сообщила: после опроса журналистов, бывших в гостях у Поэта в последнюю его ночь, выяснилось, что был ещё пятый гость – Юрий Рыболовов, который пришёл уже позже всех гостей, покинувших гостеприимного хозяина. Судья просит пригласить из коридора названного свидетеля, но его там не оказалось.

 

После похорон Рубцова Рыболовов заходил к Старичковой, с которой, как и с Рубцовым, был знаком с 1968 года, и рассказывал, что видел назревающую между Рубцовым и Дербиной ссору, и если бы знал, чем это кончится, то остался бы. Но ему нужно было успеть на поезд к 2-м часам ночи, и он ушёл, чтобы уехать к себе домой в Ивановскую область, где он работал учителем. В летнее отпускное время (на каникулах) он постоянно приезжал к Рубцову и подолгу жил у него, вместе неоднократно приходили к Старичковой. В последнее время к ней заходил лишь Рыболовов, интересовался, был ли Рубцов, сообщал, что сейчас пойдёт к нему, и она просила передать Рубцову привет.

 

Рыболовов постоянно ночевал у Рубцова, спал на раскладушке, поэт доверял ему ключи от квартиры и часто во время отъездов оставлял его у себя, – свидетельствует Старичкова, которая утверждает, что Рубцов и Рыболовов часто встречались в Вологде. У Рыболовова оказалось 5 автографов стихов Рубцова и две записки поэта. В одной из них он пишет: «Юра, обязательно открывай и спрашивай, кто ко мне приходил. Будешь уезжать – напиши обо всём в записке. И оставь ключ на столе. У меня есть. Ни в коем случае не греми, не шуми! Выноси мусор из ящика на кухне в 9.15 во двор в машину. Гор. воды пока не будет. Отключили. Спи на раскладушке».

Вторая записка была примерно такого же содержания. Из записок следует, что гость из Ивановской области периодически жил в квартире поэта и мог принимать посетителей…

 

Как описывают очевидцы, Рубцов боялся этого учителя из Ивановской области и считал, что он из КГБ.

Во время зимних школьных каникул, 2 января, Рыболовов приехал в Вологду, зашёл к Старичковой, а 10 января к началу занятий в школе он должен был вернуться в свою деревню (кстати, в которую он так и не уехал).

В своих «мемуарах» Дербина сообщает, что в ночь на 17 января рано утром гулко хлопнула парадная дверь и тяжёлые медленные мерные шаги раздались на лестнице и неумолимо шли наверх [1]. Ей показалось, что это идёт Командор к кому-то из них (Дербиной или Рубцову), чтобы приговорить к смерти. Прозвучал резкий звонок, но дверь не открыли, и шаги стали удаляться, тяжело и мерно спускаться по лестнице. До беды оставалось ровно двое суток, как сообщает «поэтесса». Создаётся впечатление, что время было определено.

 

На следующий день Дербина и Рубцов были в гостях у Алексея Шилова, который написал несколько песен на стихи Поэта, исполнял их и записал на пластинки. Вернулись они из гостей в 10 часов вечера. По сообщению Дербиной, едва они вернулись, как раздался звонок. Это оказался человек, который назвался Юриком, и они втроём просидели до 5 часов утра, и гость поразил Дербину своей эрудицией, оказавшись приятным собеседником. Выяснилось, что вчера «командорским шагом» в пятом часу утра приходил тот самый Юрик.

И вот на следующий день он снова в гостях у Рубцова, приходит на ночь глядя после ухода журналистов, и покидает квартиру гостеприимных хозяев около 2-х часов ночи, стремясь успеть на поезд. Но в свою деревню он так и не уехал, так как, по его признанию, утром он узнал о гибели Рубцова. А как он узнал об этом? От кого он узнал, если по радио об этом сообщили на вторые сутки, ведь сотовых телефонов тогда не было, а первые некрологи появились через день?

 

И почему в 5 часов «поэтесса» бежит сдаваться в милицию в валенках Рубцова, а не в своих сапогах. Может быть, за ней или перед ней спускался некто другой с пятого этажа из квартиры Рубцова? И не эти ли самые «командорские» сапоги оставили следы на полу и бумагах, в частности на записной книжке Рубцова? И имитация борьбы в квартире была создана не достоверно: скатерть на опрокинутом столе лежит так, будто его аккуратно перевернули на бок два человека одновременно, скатерть даже не сдвинулась с первоначального горизонтального положения.

 

Как понимать тот факт, что у Рыболовова оказалась посмертная маска поэта и барельеф, первый при жизни написанный портрет Рубцова кисти художника Малыгина, несколько неопубликованных стихов Рубцова и, возможно, что-то ещё? Как он завладел посмертной маской Рубцова, если он даже на кладбище не был? И почему Дербина не вызвала его на суд как важного свидетеля? И почему три ночи подряд человек, который работает учителем в школе, а занятия уже давно идут, по ночам и до 5 утра сидит у Рубцова и, главное, куда он уходит от него среди ночи? Почему и, главное, зачем, третью ночь подряд Рыболовов ходит к Рубцову, хотя его никто не приглашал?

 

Сергей Сорокин-Вакомин, получил письмо от Рыболовова. Вот фрагменты этого письма:

 

«Уважаемый Сергей Анатольевич! [2]

Вы просили написать о Коле Рубцове. Для меня он был очень дорог. Я почти все стихи его знаю наизусть. 18 января 71 года я был у него на квартире, сердцем как будто чувствовал, что его больше не увижу. Когда пришёл он был в плохом настроение, был не один дома была его сожительница Людка.

Я понял, что она его что-то спрашивала обо мне, посидел я у него недолго, потом ушёл, а утром узнал…

Вспоминаю его каждый день, как он был дорог для меня. Я до сих пор слышу его живой голос, он называл меня своим братом…

Он чувствовал близость своей смерти говорил мне: Юра ты пойдёшь за моим гробом? Спрашивал не один раз. Завещал похоронить рядом с Батюшковым, но когда я отдал завещание Романову секретарю Вологодской писательской организации он сказал нельзя, у нас единое место захоронений общее кладбище.

Вот вкратце, что я мог написать…»

 

 

Из этого письма видно, что Рыболовов панибратски относится к Дербиной, называя её Людкой, что алиби у него на момент убийства не было. Как утром, уехавший в два часа ночи на поезде в Ивановскую область, мог узнать, что умер Рубцов и вернуться?

 

Видевшие опубликованную записку Рубцова (так называемое завещание) отметили почерк поэта: записка написана явно нетвёрдой рукой, будто Поэт находился в очень больном состоянии. Настораживает и тот факт, что записка оказалась именно у Рыболовова и передана им Романову как завещание.

 

Ещё раз представим себе ночь убийства и отметим несостыковки признаний убийцы. Любой мало-мальски образованный юрист подтвердит, что убить мужчину, а тем более задушить его в «схватке» без специальной ситуации невозможно. Если это открытая борьба, то убийца должна была сначала оглушить жертву, а уж потом душить. Но этого не было, судя по крикам жертвы, которые слышали соседи снизу. Кроме того, если это была «схватка», то у подсудимой были бы следы борьбы, но никакого следа от воздействия Рубцова на теле Дебиной экспертизой не зафиксировано. Все следы «схватки» имеются только на теле жертвы.

 

Если даже убийца сидела сверху на жертве, который бы лежал на спине, то задушить и слабого мужчину невозможно, так как он может обороняться руками и ногами. Это значит, что убийца сидела на жертве, который лежал на животе. В этом положении жертва не могла обороняться ни руками, ни ногами. А то, что Рубцов после того, как она его удушила, в смертельной агонии перевернулся на живот – полная ложь, придуманная специально, чтобы скрыть заранее спланированное преступление. Зачем жертве из положения обороны перебрасываться в беззащитное положение от убийцы? В позе на животе Рубцов оказался либо обманным путём, либо он просто спал. Тогда всё ясно: убийца навалилась на него и стала рвать когтями переднюю часть горла и душить жертву. Вырваться из такого положения может только специально подготовленный и сильный человек.

А как понять её слова о личном признании вины, когда она «бросилась в милицию и взяла всю вину на себя»? Во-первых, она не сразу «бросилась» в милицию, а сначала произвела уборку в квартире, а во-вторых, приняла вину на себя, так как групповщина по убийству прибавляет срок. Кого она выгораживала? Того, кто потом её хорошо отблагодарит?..

 

УГОЛОВНОЕ  ПРЕСТУПЛЕНИЕ  –

СТУПЕНЬ  К  ИЗВЕСТНОСТИ

 

Кто бы знал Брута, если бы он не убил Цезаря? Стало бы настолько известным имя Сальери, если бы оно не стояло рядом с Моцартом? А кто бы услышал о Дербиной, если бы от её руки не погиб известный поэт Николай Рубцов? Никто. И даже не важно, что это – геростратова [3] слава, главное Слава!

 

Смерть поэта до сих пор является источником многочисленных спекуляций и совершенно нелепых версий.

В уголовном деле Л. Грановской нет свидетелей финала трагедии. Только она сама, и всё что она рассказала – только те сведения и есть. Обвинительное заключение строилось на показаниях обвиняемой, полученных следствием, и на заключении судмедэкспертизы.

 

В 1998 году она обратилась в Вологодский областной суд с заявлением, в котором полностью отрицает свою вину в умышленном убийстве Рубцова. В том же году Верховный Суд РФ по ходатайству Дербиной затребовал дело из Вологодского областного суда и после его изучения пришёл к выводу, что оснований для пересмотра приговора 1971 года нет. Ей было отказано. Тогда она решила искать союзников через печать и телевидение.

Ей расхотелось быть просто убийцей, слишком тяжёлым бременем эта слава свалилась на плечи, и носить её с годами всё тяжелей и тяжелей. И вот убийца, которая никогда не скрывала, что не любила Рубцова и не раскаивалась в убийстве, решила и вовсе стать белой и пушистой, тем более, что живы её покровители (и возможно заказчики) и почему бы не попробовать? Да, она получила за своё злодеяние и квартиру во второй столице страны, престижную работу, выпустила свои литературные опусы и стала поэтом, как мечтала. Но хотелось главного – чтобы не смотрели на неё косо, как на убийцу, а поняли, что она по-молодости и по-глупости оговорила себя, а сама невинная, как младенец.

 

Но если до «перестройки» она сидела как мышь в норке, то теперь «волчица» почуяла нутром, что её время пришло и надо действовать, да и друзья-товарищи рядом и помогут в любую минуту.

 

В своё время, убив Есенина, нерусские люди сфабриковали «дело»: он, де, был запойный пьяница, на почве алкоголизма (допиваясь до белой горячки) у него «поехала крыша» и в итоге он закончил свою жизнь в петле. Точно так же они пытались и Рубцова выдать за запойного алкоголика, а отсюда все его беды и в итоге преждевременная смерть. Дети и внуки мариенгофов и иже с ними не могли простить выдающегося гения, также воспевающего Россию, пробуждая её национальный дух, и убрали Рубцова руками Дербиной, которую сегодня усиленно реабилитируют, а имя великого поэта пытаются втоптать в грязь.

 

В 1990-е годы Дербина стала настойчиво утверждать в печати, что смерть 35-летнего Рубцова, и ранее страдающего от сердечных приступов и постоянно носившего с собой валидол, произошла не от удушения, а от инфаркта, развившегося после потасовки: «сердце просто у него не выдержало, когда мы сцепились».

После январского юбилейного 2001 года события вокруг обстоятельств гибели Николая Михайловича Рубцова непрерывно стали нарастать, а полемика в прессе обостряться. Систематические публикации убийцы и её литературных адвокатов поставили цель обвинить в гибели самого Поэта и организовать реабилитацию убийцы. Эти покровители легализовали её литературную деятельность, и теперь убийца поливает грязью свою жертву.

 

На лжи, гордыне и отсутствии логики построены как её личные выступления в прессе, так и интервью, которые охотно публикуют разные СМИ.

 

Со дня суда, состоявшегося в апреле 1971 года, специально явными и скрытыми «друзьями» распускаются слухи о «пьянице» Рубцове и о разочаровавшейся в нём Дербиной.

 

Целый ряд материалов, разоблачающих эгоизм Дербиной, её карьеризм и звериные инстинкты (образ «волчицы») были изъяты из материалов следствия.

 

Прямых свидетелей убийства у убийцы нет (или есть?), поэтому верить ей на слово и в её фантастические рассказы о «схватке» с Поэтом в своих мемуарах ни в коем случае нельзя. В изворотливости убийце не откажешь. Что ни выступление в прессе – то новый поворот в этом тёмном деле; ей бы только детективы писать – столько уже готовых сюжетов преступления имеется, что хватило бы на несколько книг. Но продолжает непрерывно изыскивать доводы для самооправдания.

 

Как из рога изобилия в различных газетах и журналах, книгах, даже в зарубежной прессе появились, интервью с убийцей: об её «отношениях» с поэтом, «его любви» к ней, её «переживаниях» и тому подобное. Очень подробно и красочно (до натурализма) она описывала сам момент убийства. Порой казалось, что она больше восхищается собой, чем раскаивается.

 

Одна ложь накручивается на другую. В процессе «схватки» «поэтесса» якобы раздела Рубцова, а он потом вскочил и снова оделся. Обороняясь, Дербина повалила Рубцова на пол, села на него всем своим весом более 80 килограммов и сдавила ему горло. Впрочем, тут расхождений много: то она двумя лишь пальчиками сдавила сонную артерию на шее поэта (и от этих-то двух пальцев Рубцов не мог вырваться?), то теребила его шею, то задушила его шарфом (кстати, шарф поэта, с которым он не расставался, не был найден), а то и вовсе заявила, что у Рубцова было больное сердце (это в 35 лет!), и он просто-напросто умер от инфаркта, а она здесь совсем не причём.

 

В сочинениях убийцы прослеживается несколько периодов:

1-й период – он меня страстно любил, а я его убила.

2-й период – с ним было так трудно, что мне пришлось его убить.

3-й период – он умер от сердечного приступа во время потасовки.

4-й период – я его не убивала.

 

В русском народном сознании преступление считается несчастьем, а преступников называют несчастными, поскольку они загубили свою душу. Однако Дербина не только не ужасается своего преступления – садистского убийства, но даже чуть ли не гордится собой, посмевшей совершить нечто сверхчеловеческое, и уж несчастной её никак не назовёшь.

 

Позиция Дербиной понятна: ей хочется моральной и юридической реабилитации. С клеймом убийцы несладко жить. Развив бурную деятельность по самореабилитации, она ездит с выступлениями, на которых чернит память поэта. Ибо для того, чтобы выгородить себя, другого надо затоптать. А враги, ненавистники русской культуры, с радостью воспринимают разные сплетни и слухи: и чем они грязнее и гнуснее, тем они для них сладостнее.

 

Вместо того чтобы молить о душе погибшего поэта, она бежит в залы и редакции газет. Совершив преступление телесное, она сегодня совершает преступление духовное, порочит память поэта, тем более что сам он за себя заступиться не может.

 

Все ждали от неё покаяния, но напрасно: так и не дождались. Более того, в таких вот строках (и многих других) она пишет:

 

Не мил мне удел человека,

размолотого на корню.

Во всех унижениях века

достоинство сохраню.

 

Отсидела. Освободилась. Казалось бы, живи в своём Петергофе, работай в престижной библиотеке, замаливай свои грехи, кайся и проси прощения за содеянное злодеяние у дочери Рубцова, неси достойно свой тяжкий крест! Смири гордыню! Но нет! Не такой характер у Дербиной. Бесовская червоточина по-прежнему разъедает ей душу и ведёт по жизни.

 

В 1994 году вышел сборник её стихов «Крушина», который вызвал у многих тревогу, о чём Виктор Филиппов в своей статье «Смерть поэта – литературный капитал для его убийцы» пишет, что уголовное преступление Дербиной – ступень к известности. Он назвал поэтессу – «с весьма болезненным представлением о духовных ценностях, для которой любовь и убийство есть причина и следствие», и стёрта грань между добром и злом. Стихи её, по мнению критиков, неплохие, но в целом банальные, слабые. Но она мечтала через Рубцова войти в литературу, ведь на следующий день, если бы не был убит, Рубцов собирался ехать в Москву, обещая взять туда её стихи. Видимо, передумал, чем и вызвал у неё такое бешенство…

 

К счастью (или нет) Дантес и Мартынов не оставили своих воспоминаний, как они убивали великий русских поэтов! Но сейчас другие времена: убийцы пишут книги, а «добродетели» их печатают. В книге воспоминаний о Рубцове, вышедшей в печать в 2001 году, много откровенной лжи, показной театральности (об этих склонностях Дербиной упоминается в уголовном деле). Присутствует здесь букет всякой «чертовщины»: и чёрная магия, и кликушество, и что она слышит голоса, общается с Божьей матерью. И всё это богохульно, если считать что Дербина позиционирует себя верующей, православной. До сих пор не укладывается в её голове, что она совершила страшный грех: нарушила заповедь «Не убий».

 

 

Любовь Чиркова возлагает цветы на могилу Н.М. Рубцова

 

Всё, что она написала о той январской ночи отталкивает либо фальшью, либо непомерной гордыней. Она до сих пор не может найти единственно верных слов ни для себя, ни для мира, ни для Бога.

 

К 70-летию со дня рождения Поэта убийца даже стала принимать приглашения и рассказывать на телевизионных подиумах об этой трагедии и сотворять о ней новый обеляющий её миф, как это случилось в передаче у А. Малахова «Пусть говорят». Зрители смотрели и удивлялись: наглая, самоуверенная, без стыда, без совести. И… ни капли раскаяния! В титрах телепередачи она будет значиться как «вдова Николая Рубцова»!

Дербина хвалится, что получает множество писем, что «люди плачут над моими стихами, мои стихи уже поют, о моих стихах давно знают за океаном, в Америке».

 

Но судьбой и личностью Дербиной интересуется в основном «жёлтая» пресса, задавая ей специальные и провокационные вопросы.

Дербина-Грановская избрала метод публикации «компромата» на тех, кто её разоблачает, придумывает опровержение фактов. Цель у неё одна: побольше «жареного» материала, игры на бытовых ситуациях и особенно заметно стравливание русских мужчин и женщин на алкогольной проблеме.

 

30 лет спустя после трагических событий, в начале 2001 года, судмедэксперты из Санкт-Петербурга профессор кафедры судебной медицины Юрий Молин и заведующий отделом областного бюро судебно-медицинской экспертизы Александр Горшков провели самостоятельное исследование. Запрос на получение копии документа в госархив Вологодской области от этих экспертов не поступал. Вероятно, исследование проводилось частным порядком. В своём заключении эксперты сделали вывод, что смерть Рубцова наступила от развития «острой сердечной недостаточности», вызванной хроническим алкоголизмом с поражением сердца». (И когда только хронический алкоголик успевал писать свои гениальные стихи?) Такая версия имеет право на существование, но ведь она не доказана!

 

Два авторитетных эксперта моделировали события крещенской ночи 1971 года главным образом по рассказам заинтересованной стороны – Людмилы Дербиной.

 

Сама убийца в своих воспоминаниях о поэте убеждает читателя, что «не сдавливала шею Рубцова руками, что только щипала двумя пальцами…» и что он умер от инфаркта. Поражаешься грязной лжи, когда Дербина на всю страну вещает, что материалы и ужасные фотографии из уголовного дела – подделка. И это при том, что очень много очевидцев видели тело убитого Рубцова…

 

Эксперты сфабриковали своё заключение, и написали как бы предположение, понимая, что за серьёзную бумагу можно под суд пойти. Эту версию Дербина озвучила в книге. Об этом говорила и в телепередаче. Через 30 лет после смерти Рубцова она изрекает: «Рубцов умер своей смертью». Свои воспоминания она заканчивает фразой: «Смерти нет, а жизнь каждого человека есть тайна, ведомая только Творцу». Немыслимо и дико слышать такие слова от человека, который лишил жизни другого!

 

Нашлись литераторы и читатели, которых возмутили эти инвективы Дербиной, посыпались статьи о её кощунстве. Но это только ещё более раззадорило Дербину, она стала действовать ещё наглее, специально подогревая интерес к себе, пытаясь обелить себя, придумывая всё новые версии той ужасной драмы.

 

Но интересен такой факт. В своём интервью на вопрос журналиста Игоря Панина: «Образ Рубцова, как и Есенина, прочно ассоциируется с алкоголем, дебошами. Причём обличается, что часто он сам провоцировал скандалы», Людмила Дербина отвечает:

 

– За ним такое водилось. (…) Но в то же время нельзя всё объяснить его любовью к выпивке! Как надоело: «Рубцов – пьяница». Хоть трагедия с ним и произошла на почве пьянства, но я не могу назвать его алкоголиком. Да, он любил выпить, особенно в последний год жизни, иногда это продолжалось не день, не два, но и три, и четыре… Однако были периоды, когда он не пил вообще. Творческий человек, понятно же. Это такое напряжение. Кто-то думает справляться с ним без алкоголя, а он не умел. Ему нужно было временами расслабляться. Я буду всегда защищать Рубцова, до конца! Пусть у нас произошла катастрофа в жизни, но это ничего не значит…

Конечно, прощать Дербину не стоит, но хотя бы здесь она не считает Рубцова хроническим алкоголиком. Только как же быть с экспертами, которые установили, что Рубцов умер от сердечного приступа, вызванного хроническим алкоголизмом? Но ведь она сама ответила, что хроническим алкоголиком Рубцов не был. Значит, и сердце не болело?..

 


[1] Очередная ложь. Не «парадная» дверь в доме, где жил Рубцов, а обыкновенная входная. В квартире на 5-м этаже не слышно как хлопает подъездная дверь, также как и шаги, только непосредственно на площадке возле двери в квартиру.

[2] Орфография автора сохранена.

[3] Герострат специально поджёг храм Артемиды в Древней Греции, чтобы таким образом прославиться и остаться навсегда в истории.

 

<< стр.4 >>

 
   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на //rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх