На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
КНИГИ О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ

Ирина Панова

В светлой горнице

продолжение

 

Так нет, в воспоминаниях он часто бесшабашный, смутьян, дебошир. Печатаются протоколы милицейских задержаний, товарищеского суда, приказы об исключениях из института. Всё это — для того, чтобы подогреть людское любопытство, на потребу обывателю: если есть «завлекаловка», то и покупают книгу шибче. Как будто Рубцов залёживается на прилавках! Его книги и так днем с огнем не сыщешь.

 

Из воспоминаний о поэте мы выделяем книгу Н. Старичковой, потому что написана она искренно, человеком, любившим Рубцова («Я его боготворила»), понимавшим и его гениальность, и его общерусское значение. Она переживала за него, за то, что ведет изнурительным образ жизни, не бережёт себя, не даёт отдыха воспалённому творчеством мозгу. Мы благодарны ей за откровенность, скромность, за передачу много­численных черточек жизни Рубцова, ценных для нас.

 

Некоторые авторы воспоминании о Рубцове пишут о нём, как о деликатном и застенчивом человеке, и все подчеркивают его скромность. Он никогда ни на что не жаловался, наоборот, бодро определял свою участь: «Я люблю судьбу свою, я бегу от помрачений...», «Доволен я буквально всем...». Знал, что помочь себе может только он сам - хозяин-барин своей судьбы, ищущий свою дорогу:

 

Мы сваливать не вправе

Вину свою на жизнь.

Кто едет, тот и правит,

Поехал, так держись!

Я провода оставил,

Смотрю другим вослед.

Сам ехал бы и правил,

Да мне дороги нет.

(«Мы сваливать не вправе...»)

 

Только раз в письме посетовал на нехватку - отсутствие пишущей машинки, что действительно было для него проблемой, и то смущенно назвал своё сетование «жалобами турка». Отрешенность от соблазнов мира сего, углубленность в раз избранную стезю - Поэзию - именно это помогло ему сохранить чувство собственного досто­инства, выработать в себе неуязвимость от внешних обстоятельств, обрести внутреннюю свободу.

 

Авторы книг о Рубцове подходят к этой теме по- разному: одни вспоминают его поступки, слова, другие разыскивают детали биографии поэта и его родных, находят в газетах и сборниках публикации ранних стихов, собирают письма. Всё это очень важно и нужно, всё - в копилку наших знаний об облике Николая Михайловича. К сожалению, часто у разных авторов возникают несоответствия в датах и деталях, расхождения. Сам Рубцов о себе писал очень скупо - автобиографии при поступлении на учебу или работу, - отсюда и расхождения. Полной биографии поэта, что называется академической, на которую можно было бы ссылаться, еще не создано. Особенно большая разница в изданиях его стихов - и по тексту, и по датам написания.

 

Ревизия судьбы и жизни Николая Рубцова необ­ходима, и эта необходимость всё острее с каждым годом. Пока же главный ориентир - стихи самого поэта, творчество которого - биография его души, рассказ о его судьбе.

Что же касается критиков и литературоведов, то их работ, посвященных Рубцову и доступных широкому читателю, могло бы быть и должно было бы быть значительно больше. Как, какими средствами достиг поэт такого мастерства? Каковы его излюбленные темы, образы, поэтические приёмы? Необходимо определить его место в литературе - как связующее звено современности с классикой, мостик к новому витку поэзии.

 

Рубцов оставил нам свою тайну, которую мы должны попытаться разгадать. В его стихах словно разлит мерца­ющий, загадочный свет, их нельзя разъять, «поверить алгеброй гармонию», как писал А.С. Пушкин. Вот, например:

 

Ну что ж, моя грешная лира,

Я тоже простой человек,

Сей образ прекрасного мира

Мы тоже оставим навек.

Но вечно пусть будет всё это,

Что свято я в жизни любил:

Тот город, и юность, и лето,

И небо с блуждающим светом

Неясных небесных светил.

 

Понять эту живопись словом, эту мерцающую музыку - значит приблизиться к его тайне.

 


<< стр.4 >>

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх