На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
КНИГИ О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ

Валентин Сафонов

НИКОЛАЙ РУБЦОВ. ПОВЕСТЬ ПАМЯТИ

окончание

 

ОБОРВАЛАСЬ ПЕСНЯ

 

1

 

        Страница из записной книжки:

        «24 января 1971 г., Рязань.

        Странное и непонятное творится в природе: с 19 января, вместо положенных крещенских морозов, оттепель, какие только во второй половине марта бывают. Дожди, море воды под окнами, температура плюс один, плюс два градуса.

        А вчера плакал. В «Литературной России» прочитал «Слово прощания» — умер Колька Рубцов.

        И работать не могу — все о нем думаю, и настроение препаршивое.

        Умер он 19-го.

        Представляю его в гробу — маленького, обиженного на кого-то. На жизнь, может?..»

        Вот и сейчас, когда переписываю эти строки, ком подкатывает к горлу.

        Боря Шишаев узнал о смерти Рубцова в Москве. И стремглав полетел в Вологду. Успел на похороны.

        И рассказывал о нем, лежащем в гробу, так, как мне и представлялось. Только уточнял: на губах тихая улыбка стыла. Словно бы простил всех.

        Боря — мистик по натуре.

 

2

 

        За год до своей кончины Коля предрек:

Я умру в крещенские морозы,
Я умру, когда трещат березы...

        Принято считать, что такие горькие предвидения — удел больших поэтов.

        Но Рубцов вовсе не искал смерти — он хотел жить.

        В письме, полученном мною весной 1975 года, Игорь Пантюхов рассказывал о неожиданной встрече с Николаем на безлюдном Чуйском тракте, вблизи Монголии. «Мы ехали от границы с редактором алтайской «молодежки» Юрой Майоровым и вдруг увидели двух — таких редких в здешних местах — голосующих парней, — писал Игорь. — Одним из них был Колька. Мы обнялись, и, едва забравшись в газик, он начал читать, видно, только что рожденную «Дорогу» — почему-то она не вошла в «Сосен шум», но две строки из нее, наполненные рубцовской светлой грустью, звучат у меня в ушах и сердце до сих пор: «Здесь первый человек произошел, и больше ничего не происходит...»

        Эта встреча двух поэтов — бывших моряков случилась как раз во время поездки Рубцова на Алтай, гостевания его в доме добросердечной Матрены — сестры Васи Нечунаева. О поездке на страницах сборника «Воспоминания о Рубцове» в очерке «Его беспокойная пристань» рассказывает Борис Шишаев: «Я узнал потом, что поездка была для него благотворной: Николай много ездил по краю, отдыхал и писал. Когда мы встретились снова, он был гораздо уравновешеннее...»

        Но вернемся к письму Пантюхова. «А потом — наша предпоследняя встреча в Архангельске, в декабре, кажется, семидесятого на выездном секретариате РСФСР, где в досиня прокуренном номере гостиницы мы до смерти читали стихи. Колька вытащил из кармана только что вышедший сборник «Сосен шум» и протянул мне:

        — На, на память...

        — Так нарисуй что-нибудь...

        — А я еще помирать не собираюсь... Так и стоит у меня этот сборник без автографа...»

        Дальше Пантюхов повествует и о последней, «как всегда, неожиданной встрече» с Николаем—во дворе Литинститута: «Стоял солнечный, предвесенний какой-то день. Коля был какой-то светлый, аккуратно застегнутый, тихий. И после обычных: «Как ты? Где ты? Что ты?» —он вдруг без всякого перехода спросил:

        — Слушай, Игорь, а ты не знаешь, почему нынче у нас в Вологде на площади так много ворон? Много-много, как никогда...

        Я расхохотался: «Спроси, — говорю, — старик, чего-нибудь попроще... Я и в Вологде-то никогда не был...»

        Тут, конечно, ничего не придумано: таким он и был, Коля Рубцов, — неожиданный в своих словах и поступках, как и в своих стихах — неожиданный.

        Тихий философ по натуре, Рубцов много размышлял о жизни и смерти. И много писал об этом. И, конечно же, старался увидеть, прозреть, что там—за последней чертой?

        Умер, как и загадывал, на крещенье. Одного не угадал: про морозы. Именно в тот черный день — 19 января — грянула оттепель с дождями.

 

3

 

        Преподаватель школы милиции Лидия Абрамова Токарева подробно, под впечатлением личного знакомства, рассказывала мне об убийце Николая.

        О мотивах, якобы толкнувших на убийство.

        Не нахожу нужным воспроизводить здесь этот рассказ. Мотивы — светомаскировка, сказки для наивных и легковерных.

        Для меня несомненно одно: убивали талант, душу русскую убивали.

        Нашлась в том обильном стаде ворон и самая черная...

 

4

 

        В июле 1982 года я приехал в Североморск. Падал снег, кружил метелью, забивал дыхание и взгляд.

        Североморска я не узнал, хотя он и снился мне частенько. Красавцем снился.

        На месте бывшего нашего — деревянного, серенького — открылся вдруг новый каменный город — добрый молодец, и под метелью расцвеченный во все цвета радуги.

        Высоченные дома на вечной мерзлоте.

        Надежные бетонные причалы взамен былых — деревянных, уныло поскрипывающих.

        Могучие корабли... Впрочем, корабли и у нас были что надо!

        В отделе культуры солидного учреждения меня неверно поняли. Прознав, что мы с Николаем когда-то печатались во флотской газете, решили немедля помочь делом. Сняли телефонную трубку, набрали номер редакции и попросили к аппарату Николая Михайловича Рубцова.

        Мне стало не по себе, поднялся и вышел из отдела.

        После корил себя за несдержанность. Чем она провинилась, та услужливая дамочка с сигаретой в крашеных губах? Порыв ее был искренний, чистосердечный, а что не читала Рубцова, не знает о нем — так это не вина ее, а, может, беда.

        Живут же и благоденствуют на белом свете люди иного толка. При жизни поэта хулили его, как могли, подвергали гонениям и притеснениям, а теперь вдруг выставляют себя ценителями его поэзии, прижизненными друзьями. Статейки о нем печатают, и ничего — сходит...

        Та малосведущая дамочка — ангел в сравнении с ними.

 

5

 

      После смерти Николая написал я стихи. Вряд ли когда еще обращусь к рифмам, не мое это дело, но те стихи хочу привести здесь.

 

           Памяти товарища       
                     Я буду скакать по холмам
                      задремавшей Отчизны...
                                              Н. Рубцов
То ль от кнута, то ль от лихой погони
В суровый день, в холодный день зимы
Навеки ускакали наши кони
За снежные, высокие холмы.
Попробуй догони каурку с сивкой!..
Будь всех хитрей — и то не превозмочь,
Лишь ржанья неуемного обрывки
Над сонным полем тихо носит ночь.
И оттого мне странно и досадно,
А попросту сказать, печально мне,
Что не промчится больше поздний всадник
Лихим аллюром по родной стране;
Что там, где было всех начал начало,
Куда не раз мы устремляли взор,
Мигнул у корабельного причала
Прощально одинокий семафор.
Судьба ли то? Досадная ль оплошка?
На этот счет немы твои стихи.
Вон северная ягода — морошка,
Не сорванная, падает во мхи.
Умчались кони — нет им укорота,
И ржанье их растаяло во мгле,
Но, слава богу, зельем приворотным
Твое осталось слово на земле...

6

 

        Величайший такт и трогательную мудрость проявили земляки Николая Михайловича Рубцова, начертав на памятнике ему строчку из «Видений на холме»:

 

                     Россия, Русь! Храни себя, храни!..

 

Рязань, 1975-1985 гг.

 


Печатается по изданию: Россия, Русь! Храни себя. Составитель В.Сафонов. М., Воениздат, 1992

 


<< стр.10

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх