На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
СТИХОТВОРЕНИЯ, НЕ ВОШЕДШИЕ ПРИ ЖИЗНИ ПОЭТА В СБОРНИКИ
ШУТОЧНЫЕ СТИХИ И СТИХИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

<< стр. 3 >>

 

ЛЕСНИК
 

Стоит изба в лесу
                         сто лет. 
Живет в избе
                  столетний дед. 
Сто лет прошло,
                      а смерти нет, 
Как будто вечен
                        этот дед, 
Как вечен лес,
                    где столько лет 
Он все хранил
                     от разных бед...
 
 

 
 
 

 
* * *
 
            Собаке товарища

 
Мойся, Джерри,
                      милый друг. 
Жаль, поклонников твоих 
                      так узок круг.
 
 
 
 
 

 
* * *
  
                         Н. Белякову
   
И дубы вековые над нами 
Оживленно листвою трясли. 
И со струн под твоими руками 
Улетали на юг журавли...
 
 
 
 
 
 
* * *
 

Море черного цвета, 
Снег на горах. 
Это начало лета 
В наших местах!
 
 
 
 
 
 
* * *
 
Огромный мир 
По-прежнему не тих. 
Они грозят. 
Мы сдерживаем их...
 
 
 
 
 
 
* * *
  

Да будет тот счастливый вечер, 
Когда за праздничным столом 
Ты будешь водкой обеспечен 
С большим семейным пирогом. 
И вновь, забытым чувствам внемля, 
Сквозь поздравлений громкий шквал 
Ты вспомни пасмурную землю, 
Сплошь состоящую из скал. 
Как волны грохали за бортом, 
И, над ведром разинув пасть, 
Бранился ты на воздух спертый, 
На сногсшибательную трясь. 
Все-все припомни для начала, 
И, над столом поднявшись в рост, 
Провозгласи, в руке с бокалом, 
За тех, кто в море, — первый тост!
 

 
 
 
 
 
* * *
 

Пишу шутя 
Стихи пустые 
Финтикультя-
   
     шестые!
 

 
 
 
 
 
ДОЛЖЕН СКАЗАТЬ...

 

Все, что написано мной 
Грубого, низкого, пошлого, 
Я не считаю игрой 
И пережитками прошлого. 
Нет, не писал безрассудно я. 
И говорю не напрасно:
Жизнь наша флотская трудная 
Все же прекрасна!
 
 
 
 
 
 
Т. С.

 

Хочешь, стих сочиню сейчас? 
Не жаль, что уйдешь в обиде... 
Много видел бесстыжих глаз, 
А вот таких не видел! 
Душа у тебя — я знаю теперь — 
Пуста и темна, как сени... 
«Много в жизни смешных потерь», 
Верно сказал Есенин.
 
 
 
 
 
 
ОПРАВДАНИЕ

 

Ты ко мне немножко наклонилась, 
и так близко взгляд твой засверкал! 
Как-то не нарочно получилось, 
что тебя я вдруг поцеловал.
 
Ты сказала с явным огорченьем:
«Разве это честно? — Сам реши!» 
Но ведь я не ради развлеченья, — 
я тебя целую от души!
 
Я тебя не называю милой, 
Но, тобой любуясь вновь и вновь, 
я хочу, чтоб нас соединила 
нежная взаимная любовь!
 
 
 
 
 
 
ТОВАРИЩУ

 

Что с того, что я бываю грубым? 
Это потому, что жизнь груба. 
Ты дымишь
                     своим надменным чубом, 
Будто паровозная труба. 
Ты одет по моде. Весь реклама. 
Я не тот...
                  И в сумрачной тиши 
Я боюсь, что жизненная драма 
Может стать трагедией души.
 
 
 
 
 
 
ЗНАКОМСТВО

 

Пел солист красивым баритоном, 
Джаз играл волнующий фокстрот. 
Я в углу беседовал с пижоном, 
Сунув сигарету в рот. 
Голову склонив довольно низко, 
Я не видел посторонних лиц. 
Но внезапно
                 чей-то
                         близко-близко 
Жаркий взгляд
                      сверкнул из-под ресниц. 
Мне стоять с пижоном
                                 грустно стало. 
И, сказав рассеянно: «О' кей!», 
Медленно пошел я через зало 
И остановился перед ней. 
«Потанцуем?» —
                        я ей руку подал. 
И она в согласии немом 
Подошла ко мне вполоборота, 
Ласково взглянула:
                            — Что ж, пойдем... 
Темный локон живописно падал 
На ее чуть-чуть вспотевший лоб, 
Голос томно-тихий,
                           а во взглядах 
Самых сильных чувств
                                  калейдоскоп!
От нее не веяло притоном, 
Улыбался
              детской формы рот... 
Пел солист красивым баритоном, 
Джаз играл волнующий фокстрот.
 
 
 
 
 
 
НЕ СМЕШИ...

 

Невысокая, ростом с ведро, 
Ты себя возомнила красоткой. 
И, упершись рукою в бедро, 
Ходишь важной до смеха
                                      походкой.
 
Не смеши, не показывай власть!
Не страдаю влюбленностью мелкой...
И тебе говорю не хвалясь:
«Все равно — не останешься целкой!»
 
 
 
 
 
 
НА ВАХТЕ

 

...Ax, этот мир, на кладбище похожий! 
Могильный мрак сгущается вдали. 
Но я привык. Я чувствую без дрожи 
Вращенье умирающей земли. 
И, головой упершись в воздух плотный, 
Ногой на кнехт небрежно наступив, 
Вот и сейчас я с миной беззаботной 
Плюю с борта в чернеющий залив. 
А вахта кончится —
                               конечно, не заплачу. 
Уйду, возьму газетку перед сном, 
Стакан воды холодной .....,
И все пойдет обычным чередом.
 
 
 
 
 
 
* * *   
 

Велят идти на инструктаж. 
Приказ начальства не смешки, 
Но взял я в зубы карандаш, 
Пишу любовные стишки.
 
Но лейтенант сказал: — Привет! 
Опять не слушаешь команд! 
Хотелось мне сказать в ответ:
— Пошел ты ........ лейтенант!
 
Но я сказал: — Ах, виноват, — 
И сразу, бросив карандаш, 
Я сделал вид, что очень рад 
Послушать умный инструктаж.
 
Зачем соврал? Легко понять. 
Не зря в народе говорят:
Коль будешь против ветра ..... 
В тебя же брызги угодят!
 
 
 
 
 
 
СЛУЧАЙНЫЕ СТРАШНЫЕ МЫСЛИ

 

Отоснились пепельные косы, 
О которых Флёров написал. 
Поднимались в кубриках
                                    матросы, 
Выносили койки на причал.
 
Над заливом дождь холодный
                                            капал, 
На волне качался альбатрос. 
Весь продрогший вахтенный
                                          у трапа 
Вытирал перчаткой мокрый нос.
 

Обозвав кого-то .........
Старшина слонялся в стороне. 
Офицер с начальственным
                                        вопросом 
Обращался громко к старшине...
 
Я шагал, заложив руки в брюки, 
И подумал мрачно: «Может, тут 
Я загнусь нечаянно от скуки. 
И меня на кладбище свезут.
 
Похоронят где-нибудь под
                                       елкой... 
И тогда у старого плетня 
Будет часто плакать втихомолку 
Девушка, любившая меня».
 
 
 
 
 
 
* * *  
 

Июньский пленум 
Решил вопрос:
Овсом и сеном 
Богат колхоз...
 
 
 
 
 

 
* * *  
 

Июньский пленум, июньский пленум,
ты наш оплот! 
Хорошим сеном ты кормишь флот!..
 
 
 
 
 
 
ЧТО ТАМ — ТРУДНЫЕ ПОХОДЫ

 

Что там — трудные походы! 
Все бы выдержал! Не слаб! 
Только жаль, что в эти годы 
Оторвали нас от баб...
 
Может,
         если бы поблизости 
Был женский персонал, 
Я бы мог дойти до низости:
Насиловать бы стал!

 

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх