На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ВОСПОМИНАНИЯ СОВРЕМЕННИКОВ

Сергей Чухин

ДО ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ

 

Поселок Шуйское. Просторный сельский дом на берегу быстрой полноводной Сухоны. Мы с Татьяной Ивановной Решетовой пьем чай в ее доме, и она рассказывает о Рубцове. За столом также предприниматель Леонид Васильевич Комаров и фотокорреспондент газеты «Красный Север» Анатолий Смолин. В жизни все так перемешано, взаимно связано. Покойная жена Л.В.Комарова Нина Арсеньевна родом из Шуйского и, видимо, училась у Татьяны Ивановны Решетовой, которая много лет преподавала в местной школе. Так что, скорее всего, пересеклись дороги. А Л.В.Комаров - один из спонсоров вологодского поэтического фестиваля «Рубцовская осень». О Татьяне Ивановне, первой любви Рубцова, в последнее время в печати появились публикации. Не всем она довольна, не со всем согласна. Татьяна Ивановна сама написала воспоминания о Рубцове. И в этой публикации я помещаю многие фрагменты из них. Считаю Татьяну Ивановну главным автором, я - лишь автор-комментатор.

   

   

Татьяна Решетова с внуком поэта, недавно трагически погибшим Николаем Рубцовым (Москва, музей Рубцова, октябрь 2004 года).

Родилась она и выросла в деревне Космово, что рядом с Шуйским. Отец погиб в 1942 году на войне. В доме она, семилетняя Таня, была старшей, в семье было четверо детей. «Матери наши, почти все вдовы, работали в колхозе от зари до зари, не получая за свой труд ничего, кроме трудодней на бумаге. Пахали землю женщины, впрягаясь в плуг, косили вручную, жали хлебные поля серпами - все делали их руки. С малых лет и мы, дети, привыкли к нередко непосильной работе  на земле». Все выдержали, выжили.

В 1950 году Татьяна Агафонова поступила в педучилище в Тотьму. Жить и здесь было трудно. Из деревни помощи быть не могло, там еле-еле сводили концы с концами. Стипендия маленькая. Но Таня была сильна своей волей, жизнерадостна. И к тому же очень красива.

В Тотьме в шестнадцать лет она и познакомилась с Николаем Рубцовым, учившимся тогда в лесотехническом техникуме. Это произошло на вечере танцев в техникуме. «Меня вел в танце улыбчивый паренек, темноволосый, небольшого роста, одетый, как и большинство его ровесников, в комбинированную хлопчатобумажную куртку, черные брюки. Все было отглажено, сидело ладно. Красивое лицо с глубоко посаженными черными глазами - все это привлекло мое внимание. А главное, он все время что-то говорил улыбаясь и неплохо танцевал».

Таня чувствовала, что сразу очень понравилась Николаю. Он стал бывать у них в общежитии, приходил к ней. Это 1952 год. «Коля настойчиво добивался моего внимания, но безуспешно. Весной я получила от него открытку, на обратной стороне которой были написаны стихи, я поняла, что это его стихи. Но такие обидные для меня, злые. Он не жалел ядовитых эпитетов, характеризуя меня, называл гордой, самовлюбленной, вздорной, высокомерной. Резкие очень стихи были. Мне показалось, что Николай несправедлив ко мне, и в гневе я тут же порвала открытку. Теперь я уже демонстративно не замечала Колю». И он уехал из Тотьмы, учился в техникуме в Кировске. Но Таню он забыть не мог и начал писать ей письма. И она отвечала ему. И в этих письмах, как вспоминает Татьяна Ивановна, были признания в любви. Бывший однокурсник Рубцова Л.Шантаренков вспоминал: «Рубцов получил однажды письмо от девушки с ее фотографией и заявил: «Она мой идеал!» Потом, делая многозначительную паузу, добавил: «А я - ее». Мне это особенно врезалось в память, во-первых, потому, что слово «идеал» было не из нашего лексикона... Все мы по-хорошему завидовали ему и восхищались им - еще бы! Такая замечательная девушка его любит да еще считает своим «идеалом».

А летом 1954 года Рубцов снова приехал в Тотьму. И как раз тогда, когда Таня закончила пед­училище и был выпускной вечер. А у Тани был уже другой поклонник, который всюду ходил за ней по пятам. Но в тот вечер она предпочла встретиться с Рубцовым. «Он был «непривычно смущенный и, кажется, немного растерянный. В лице - радость, надежда, восхищение, в руках - цветы. Он каким-то образом приехал поздравить меня с окончанием учебы. Это и сразило меня. Только он один провожал меня с выпускного вечера, с ним бродили мы по берегу Сухоны, дожидаясь ночного рейса парохода на Вологду. И теперь уже кто-то другой шел сзади нас и мешал нам».

Об этом вспоминает Рубцов в стихотворении «У церковных берез» (1969):

У церковных берез, почерневших  от древности,

Мы прощались,  и пусть, опьяняясь   чинариком,

Кто-то в сумраке, злой  от обиды и ревности,

Все мешал нам тогда одиноким фонариком.

 

***

 

Сколько лет пронеслось!

Сколько вьюг отсвистело и гроз!

Как ты, милая, там за березами?

Это прощание отразится в рубцовских стихах «Отплытие», «Тот город зеленый» и других.

Глаза моей девочки нежной

Во мгле, когда гаснут огни...

Как я целовал их поспешно!

По распределению Татьяна Агафонова с середины августа должна была поехать на работу в Азербайджан и ненадолго приехала в родную семью в деревню Космово. И тут неожиданно в Космово приехал Рубцов.

Ничего предосудительного в этом никто не видел. Это еще были годы, когда сохранялись простые нравственные отношения. Была любовь...

«Когда мама узнала, что он сирота, то окружила его материнской любовью и заботой. Называла его Коленькой. Коля как-то быстро вошел в круг молодежи. Тогда деревенские парни и девчата в Космове жили большой дружной семьей.

Николай восхищался местной природой, он гостил у любимой девушки и был счастлив. Но произошла ссора. «По какому-то поводу мы поссорились с Николаем. Слово за слово, а потом и сами забыли, с чего началось, но каждый считал себя правым. Почувствовав мое отчуждение, Коля уехал».

Вот так они и расстались. Когда Таня уже уезжала, чтобы попасть в Азербайджан, оказалось, что Рубцов бросился вслед за ней и оказался в том же поезде. «Я очень боялась, что Николай поедет за мной в Азербайджан, где меня ждала неизвестность. Я уже поняла, что чувства мои к Коле были неглубоки, что это было очередное увлечение. А он еще продолжал надеяться, но когда понял, что не вернуть уже ничего, сказал мне на перроне вокзала в Москве: «Не переживай, я с тобой не поеду».

Сам же он, видимо, нелегко пережил отъезд Тани и их разлуку.

Я опечален,  но вершина

Крута. А ты на ней   одна -

И азиатская чужбина

Бог знает, что за сторона.

Еще он долог  по селеньям,

Мой путь к морскому кораблю,

И, как тебе,цветам осенним

Я все шепчу: «Люблю, люблю...»

А Таня Агафонова встретила свою любовь. «По приезде в Междуречье в свой первый трудовой отпуск летом 1955 года я повстречала местного парня Юрия Решетова, влюбилась сразу. Посчастливилось нам обоим - судьба подарила нам взаимное светлое чувство, а я впервые узнала, что это такое: не только быть любимой, но и любить самой. Эта любовь была проверена разлукой на несколько лет. Лишь в 1958 году мы снова встретились и поженились. Муж построил дом в селе Шуйском, я работала в школе. Письма и фотографии, полученные когда-то от Рубцова и от других поклонников, были по собственной инициативе сожжены».

А Николай Рубцов продолжал помнить свою первую любовь. И летом 1958 года снова приехал в Космово. Таня была уже замужем, жила в Шуйском. И мама «отсоветовала Коле встречаться со мной, так как беспокоилась о мире в моей семье. А ведь он на что-то надеялся, приехал специально, чтобы повидать меня. Маме Николай дал слово, что уедет, не повидав меня. Слово он сдержал». Рубцов был благородный человек.

И все же Космово, где он был когда-то счастлив, продолжало манить его к себе. И летом 1963 года Николай Рубцов снова приехал сюда, в гостеприимный дом Агафоновых. «Мама обрадовалась его приезду, расспрашивала о жизни. Николай говорил, что учится в Литературном институте в Москве, что холост, что друзей хороших у него много, а деньги его не любят». С Таней он так и не встретился, а общался с ее сест­рой Ольгой. Особенно сердечные отношения у него сложились с ее мамой - Анной Алексеевной. Можно представить, что у него тогда было на душе. Приезжал в дом той, которую любил, а даже не увидел ее.

«Но судьба подарила нам с Колей неожиданную встречу в Вологде летом 1969 года. До этого мы не виделись пятнадцать лет. Я заочно заканчивала педагогический институт. Торопилась на последнюю консультацию перед госэкзаменом. Смотрю, по улице мне навстречу идет, опустив голову, Коля Рубцов. Я уже прошла мимо, но оглянулась и невольно окликнула: «Коля!» Он обернулся, узнал меня, предложил присесть на скамейку в скверике, который был рядом. Он очень волновался. По внешнему виду его было понятно, что живется ему непросто. Я очень спешила, но он успел мне сказать, что пишет стихи, что многие написаны о нашей юности».

Татьяна Ивановна сказала мне, что Рубцов говорил тогда, в короткие минуты их последней встречи, что все любовные стихи, написанные им, посвящены именно ей.

И оказалось, что это их прощальная встреча. А через несколько лет она была потрясена трагической смертью Николая Рубцова. Все Агафоновы тяжело пережили эту трагедию.

«До слез жалею, что короткой оказалась жизнь Николая Михайловича Рубцова, с которым я была не просто знакома, а любима им. Преклоняюсь перед его талантом, перед его памятью».

Прошли многие годы. По совету исследователя творчества Рубцова В.С. Белкова Татьяна Ивановна написала свои воспоминания о нем, имеющие, несомненно, историко-литературное значение. Они были напечатаны. Имя Т.И.Решетовой стало известно поклонникам рубцовской поэзии. И к ней в гости приезжают многие. Гостила в ее доме и директор Московского музея Рубцова М.А.Полетова, подарившая созданному в шуйской школе музею поэта ценные материалы. Осенью этого года планируется открытие новой, расширенной экспозиции - музея-библиотеки Николая Рубцова в Шуйском. Педагог Т.Ю.Краснова, в прошлом ученица Татьяны Ивановны, и ее дочь Полина Краснова написали интересное литературно-исследовательское повествование «Повесть о первой любви», в котором около двух десятков рубцовских стихов связывает с Татьяной Агафоновой (в том числе «Букет», ставший популярной песней). И это очень важно, так как до последнего времени любовная лирика Рубцова была мало исследована. В этом исследовании говорится: «Стихи Н.Рубцова о первой любви проникнуты глубоким чувством и неж­ностью. Ровесники Т.И.Решетовой, знавшие ее в молодые годы, так говорят о ней: «Это была жгучая брюнетка с большими черными глазами, белозубой улыбкой и прекрасной фигурой... Неудивительно, что Рубцов полюбил ее - она была красавицей. В своей любовной лирике он  ни одну из женщин не наделял такими эпитетами и такой нежностью: «золотое имя Таня», «дорогая, любимая», «милая», «нежная», «сей образ прекрасного мира».

На бывшем в Космове доме Агафоновых (ныне у него другие хозяева) в честь Рубцова установлена мемориальная доска. А знаток местной истории, журналист, книжник, музейщик Л.Л. Трошкин подготовил рукопись книги «Рубцов в Междуречье», куда включены и воспоминания Т.И.Решетовой, и работа Т.Ю.Красновой, и другие материалы. Будем надеяться, что эта книга увидит свет.

 


Источник: "Красный Север", 15-29 июля 2006.

 

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.