На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

   Стихотворные сборники

   Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

   Исследования

   Очерки, заметки, мемуары

   Воспоминания современников

   Книги о Рубцове

   Критические статьи

   Рецензии

   Наш Рубцов

    Посвящения

   Дербина

 

Приложения

   Документы

   Фотографии

   Рубцов в произведениях художников

   Иллюстрации

   Библиография

   Фонотека

   Кинозал

   Премии

   Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Исследования

Леонид ВЕРЕСОВ,

член Союза писателей России,

зам.председателя Вологодского Союза писателей-краеведов

Тайна или миф рубцовской биографии

 

Редко так бывает, что с осторожностью приступаешь к написанию очередного материала. Не знаю в чём тут дело, тема не безынтересная, но несколько мелковатая и скользкая, как ёрш что ли. Но, без рыбной мелочи хорошую уху не сваришь и в биографии поэта нельзя пренебрегать мелочами и ей надо заниматься серьёзно, не оставляя поводов для малейших сплетен. Лучше самим обозначить проблему, чем ждать, когда недоброжелатели поэта преподнесут неприятный факт. И ещё, оправдывает то, что Рубцов дарит очередную  загадку  и её как-то необходимо разрешить. Конечно, мучил вопрос, а так ли это важно? Ну, уйдут эти сведения просто в небытие и что изменится? Но, важно не то, что ничего не изменится, а другое. Вот появится в будущем пытливый исследователь и найдёт он несоответствие в документах и воспоминаниях, а данных, которыми сейчас располагаем, у него не будет. И что же отступиться? Нет, конечно, поможем будущим рубцововедам, хотя одновременно и введём их в сомнение. Ну, да будем надеяться данных у них будет больше, и истина по Рубцову в фактах его биографии явится в полном документальном блеске. А пока, тайна рубцовской биографии, вернее её отблески в нашей работе. И ещё, боюсь и надеюсь одновременно, что со временем, получится серия материалов под таким названием.

 

А начнём с четверостишия Николая Рубцова, которым можно было бы и закончить данный материал, оно из «Прощальных стихов» поэта и написано на семь лет раньше, но тенденции неспокойной молодости поэта подмечены вполне определённо.

 

Когда-нибудь из памяти сотрётся,

Что прежде было символом греха

И что отныне попросту зовётся

Обыкновенным словом чепуха!

 

Всё, о чём написано в биографии Н.М.Рубцова по теме нашего очередного документального исследования, умещается в одну строчку. «Окончил школу рабочей молодёжи (ШРМ) № 120 г. Ленинграда», нередко добавляя при этом, что закончил экстерном. Сам поэт дал повод для этих разночтений, написав в автобиографиях от 2.05.1967 года и от 10.09.1967 года почти идентично «В 1962 году сдал экзамены экстерном за 10 классов (видимо эксперимент с 11 летним образованием уже закончился - Л.В) и поступил в Литературный институт им. Горького. В настоящее время - студент этого института». В письме же от 19.05.1962 года, по входящему штемпелю, на творческий конкурс в Литинститут пишет, что начал сдавать экзамены за 10 класс и сдаст их, не зря же посещал школу два года. Впрочем, вот точный текст этого письма.

 

«Дорогие товарищи! Я посылаю на Ваш на творческий конкурс стихи очень разные: весёлые и грустные, с непосредственным выражением и с формалистическим уклоном (последние считаю сам лишь учебными, экспериментальными, но не отказываюсь от них, ибо и они от души, от жизни). Буду рад, если Вы найдёте в них поэзию и допустите меня  к приёмным экзаменам. Мне двадцать шестой год, я русский, чл. ВЛКСМ. Самостоятельную жизнь начал в 1950 году, после выхода из детского дома, где воспитывался с первого года войны. Всё это время работал, учился. Служил четыре года на Северном флоте (кстати морские стихи, кот. посылаю, не о военном флоте, а о траловом, рыболовном). Последнее время работаю на Кировском заводе в Ленинграде, шихтовщиком. Начинаю сдавать экзамены за десятый класс в вечерней школе. Думаю, что сдам: не зря ведь я посещал её два года! Желаю учиться на дневном отделении, на основном, в Вашем институте. Могу и на заочном. В другие институты не тянет. А учиться надо. Рубцов. 

 

Ваш ответ пришлите, пожалуйста, по адресу: г. Ленинград, ул. Севастопольская, дом 5, комната 22. Рубцову Николаю. Всего доброго! P.S.  Стихи, которые посылаю, - в основном, последнего года. Писал и раньше».


Никакого намёка на экстернат, то есть, на то, что школу не посещал, а обучался, сдавая зачёты и экзамены. Вот уже маленькая неувязка, при всём том, никакого сомнения в подлинности аттестата зрелости об окончании 10 классов, и возможности с ним поступать в ВУЗ. Желающие могут прочитать об экстернате далее, но выяснить точно должна ли была ставиться о нём отметка в аттестате не удалось. Факт тот, что в документе Н.М.Рубцова об окончании школы рабочей молодёжи №120 отметки об экстернате нет. Отметим это для себя.

 

Аттестат об окончании школы рабочей молодежи №120, выданный Николаю Рубцову.

 

Далеко не все исследователи учитывают письмо 1962 года в Литинститут, поэтому пишут в своих работах «навёрстывая упущенное время, Николай сдаёт экзамены за десятилетку экстерном…» или «в 1962 году Николай экстерном получает аттестат зрелости…». И нет сомнений, а у нас есть.

 

Но, вначале отступление, связанное с терминами и историей. Школы рабочей молодёжи (ШРМ) в шутку окрестили «шарамыгами» и они в 1958 году получили в документах официальное название «Вечерних сменных общеобразовательных школ». Скажем, с сентября 1949 по май 1951 года в ШРМ учился Ю.А.Гагарин. Имелись льготы для учащихся: один дополнительный нерабочий день в неделю с сохранением 50 % заработка, давался оплачиваемый отпуск для сдачи экзаменов. Учись, как говориться не хочу. Тем более, на пятидневную рабочую неделю в СССР перешли только 7 марта 1967 года. И один учебный нерабочий день в неделю для творческой жизни поэта был бы явно не лишним.

 

Давайте уточним сведения об образовании самого Николая Рубцова к началу работы его, после службы на Северном флоте, на Кировском заводе в Ленинграде. В школе при детдоме села Никольского он закончил 7 классов, показав на экзаменах хорошие знания. Это позволило будущему поэту поступить в Лесотехнический техникум города Тотьмы, затем в горно-химический техникум города Кировска, Мурманской области и закончить в первом 2 курса, во втором 1,5 курса, что вполне соответствовало неполному среднему образованию, то есть восьмому классу школы (тут есть один нюанс, ибо в школе в 1958 году стало одиннадцать классов, а к моменту поступления Николая Рубцова в ШРМ, эксперимент с 11 классами провалился и вновь вернулась десятилетка). Николаю Рубцову вполне, по закону, могли по его знаниям засчитать 8 классов школы и принять в девятый класс, если ШРМ перешла на десятилетнее образование.

 

Школа рабочей молодежи в 50-е - 60-е годы.

 

Перемены в системе образования нас интересуют меньше, чем вопрос, а в какую школу поступил учиться рабочий Кировского завода Николай Рубцов? Как же в какую, в ту, которую закончил и в которой получил документ о среднем образовании скажет читатель № 120. Если бы всё было так просто! В воспоминаниях людей знавших поэта в те годы упоминается всякое: поэтические споры, многочисленные выступления с чтением стихов, в том числе и в вечерних школах (ещё одно название ШРМ - Л.В), тяжёлая работа на заводе, общежитие, даже иногда поступление в вечернюю общеобразовательную сменную школу, но нигде нет слов о тяжёлой доле её ученика Рубцова. А он должен был говорить об этом, если бы каждый день вынужден был бы ходить по вечерам на учёбу после тяжёлой смены или с утра после ночной смены.  Но, нет об этом ни слова в письмах поэта и воспоминаниях его приятелей. Приведём характерные воспоминания на эту тему Михаила Каплина, рабочего с Кировского завода.

 

 

«Мы с Николаем подружились сразу же. Еще бы: и он, и я служили на флоте, а законы морского братства нерушимы. Скоро все узнали, что он пишет стихи, просили почитать, "подбрасывали" темы. Иногда мы устраивали в комнате настоящие концерты. Я играл на гитаре, а Николай пел народные песни, которых знал множество, и подыгрывал себе на гармонике.

 

Жизнь наша была трудовой, а быт — без лишнего комфорта. Но, несмотря на тяжелую работу, мы все учились и Николая сагитировали поступить в школу рабочей молодежи, вскоре он стал ее учеником.

 

Исподволь, но верно, Кировский закалял его характер, воспитывал, учил правде жизни. А это самая главная наука».

 

 

Все сведения касаются, в лучшем случае, начала учёбы, поступления поэта в ШРМ, думаете в № 120? А вот перед нами материал «Уроки литературы для Рубцова», который опубликовала М.А.Полётова в 2010 году (Российский писатель № 3-6. (Русский мир).  Как-то хочется верить этому исследователю.

 

 

 

«1960 год. Школа рабочей молодёжи № 168 Кировского района в Ленинграде на ул. Трефолева. Первый: урок литературы учителя словесности - Галины Николаевны Федотовой, только что окончившей Педагогический институт им. В.И. Ленина в Москве. Молодую учительницу ребята; встретили доброжелательно и попросили её послушать стихи одного из: учеников. Получив согласие, ученики стали входить в класс. Мест не хватало. Стоял рабочий люд вдоль стен, в проходах между партами и даже вокруг стола учителя. Наступила идеальная тишина. Вышел паренёк небольшого роста и начал читать свои стихи. Класс слушал восхищенно. Стихи были очень зрелые, брали за душу, неожиданно завораживали. Время шло, а юноша всё читал и читал. Прозвенел звонок на перемену. Никто не шевельнулся. Поэт продолжал читать. Когда прозвенел звонок: на следующий урок, он закончил. Лица выглядели просветленными и возвышенными. Расходились шумно, обмениваясь впечатлениями...

 

Лишь через 50 лет; купив сборник стихов Н. Рубцова, своего любимого поэта, Галина Николаевна прочитала в основных датах жизни и творчества, что учился в I960 году в школе рабочей молодёжи тот самый паренёк, который произвёл впечатление на неё своими стихами в те далёкие годы. И в памяти всплыл тот далекий урок...

 

Уже тогда, много лет назад, будущий поэт поразил Галину Николаевну своей неординарностью, талантом, глубокими знаниями литературы и поэзии. Его сочинения были сочинениями совершенно взрослого человека, много видевшего, много пережившего. Без единой ошибки. Молодого Рубцова больше всего интересовало мнение Галины Николаевны по поводу написанного. Он даже подошёл к ней, присел около её стола. Она не столько хвалила его, сколько удивлялась его развитости, грамотности, знанию жизни и литературному вкусу. Юноша разговаривал с ней на равных, вызывал к себе уважение.

 

Г.Н. Федотова

Итак, ещё одна страница жизни поэта Николая Рубцова-начало его трудного творческого пути. Узнать об этом, как всегда, помог случай. Поняв, что её бывший ученик и поэт Николай Рубцов - одно и то же лицо, Галина Николаевна очень разволновалась. Стала искать справочник Москвы, выяснила, что в Москве есть музей Н. Рубцова, посетила его и по нашему приглашению пришла 16 января 2010 года на «Рубцовские чтения». Мы попросили её рассказать о себе и о бывшем ученике Рубцове. Много вопросов задавали ей наши слушатели.

 

Галина Николаевна, окончив Педагогический институт, поехала к мужу в Ленинград. Поселилась в общежитии Ленинградской консерватории. Стала искать работу поближе к общежитию и поступила в вечернюю школу рабочей молодёжи, где преимущественно учились рабочие с Кировского завода. Ей было 22 года. Она оказалась самой молодой в этой школе. Среди этих рабочих «учеников»: девушек было мало, и она очень стеснялась. А когда директор школы и секретарь партийной организации - участник Великой Отечественной войны, учитель физики, сообщили ей, что в её классе будет необыкновенно талантливый ученик, знающий литературу и пишущий стихи, она очень заволновалась. Стала усиленно готовиться к занятиям. Перечитала свои конспекты, лекции. Весь педагогический коллектив школы к ней был очень внимателен. Успокаивал её. Она работала там недолго, так как её при гласили работать в музыкальную школу. Но с прежней школой она долго поддерживала связь... Делясь своими воспоминаниями о Рубцове, Галина Николаевна Федотова сказала, что многое забылось, ушло в прошлое, но в памяти остался тот первый урок и ощущение духовной близости с далёким прошлым».

 

 

Итак, по версии М.А.Полётовой, согласно воспоминаниям Г.Н.Федотовой, в школе № 168, Кировского района в Ленинграде начал учёбу Николай Рубцов. И что подчёркивает преподаватель Федотова, что она поступила на работу в вечернюю школу рабочей молодёжи, где преимущественно учились рабочие с Кировского завода. Вот её и предстояло закончить молодому поэту, но диплом об образовании выдан школой №120. Так какую же школу поэт закончил экстерном, как сообщает в автобиографиях 1967 года или же аккуратно посещал два года и сдал обычные экзамены за 10 класс на общих основаниях, как он пишет в письме на творческий конкурс в Литинститут в мае 1962 года? А может толком не посещал никакую, занятый тяжёлым трудом рабочего и не менее напряжённым поиском себя в поэзии, творческими встречами, иногда весёлым времяпрепровождением, но не находя ни сил, ни времени на учёбу. Вот характерная цитата из его письма Валентину Сафонову 1960 года.

 

«Пару слов о планах на будущее. Ох уж к черту планы! Их у меня вовсе нет. Просто не знаю, что мне делать. Начать учиться? Что ж, начну, закончу, допустим, институт, а там что? На пенсию будет пора! Мне кажется, что вместе с юностью (что было до службы) прошла у меня и вся жизнь, поскольку нет у меня теперь ни мечты, ни любви к какому-либо делу, как тогда. Я бездельник, хотя и не сижу без дела. Впрочем, во мне уже снова начинает пробуждаться интерес к морю, к работе на гражданских судах. Может, подамся в Архангельск. Но для начала хочу, как говорится, приодеться, купить наконец штатские портки и прочее...»

 

Единственный приходящий на ум вариант как - то объяснить эту путаницу, начал учиться в одной, а затем перешёл в другую. Поэт ещё молодой человек, делающий в жизни свой выбор, но поэтический Ленинград той поры это бурлящий котёл литобъединений, поэтических вечеров, литературной учёбы, публикаций своих стихов, город русской культуры, наконец. Итак, посещал ли Николай Рубцов вечернюю сменную школу вообще, или нечасто, но посещал, видя в ней свою жизненную перспективу, а может исправно ходил в школу, но у нас нет об этом данных? А может не всё так просто и очевидно в этой истории?

 

Начнём издалека и приведём цитату из письма Н.М.Рубцова, тоже своеобразной автобиографии конца 1967 года, секретарю Вологодского обкома КПСС В.И. Другову. В нём Рубцов лукавит если не по поводу экстерната, то точно по поводу поступления в 1962 году сразу на заочное отделение Литинститута. (Как известно поступил Николай Рубцов на очное отделение Литинститута - Л.В).

 

«В 1962 г. сдал экстерном экзамены за десять классов и поступил на заочное отделение Литературного института им. Горького в г. Москве. В настоящее время — студент-заочник последнего курса этого института…». 

 

Это пример того, что поэт мог ошибаться, или не писать всей правды, исходя из каких-то своих соображений в отношениях с людьми, обличёнными властью. А теперь перейдём к рассмотрению версии тех далёких событий, услышанной из уст В.С.Горшкова и Б.И.Тайгина. Думается, что эти ленинградские друзья Н.М.Рубцова не нуждаются в особом представлении. Факты приводились ими только в разговорах, в определённые моменты доверительных бесед без всяких целей или намерений. Они делились ими надеясь, что дальше эти сведения не уйдут, но видимо, и промолчать не могли.

 

Чувство неловкости определённо присутствует при обнародовании их, но это дела давно минувших дней и только версия того, как они обстояли на самом деле. В качестве отступления от темы спрашиваешь себя, а стоит ли их пересказывать? Но, столько благоглупостей или откровенной, бездоказательной чернухи предположений уже произнесено или написано о Н.М.Рубцове, что эти возможные события, связанные с окончанием рабочим поэтом ШРМ и получением им аттестата зрелости (диплома о среднем образовании), думается не добавят аргументов недругам поэта, не расстроят его друзей. Для нас они важны как крупицы исторической, литературоведческой правды и вклад в исследования для научной биографии или подробного жизнеописания Н.М.Рубцова. С другой стороны, это тот случай, когда исследователи могут упрекнуть, ну вот пользуешься сам непроверенными и даже непроверяемыми воспоминаниями, слишком личными по характеру. Но, когда факты, документы, воспоминания противоречат один другому, тут любые подсказки современников событий на вес золота. Верю, не верю не пройдёт, когда надо вставать на определённую позицию, эмоции должны подчиниться логике и надежде, что исходя из комплекса материалов картина тех давних событий выплывет из ленинградского тумана на свет истории литературы.

 

Однажды В.С. Горшков в разговоре с женой (приводятся воспоминания Т.А.Горшковой, записанные автором данного материала) выдохнул то, что было глубоко сокрыто в его памяти. «Да знала бы ты, как Николай закончил ШРМ. Мы деньги ему собирали. У Николая Малышева была сердечная знакомая в одной из вечерних школ и через неё выправляли аттестат о среднем образовании для Рубцова…».

 

Что это тайна рубцовской биографии или её очередной миф? Друзьям поэта было ясно, что ему следует учиться в Литинституте и документ о среднем образовании нужен любой ценой. Возможно, это их совместная попытка преодолеть бюрократические проволочки, связанные с получением аттестата, если его Николаю не выдавали из-за пропусков занятий без уважительных причин и в сменной общеобразовательной школе опасались, что даже на «удовлетворительно» он не сдаст выпускные экзамены. Но друзья то знали потенциал поэта, факт его учёбы в двух техникумах и были уверены, что если Николая допустят до экзаменов, то всё будет хорошо и документ об образовании у него в кармане.

 

Возможно, вся суть в том, что Рубцову помогли получить обычный аттестат, без пометки об экстернате, чтобы не осложнять его поступление в Литинститут. Такую версию развития событий поэт и приводит в письме 1962 года, а позднее в автобиографиях честно пишет, что учился и сдал экзамены экстерном. Обращаем внимание, что Валентин Горшков в своём выплеске эмоций по поводу своего друга не называет номера школы, только фамилию поэта Малышева, который в это время работал на Кировском заводе, а вот позднее прославился как поэт-песенник, автор стихов популярных песен исполняемых Эдитой Пьехой, Эдуардом Хилем, Аидой Ведищевой, Иосифом Кобзоном и другими исполнителями [1].

 

Свидетельство Б.И.Тайгина на этот счёт приведём в материалах переписки с Алексеем Кутюевым, создателем и редактором сайта «Душа хранит», в котором сосредоточены материалы о жизни и поэзии Н.М.Рубцова, после публикации работы «Не сказка о том, как Николай Рубцов в Литературный институт поступал» в июле 2019 года.

  

 

«Леонид, работа на сайте. Интересный материал, как много документов нашлось. Б.Тайгин мне рассказывал (добавляя при этом - "не для печати"), как всем миром скидывались Рубцову на аттестат вечерней школы, в которую он вообще не ходил. Мол, пришлось заплатить. Возможно, тоже миф. А может и нет».

 

«Алексей, спасибо. Ты знаешь, может и не миф. Мне о том же говорила жена Валентина Горшкова, я сейчас делаю большую работу о нём и о Рубцове. Хочу, как версию, аккуратно это привести. Тайгин называл какие - то конкретные имена и факты?»

 

«Леонид, нет, конкретных имен не было. Хотя интересного много рассказал. У меня какое-то время хранилась на диктофоне запись той беседы, потом пропала, а копию не удосужился сделать».

 

 

Позднее, мы сошлись на том, что, наверное, по прошествии стольких лет Б.И.Тайгин не стал бы возражать по поводу публикации его сведений, а Алексей Кутюев не возражал по поводу публикации нашей переписки.

 

Были ли какие-то основания для желаний самого Николая Рубцова и его друзей? Их можно найти в документах той поры, касающихся вечерних школ, когда учащимся шли навстречу со сдачей экзаменов почти не нарушая закон. Судите сами. Из Положения о вечерней (сменной) средней общеобразовательной школе. 29.12.1959 года.  

 

 

«Совместно с органами народного образования составлять перспективные планы охвата обучением молодежи, нуждающейся в завершении среднего образования, организовывать разъяснительную работу среди этой молодежи по вовлечению ее в вечерние (сменные) средние общеобразовательные школы и создавать ей условия для бесперебойного посещения учебных занятий…

 

Педагогическим советам вечерних (сменных) средних общеобразовательных школ предоставляется право, при наличии уважительных причин, изменять сроки сдачи экзаменов отдельным учащимся…

 

Все поступающие в вечерние (сменные) средние общеобразовательные школы предъявляют документ об образовании и справку с места работы.

В случае отсутствия документа об образовании зачисление поступающих в соответствующий класс производится после предварительной проверки их знаний по русскому (родному) языку и математике...»

 

 

Из документа ясно, что многое в судьбе учеников могло решаться внутри самих вечерних сменных школ при благожелательном отношении учителей и директора учебного заведения.

 

Приведём также понятие экстерната, которым мог воспользоваться Николай Рубцов и сдать экзамены за курс средней школы.

 

«Экстерна́т (от лат. externus — посторонний) — обучение в экстернатуре, форма аттестации, которая предполагает самостоятельное изучение общеобразовательных программ основного общего, среднего (полного) общего, высшего образования с промежуточной и государственной (итоговой) аттестациями в образовательном учреждении, имеющем государственную аккредитацию.

 

Суть экстерната состоит в возможности получить среднее или высшее образование без ежедневного посещения школы, университета.

 

Преимущество экстерната состоит в том, что он даёт возможность реализации индивидуальной образовательной траектории, освобождает время для подготовки к поступлению в вуз, позволяет в более свободном режиме посещать учебное заведение, совмещать учёбу в школе или университете и работу или обучение в другом учебном заведении и пр. Обучение в экстернате может быть полностью самостоятельным, учащийся сдаёт только экзамены.

 

Главный принцип экстерната — освободить учеников и студентов от ежедневных многочасовых занятий в учебном заведении, сэкономив таким образом время, но при этом дать полноценное образование. Система образования экстерном устроена так, что за наименьший период времени обучающийся получает наибольшее количество информации. Мнение о том, что получаемые знания поверхностны, ошибочно. Обучающийся осваивает программу самостоятельно, а степень усвоения контролирует преподаватель. Для этого обучающийся сдаёт зачёты и экзамены и на основании положительных результатов получает аттестат государственного образца».

 

Таким образом, рассказ Валентина Горшкова и свидетельство Бориса Тайгина могут оказаться весьма пикантным эпизодом насыщенной учебной и литературной жизни Николая Рубцова в Ленинграде. За многое могли ухватиться друзья Рубцова в документах, в стремлении помочь поэту с получением аттестата экстерном, но главное, они в своих просьбах, уговорах могли уповать на явный талант молодого поэта, на его блестящие творческие перспективы. Надо сказать, что и отношения поэта с вечерними сменными школами были хорошими.

 

Так, Эдуард Шнейдерман в своих воспоминаниях пишет, что не только в домах культуры, книжных магазинах, институтах читал свои стихи молодой поэт с Кировского завода Николай Рубцов. Но, например, 28 апреля 1962 года, что следует из дневника Шнейдермана, он и Рубцов читали стихи в вечерней школе на Петроградской стороне, 28 мая снова выступление их в другой уже вечерней школе. Николая Рубцова знали в этих учебных заведениях как талантливого поэта. Почему бы не помочь парню сдать экзамены экстерном за десятилетку и чуть подправить документы о том, как закончена вечерняя школа. Думается, что никто не покривил душой, грамотность и компетентность в предметах были вполне на уровне тех оценок, которые он получил в аттестате зрелости. Показалось несколько забавным, что среди немногих хороших оценок в полученном документе стоит четвёрка по Конституции СССР. Как бы подразумевалось, что руководство вечерней школы № 120 признаёт за учеником право на образование, в том числе и высшее, закреплённое в основном законе страны и делает всё для этого возможное. Правда, вступая в некоторое противоречие с подзаконными документами об этом же самом образовании, но среднем, во благо того же самого ученика Николая Рубцова.

 

А, что, собственно, нового узнали мы из этого материала? То, что путь Н.М.Рубцова в профессиональную литературу через получение им сначала среднего, а затем профильного высшего образования был труден, порой зависим от случайностей, от ситуации момента, помощи друзей, огромной воли поэта. Так это всё покажет и учёба Николая Рубцова в Литературном институте, в ещё большей степени, когда он поступил на очное отделение в 1962 году, а закончил на заочном отделении в 1969 году. Тернистый путь учащегося школы рабочей молодёжи, работающего на Кировском заводе, сменился не менее драматической дорогой студента Николая Рубцова в Литинституте. Но, всё же, он закончил этот престижный столичный ВУЗ, благодаря своему таланту защитив дипломную работу на отлично (напомним, что дипломной работой поэта стал сборник стихов «Звезда полей» и стихи нового цикла «Зелёные цветы». Значит, не напрасны были усилия и надежды друзей, веривших в удивительный дар молодого поэта. Но дело даже не в этом. Студентов и, отличников среди них, было много, а вот национальных поэтов в стране и тогда и сейчас на пальцах одной руки можно сосчитать. Состоявшийся поэт не бывает без срывов, исканий, настойчивости, труда. Ещё многие факторы делают из талантливого поэта властителя дум поколения. А этот, возможный, эпизод рубцовской биографии только подтверждает всё выше написанное.

 

Примечания:

 

1. Весна-лето 1962 года были очень жаркими для Н.М.Рубцова. Работа на Кировском заводе, отпуск и поездка в Николу, отсылка документов на творческий конкурс в Литинститут, выпуск самиздатовского сборника стихов «Волны и скалы» Борисом Тайгиным, но прежде надо было утрясти вопрос с вечерней школой и получением диплома о среднем образовании. Тогда, возможно, Николай Малышев попросил свою знакомую урегулировать вопрос с аттестатом, войдя в положение Рубцова. Это удалось сделать в школе рабочей молодёжи № 120. Кто знает, может именно в документах из неё можно поставить точку в этой истории.

 

Приведём также найденные сведения о поэте Николае Иосифовиче Малышеве (22 апреля 1931 - 25 июля 1998).

 

Окончил Магаданский горный техникум. Работал на Кировском заводе. В 1960 году выпустил сборник стихов «Встретимся на Ольчане», в 1965 году «Солнце на два ручья» и другие. В середине 60х годов многие его стихи были положены на музыку композитром Станиславом Пожлаковым. Самые известные песни на стихи Николая Малышева «Причал» исполнила Эдита Пьеха, «Гуси-гуси», «Отзовись», «Пусть летят журавли» - Аида Ведищева, «Мамина осень» - Майя Кристалинская, «Ещё не осень» Иосиф Кобзон, «Дорога длинною в жизнь» Эдуард Хиль и другие.

 


Материал предоставлен автором.

 
   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на //rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх