На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
НАШ РУБЦОВ

Алексей НОВОСЁЛОВ,
директор МБУК «Тотемское музейное объединение»

ГОРОД ТОТЬМА В СУДЬБЕ И ТВОРЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ ПОЭТА НИКОЛАЯ РУБЦОВА 

 

К написанию данной статьи автора побудили разрозненность информации, касающейся пребывания Николая Рубцова в Тотьме, и отсутствие некоего системного материала, в котором была бы изложена роль нашего города в творчестве поэта-земляка. При этом надо оговориться, что большинство шедевров рубцовской лирики и добрых воспоминаний Николая Рубцова о тотемской земле связано с селом Никольским и его округой – территорией современного муниципального образования «Толшменское». За исключением двухлетнего периода обучения будущего поэта в лесотехническом техникуме, Тотьма возникала в жизни Рубцова скорее как некий транзитный пункт, где можно было встретиться с приятелями, зайти в редакцию и получить там задание либо гонорар, а также как место ностальгических воспоминаний о юности. Однако попробуем изучить данную тему подробнее, и сначала обратимся к фактам биографии поэта.

 

Первый раз Николай Рубцов, вероятно, увидел Тотьму во время экскурсии, которая была организована для детдомовских детей из села Никольского. Из приказов по Никольскому детскому дому за 1948 год можно узнать, что с 24 по 30 июля ребята, в том числе и Коля Рубцов, с воспитателем Д.А.Рыбаковой были на экскурсии в райцентре [1]. Впечатления от этой поездки могли стать основой сочинения «О родном уголке…», имеющем предельно нечёткую датировку.

 

Следующим доказанным фактом пребывания будущего поэта в Тотьме является лето 1950 года, когда Николай Рубцов, не сумевший поступить в учебные заведения Риги и, возможно, Ленинграда, подаёт заявление в Тотемский лесотехнический техникум. 30 июля он успешно поступает на отделение, готовившее мастеров лесовозных дорог. Далее следует самый долгий период, который Николай Рубцов когда-либо проводил в нашем городе – почти два года обучения в техникуме (сентябрь 1950 – лето 1952 с перерывом на летнюю поездку 1951 года в село Никольское). В июле 1951-го детский дом в Николе закрывают, и Рубцову становится некуда приезжать на каникулы. Сохранились данные, что какое-то время Рубцов был приписан к Тотемскому детскому дому №3. По воспоминаниям бывшего воспитанника детдома Александра Федоровича Шихова [2], Рубцов не только питался в детском доме №3, но и какое-то время жил там.

 

Сергей Багров, товарищ будущего поэта по техникуму и главный его друг в Тотьме, вспоминает: «Рубцов выделялся своим худощаво-красивым лицом, синеватым в полоску костюмом, забиячливой дерзостью, резким движением рук, симпатичной улыбкой, игравшей в его тёмно-карих глазах горячо и искристо, как только что вспыхнувший костерок. И ещё выделялся умением быть среди тех, кто делает что-то отчаянно-смелое, даже порой - запрещённое, где - молодечество, риск и особо весёлая бесшабашность...» [3].

 

Николай Рубцов окончил два полных курса техникума и уехал из города. Багров вспоминает, что будущий поэт мельком был в Тотьме летом 1953 года [4], но, кроме этих воспоминаний, никаких сведений о данном визите нет.

Однозначно доказанный визит в Тотьму случился, судя по всему, летом 1954 года, когда Николай Рубцов уже учился в горно-химическом техникуме Кировска, успев перед тем поработать на рыболовецком траулере РТ-20 «Архангельск». Этот короткий эпизод пребывания Рубцова в Тотьме отражён в воспоминаниях Татьяны Решетовой (Агафоновой) [5], которая была юношеским увлечением будущего поэта. Именно тогда, после выпускного вечера в тотемском педагогическом училище, случилась их памятная вечерняя прогулка по городу, завершившаяся прощанием «у церковных берёз» и ставшая существенно позже сюжетом для одноименного стихотворения.

 

Далее следы Рубцова теряются на просторах страны, и мы вступаем на зыбкую тропу нечётких воспоминаний и умозаключений из разряда «могло быть – могло не быть». Есть данные, что в 1955 году будущий поэт был в Вологде, откуда уехал в Приютино. Оттуда он был призван на Северный флот, и в 1956-1957 гг. никак не мог присутствовать на Вологодчине. Отпуск у матроса Рубцова, как убедительно доказал Л.Н.Вересов [6], случился только в 1958-м. Об этом отпуске есть несколько интересных воспоминаний, свидетельствующих о том, что поэт активно путешествовал: Приютино, Ленинград, Шуйское. Думается, что поэт успел посетить и село Никольское. Об этом могут свидетельствовать записанные воспоминания Александры Ивановны Кореневой, которая рассказала о том, что видела Рубцова в морской форме на паромной переправе Черепаниха – Красное летом 1958 года [7]. Экспромт поэта, в котором есть строки о пароме, который «на всех парах» «в детство перевёз» [8], вероятно, также связан именно с этим эпизодом.

 

Так или иначе, пребывание Рубцова в Николе летом 1958-го совсем не говорит о том, что поэт посетил Тотьму. В то время из Вологды проще было добраться на Толшму напрямую, без заезда в райцентр. Та же самая сложность присутствует и в дальнейшем, не позволяя определить факты пребывания Рубцова в Тотьме. Поэт был в Николе перед отъездом в Ленинград и устройством на Кировский завод (стихотворение «Загородил мою дорогу…» - некий результат этой поездки), был и визит в родное село летом 1962 года, когда Николай Рубцов заново познакомился с Генриеттой Меньшиковой и вступил с ней в отношения. Но в воспоминаниях Сергея Багрова Рубцов в Тотьме возникает только в декабре 1963-го, когда он, никуда не спеша, появляется на пороге редакции местной газеты «Ленинское знамя» [9].

 

В дальнейшие два года (1964-65) поэт часто бывает в городе. Мытарства Рубцова, связанные с исключением из литературного института, его постоянными путешествиями между Москвой, Вологдой и Николой, а также периодическим безденежьем, постоянно вынуждали поэта посещать Тотьму. Здесь он получал редакционные задания, гонорары, провел несколько небольших поэтических встреч. Эпизоды, связанные с этим периодом, хорошо описывает Сергей Багров в своих воспоминаниях. Кстати, именно в этот период и далее на литературных семинарах в Вологде Рубцова представляют как «поэта из Тотьмы» [10].

 

Во второй половине 1960-х Николай Рубцов выбирает постоянным местом жительства Вологду. Туда же в 1966 году перебирается Сергей Багров, уезжает из Тотьмы Василий Елесин. С Тотьмой Рубцова теперь вроде бы мало что связывает; однако поэт регулярно появляется в городе, бывает здесь в составе писательских групп, читает стихи, встречается с тотьмичами. Если изучить весь спектр воспоминаний, то выходит, что в завершающий период жизни Рубцова не было такого года, когда бы он не посещал Тотьму. Например, Сергей Багров пишет о совместном летнем отпуске 1968 года, когда они вместе с поэтом ехали на пароходе в Тотьму [11]. В воспоминаниях убийцы поэта Людмилы Дербиной описаны моменты их совместного с Рубцовым пребывания в Тотьме летом 1969 года [12], об этой поездке также вспоминает и Багров [13]. Судя по всему, именно данные поездки (1968-69) стали для Николая Рубцова наполненными ностальгическими чувствами настолько, что после них рождаются два замечательных стихотворения, местом действия которых очевидно предстаёт Тотьма – «Тот город зелёный и тихий» (1969) и «У церковных берёз» (1968?). Лирический герой Рубцова вспоминает молодость, лето, прощание с любимым человеком – ассоциации слишком очевидны, чтобы не связать их с Татьяной Агафоновой. Но и после этого поэта тянет в город юности. Татьяна Гаврильченко вспоминает литературный вечер-встречу с читателями, участником которой также был поэт; Генриетта Меньшикова датирует последнюю встречу с Рубцовым в Тотьме сентябрём 1970-го. Точная датировка всех вышеупомянутых визитов – задача последующих исследований.

 

Проанализируем источниковедческую базу, на которую мы опирались. К сожалению, в ней крайне мало документов, которые могли бы чётко подтверждать те или иные даты. Книги приказов детского дома, Тотемского лесотехнического техникума да публикации Рубцова в газете «Ленинское знамя» [14] - вот те источники, которые в полной мере можно считать непогрешимыми. Остальное представлено воспоминаниями – как расплывчато-отрывочными (Т.Гаврильченко [15], А.Коренева и мн.др.), так и более подробными (Н.Алексеевская [16], В.Елесин, С.Багров). В основном, конечно, именно свидетельства Сергея Петровича Багрова, опубликованные им в книге «Россия. Родина. Рубцов» [17] и впоследствии в ряде очерков, являются самыми полными и ключевыми при составлении списка рубцовских мест Тотьмы. Беда только в том, что память человеческая, бывает, подводит даже самых убеждённых в своей правоте людей…

 

Отдельно хочется отметить воспоминания Татьяны Решетовой (в девичестве Агафоновой). За то время, что Татьяна Ивановна общалась с разными рубцововедами, её «показания» несколько раз менялись, и определить, что именно в этих воспоминаниях является правдой, а что домыслом, сейчас чрезвычайно сложно [18]. Однако как раз тотемскую часть взаимоотношений Рубцова и Агафоновой воссоздать можно достаточно неплохо.

Круг общения Николая Рубцова в Тотьме до сих пор не изучен в достаточной мере [19]. В разные годы к нему можно определить студентов Тотемского лесотехнического техникума (Сергей Багров, Валентин Борзенин, Николай Брязгин, Александр Гладковский, Ия Шилова, Александр Бабкин и др.), педагогов того же учебного заведения (Н.Н.Алексеевская, А.Ф.Корюкина и др.), знакомых по Николе, впоследствии переехавших в Тотьму (Е.И.Семенихина, А.Соколов), журналистов (В.Д.Елесин, А.П.Королёв, Л.А.Каленистов и др.), москвича с тотемскими корнями, литератора и учёного Ф.Ф.Кузнецова, родственников и друзей вышеупомянутых лиц.

Теперь обратимся к творческому наследию поэта. Слово «Тотьма», собственно, упоминается только в трёх стихотворениях. Первое из них никак не относится к «золотому фонду» рубцовской лирики и является скорее экспромтом. Приведём его полностью.

 

Не надо, не надо, не надо,

Не надо нам скорби давно!

Пусть будут река и прохлада,

Пусть будут еда и вино.

Пусть Вологда будет родная

Стоять нерушимо, как есть,

Пусть Тотьма, тревоги не зная,

Хранит свою ласку и честь.

Болгария пусть расцветает

И любит чудесную Русь,

Пусть школьник поэтов читает

И знает стихи наизусть.

 

Появление здесь Тотьмы во многом случайно, как и Болгарии, но какие проникновенные строчки сумел поэт подобрать, говоря о нашем городе! Именно эти две строки попали на мемориальную доску Николаю Рубцову, открытую в январе 2019 года на здании редакции газеты «Тотемские вести».

 

Два стихотворения, где Тотьма упоминается вскользь, отсылают нас к многочисленным путешествиям Рубцова, в том числе пешим:

 

Я шел, свои ноги калеча,

Глаза свои мучая тьмой...

— Куда ты?

— В деревню Предтеча.

— Откуда?

— Из Тотьмы самой...

                («На автотрассе», 1968)

 

Топ да топ от кустика до кустика —

Неплохая в жизни полоса.

Пролегла дороженька до Устюга

Через город Тотьму и леса.

                («Подорожники», 1969)

 

Ещё два стихотворения можно уверенно связывать с Тотьмой, и это – упомянутые выше ностальгические воспоминания «У церковных берёз» и «Тот город зелёный…». Пожалуй, как раз они более интересны и цельны, поскольку повествуют о Тотьме, её внешнем облике и событиях, в ней происходящих. Приведём эти два стихотворения полностью и вернёмся к ним тогда, когда перейдём к путешествию по рубцовским местам города.

 

Доносились гудки

                          с отдаленной пристани.

Замутило дождями

Неба холодную просинь,

Мотыльки над водою,

                           усыпанной желтыми листьями,

Не мелькали уже — надвигалась осень...

Было тихо, и вдруг

                          будто где-то заплакали,—

Это ветер и сад.

Это ветер гонялся за листьями,

Городок засыпал,

                       и мигали бакены

Так печально в ту ночь у пристани.

У церковных берез,

                           почерневших от древности,

Мы прощались,

                     и пусть,

                               опьяняясь чинариком,

Кто-то в сумраке,

                        злой от обиды и ревности,

Все мешал нам тогда одиноким фонариком.

Пароход загудел,

                        возвещая отплытие вдаль!

Вновь прощались с тобой

У какой-то кирпичной оградины,

Не забыть, как матрос,

                                увеличивший нашу печаль,

— Проходите! — сказал.

— Проходите скорее, граждане! —

Я прошел. И тотчас,

                       всколыхнувши затопленный плес,

Пароход зашумел,

Напрягаясь, захлопал колесами...

Сколько лет пронеслось!

Сколько вьюг отсвистело и гроз!

Как ты, милая, там, за березами?

 

1968

 

 

Тот город зеленый и тихий

Отрадно заброшен и глух.

Достойно, без лишней шумихи,

Поет, как в деревне, петух

На площади главной... Повозка

Порой громыхнет через мост,

А там, где овраг и березка,

Столпился народ у киоска

И тянет из ковшика морс,

И мухи летают в крапиве,

Блаженствуя в летнем тепле...

Ну что там отрадней, счастливей

Бывает еще на земле?

Взгляну я во дворик зеленый —

И сразу порадуют взор

Земные друг другу поклоны

Людей, выходящих во двор.

Сорву я цветок маттиолы

И вдруг заволнуюсь всерьез:

И юность, и плач радиолы

Я вспомню, и полные слез

Глаза моей девочки нежной

Во мгле, когда гаснут огни...

Как я целовал их поспешно!

Как после страдал безутешно!

Как верил я в лучшие дни!

Ну что ж? Моя грустная лира,

Я тоже простой человек,—

Сей образ прекрасного мира

Мы тоже оставим навек.

Но вечно пусть будет все это,

Что свято я в жизни любил:

Тот город, и юность, и лето,

И небо с блуждающим светом

Неясных небесных светил...

 

1969

 

Такой Тотьма была в 1950-е годы (улица Советская). Фото Е.А.Баландина.

 

Остальные произведения поэта, имеющие отношение к тотемской земле, более соотносимы с Николой и Толшмой.

 

Ничуть не менее интересно, чем стихи, сочинение Николая Рубцова «О родном уголке», посвящённое Тотьме. Оно, как уже было сказано выше, датируется очень спорно и содержит в себе факты, которые пока сложно поддаются интерпретации в контексте биографии поэта. Рубцововеды до сей поры не определили, когда оно вообще было написано: в годы обучения в Тотемском лесотехническом, Кировском горно-химическом техникуме или вообще как выпускное в школе?[20] Сочинение интересно тем, что написано Рубцовым не исключительно на подлинных фактах своей биографии, с некой долей литературного вымысла. Однако, пожалуй, это самое значимое произведение, из которого можно вынести отношение Николая Рубцова к Тотьме.

 

«Тихий и красивый город Тотьма, утопающий в зелени садов, расположен на высоком живописном берегу реки Сухоны, несущей свои спокойные, задумчивые воды куда-то далеко-далеко...

 

Последний, отвальный гудок дает пароход «Чернышевский», отходя от пристани, и быстро проходит рекой, мимо маленьких деревянных старинных домиков, скрывающихся в зелени недавно распустившихся листьев берез, лип, сосен и елей, скрадывающей их заметную кособокость и уже подряхлевший за долгие годы существования серый вид, мимо громадных и мрачных каменных церквей, верхушки которых еще далеко будут видны, возвышаясь над городом.

 

Может быть, тот, кто впервые побывал здесь, будет с сожалением покидать этот прекрасный и в то же время скромный уголок природы, стараясь запечатлеть в памяти его неширокие стройные улицы, залитые солнечным светом, его зеленые сады, в тени которых так хорошо и приятно можно отдохнуть в жаркий и знойный летний день, его спокойную светлую задумчивость, тишину, его чистый, прозрачный воздух…»

 

До сих пор это – одно из самых лиричных и проникновенных описаний Тотьмы.

 

Конечно, молодым возрастом будущего поэта и желанием получить высокий балл можно оправдать присутствие в тексте откровенно клишированных отрывков о том, как гром революции прогнал местных купцов, попов и монахов, как местные коммунисты стали «со всем народом строить новую жизнь». «Многое изменилось благодаря Великой Октябрьской революции. Монастырь, бывший очагом насилия и грабежа, превратился в рассадник культуры и грамотности среди населения. В заново отстроенных аудиториях зашумели первые студенты. Бывший тотемский собор превратился в городской кинотеатр, откуда беспрерывно доносится веселая музыка, наполняющая радостью сердца новой молодежи!», - пишет Рубцов, повторяя то, что слышал в музее и лесотехникуме. А что иное ему ещё могли сказать в то время? До гениальных, выстраданных поэтом строчек о «Храме старины, удивительном, белоколонном», пропавшем «как виденье, меж этих померкших полей» оставалось ещё десятилетие.

 

«Пусть не лиманы и не каштаны украшают зеленые сады Тотьмы и не райские птички поют в их зеленой листве, пусть небо над Тотьмой не такое голубое, как в Италии, пусть ночи тотемские не такие «очаровательные», как украинские! Природа Тотьмы гораздо грубее и суровей, но именно этой суровой правдивостью нравится мне неподражаемая природа родного уголка…» - и сейчас эти строчки читаются как песня, как настоящее стихотворение в прозе.

 

Кроме того, Тотьма периодически упоминается в эпистолярном наследии Николая Рубцова. Первый раз – в письме тому же Сергею Багрову 27 июля 1964 года: «Я снова в своей Николе. А ты? В своей ли Тотьме? Что-то я не вижу в здешних газетах твоей фамилии… Вася Белов говорил мне, что был в Тотьме, был у тебя. В Тотьме у тебя ему понравилось. Да иначе и не может быть!» [21]. Данный отрывок хорошо иллюстрирует отношение поэта к городу и к другу. Вместе с тем далее Рубцов отмечает: «Ты обязательно, я прошу, дай мне ответ на это письмо, если ты дома. Я буду знать, что ты никуда не уехал. А иначе (если ты уехал) и в Тотьму мне заезжать нечего» [22]. Как мы видим, в 1963-65 годы основным человеком, который связывал Тотьму с Рубцовым, оставался Сергей Багров, без присутствия которого поэту было совершенно незачем совершать крюк и посещать райцентр. В другом письме Багрову Рубцов иронически финализирует: «Салют городу Тотьме, реке Сухоне, всем ее островам и заливам!» [23].

 

Осенью 1965 года поэт пишет письмо тотемскому журналисту Василию Елесину, высылает ему свой первый скромный сборник стихов «Лирика» и просит дать рецензию. В конце Рубцов спрашивает приятеля: «Вася, милый, как ты там живешь в своей скучной, но хорошей Тотьме? По-прежнему? Есть ли новости?» [24]. Похожую фразу упоминает Сергей Багров в воспоминании о том, как Рубцов спросил его: «И что же мне делать там, в твоей замечательной Тотьме?». Видно, что поэт, несмотря на тёплые чувства к городу, найти себе толковое занятие там не мог.

 

Отметим, что в письмах и не очень многочисленных автобиографиях Рубцов мало упоминает город, кратко ограничиваясь информацией о том, что учился в техникуме. Зато очень часто поэт подчёркивает именно село Никольское Тотемского района как место, ставшее «духовной родиной» и принимающее его периодически в качестве некой «творческой лаборатории». В этом плане сомнений, конечно, не остаётся – именно Никола является главным рубцовским местом района, где поэт черпал вдохновение.

 

И вместе с тем, безусловно, в Тотьме можно найти множество мест, связанных с именем и творчеством Николая Рубцова. Именно такое путешествие станет ещё одной важной частью данного материала. Прежде чем его начать, стоит сделать важное замечание. Тотьма – город не очень большой, и необходимо подразумевать, что с большой долей вероятности Рубцов (особенно в годы обучения в лесотехникуме) изучил его полностью, дойдя даже до самых дальних уголков и ближайших окрестностей. В нашем маршруте мы остановимся на тех объектах, что имели значимость для поэта, где он действительно мог бывать неоднократно.

 

Конечно, одним из самых важных мест, и наверняка первым, которое увидел будущий поэт в Тотьме, была пристань. Когда-то оживлённое и бойкое место, бывшее главными воротами города, в настоящее время опустело. С 1990-х гг. нет дебаркадера, здание порта, ныне перестраиваемое в гостиницу, поэта не помнит. Да и сама местность выглядела несколько иначе. На высоком холме, - рядом с тем местом, где сейчас находится памятник Николаю Рубцову, - располагалось кафе «Голубой Дунай», остатки фундамента которого ещё можно видеть рядом с памятником. Поэт любил бывать в этом кафе, сидеть и смотреть на реку.

 

У пристани в Тотьме.

 

Людмила Дербина вспоминает [25] о памятном прибытии на пристань летом 1969 года: «Мы вышли заспанные, неумытые и влились в толпу, которая уже выливалась по трапу на пристань. Утренний холодок охватил нас, я сразу вся продрогла. Мы стали подниматься по тропинке вверх по берегу Сухоны и остановились на очень возвышенном месте. Вверху, чуть дальше, возвышалось какое-то необычное старинное строение, что-то наподобие башни.

 

- Тут раньше соль варили, - пояснил Рубцов.— Люда, вот моя Родина, по этим холмам я бегал мальчишкой, - и обвел окрест рукой» [26].

 

Из отрывка не совсем ясно, какое строение Дербина имеет в виду. Вероятно, такой «башней» могла быть колокольня Успенской церкви, лишённая шпиля, или какая-то часть бывшей усадьбы купца Холодилова (тюремного замка), хотя второе более чем спорно… Однако интересен тот факт, что Рубцов называет Тотьму родиной.

 

В кафе у пристани Рубцов неоднократно сиживал, общаясь с друзьями. Феликс Кузнецов вспоминает: «Когда летом 1964 года я гостил в Тотьме у отца, Рубцов, приехав из Николы, разыскал меня. Сидя в открытом кафе, на берегу Сухоны, напротив того места, где сейчас стоит памятник Рубцову, попивая плодово-ягодное вино местного разлива, мы обсудили с ним много проблем и, в частности, главную - как ему восстановиться в Литературном институте, откуда он был исключен полгода назад. И вдруг Коля спросил: «Слушай, ты знаешь Чухину?» Я сказал: «Да, учился вместе. А в чем дело?» Как оказалось, она запретила местной районной газете «Ленинское знамя» печатать стихи Николая Рубцова «по морально-этическим основаниям», лишив Колю последнего заработка (за каждое стихотворение ему платили три рубля).

 

На другой же день я пошел к Чухиной «на прием». С недоверием вглядывалась она в московский журнал, где крупно напечатано имя ее земляка: Николай Рубцов. «Ну сам посуди, — объяснила она свое решение: — Человек нигде не работает, попивает, с Гетой не расписывается, вот и идут из сельсовета сигналы. Меры-то надо принимать!» Тамаре… было явно неловко: нелепый запрет в тот же день был снят» [27].

 

Иногда Рубцов прибывал в город и автобусом – чаще всего в зимний период. Сохранились воспоминания Татьяны Гаврильченко [28], которая вспоминает о памятной встрече именно в здании городской автостанции. Располагалась она в ныне утраченном деревянном двухэтажном доме на улице Советской, 11, по соседству со зданием бывшей Мариинской женской гимназии, а позднее – педучилища, школы и СПТУ.

 

Это здание, в котором располагались различные образовательные учреждения, также наверняка было памятно Рубцову. Во время обучения поэта лесотехнический техникум и педагогическое училище были главными образовательными учреждениями Тотьмы. В первом учились преимущественно мальчики, во втором – девочки; это создавало определённую атмосферу. Студенты педучилища дразнили «лесников» короедами, те не оставались в долгу и называли будущих «учителок» «буквоедами». Всё это не мешало ребятам из обоих учебных заведений влюбляться друг в друга, ходить вместе на танцы в парк, устраивать романтические прогулки по набережной. Именно на выпускной вечер к Татьяне Агафоновой прибыл в 1954 году с севера студент Кировского техникума Николай Рубцов…

 

Но, безусловно, куда более связаны с именем Рубцова постройки бывшего Тотемского лесотехнического техникума (ТЛТ). Он занимал помещения закрытого в 1919 году Спасо-Суморина монастыря – в своё время одного из наиболее значительных на Русском Севере. За годы официального государственного атеизма постройки монастыря обветшали. Несколько храмов утратили купола, мало что осталось от грандиозной колокольни высотой 76 метров.  В помещениях корпуса настоятельских келий разместились учебные аудитории, в братских келиях – общежития, в обезглавленной церкви Успения – актовый зал и библиотека.

 

Тотемский лесотехнический техникум в 1940-е годы, колокольня разрушена наполовину.

 

Н.М.Рубцов в годы учёбы в ТЛТ.

 

Сотруднику Тотемского музейного объединения Валентине Притчиной удалось выявить точное место, где чуть менее двух лет жил в Тотьме студент Николай Рубцов. Это бывшее мужское общежитие – северное одноэтажное крыло корпуса братских келий, вытянутое вдоль речки Песьей-Деньги, комната под номером шесть. «Она располагалась через одну комнату от столовой, окна её выходили на южную сторону – на реку. В комнате стояли кровати, заправленные байковыми одеялами, имелись стулья и тумбочки, стол, а на стене висел чёрный репродуктор, который слушали по вечерам. Кроме Рубцова в комнате проживало еще 2-3 студента с первого курса [29]. Проживание в общежитии было платным – семь рублей в месяц. Студенты из малообеспеченных семей и сироты освобождались от оплаты. Приказом №90 от 7 октября 1950 года на основании представленных документов, от оплаты за проживание в общежитии был освобождён Коля Рубцов» [30]. В настоящее время в этих помещениях располагается архиерейское подворье «Спасо-Суморин монастырь», занимающееся возрождением православной обители. К сожалению, пока данное здание не отмечено мемориальной доской.

 

А. А. Перцев, бывший студент Тотемского лесотехникума, впоследствии –  генеральный директор фирмы «Пермьлес», вспоминал, что Рубцов, обучаясь на втором курсе, жил в существенно более населённой комнате и уже с другими людьми: «С Николаем Рубцовым мы жили в одной комнате в 1952 году: я, Щукин, Капустин, Павел Борт. Парень он был скромный, несколько замкнутый. Никогда не говорил о своей семье. Мы знали, что мать у него умерла, а отец погиб на фронте. У него были ясные, весёлые глаза, и почти всегда, когда говорил с кем-то, улыбался. Улыбка у него была воистину «гагаринской». Он очень радовался, когда получил паспорт, хвастался перед нами, показывая его» [31]. Непонятно: на втором курсе Рубцов переместился в другую комнату? Если да, то в какую? Пока эти вопросы не имеют ответов.

 

Женское общежитие располагалось поблизости, в бывшем гостином монастырском доме. Там располагался «красный уголок», куда, по воспоминаниям Сергея Багрова, любил захаживать и «побренчать на мандолине» Рубцов [32]. Колокольня, располагавшаяся между общежитиями, представляла собой уже неубедительные руины. При Рубцове её окончательно доламывали на кирпич. Классицистическая постройка с колоннами, вероятно, стала прообразом для стихотворных строк, выстраданных поэтом уже существенно позже:

 

И храм старины, удивительный, белоколонный,

Пропал, как виденье, меж этих померкших полей, –

Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,

Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей!..

 

С монастырским собором Вознесения связаны очень известные эпизоды жизни Николая Рубцова: хождение по узким карнизам на значительной высоте вместе с однокурсниками Сергеем Багровым и Ией Шиловой. Не могу удержаться здесь от цитирования воспоминаний С.П.Багрова, настолько они поэтичны: «Облюбовали мы Вознесенский собор. Большинство задержалось на кровле придела. Только пятеро вместе с Рубцовым вскарабкалось выше - на крутоскатую крышу четверика, в середине которого высился каменный барабан, накрытый гигантской луковицей из бронзы. Отсюда видны три крыла монастырских келий, красневшая кирпичом крепостная стена и несколько башен... Дальше глазам открывались холмы с полями и деревнями, тихая Сухона с плывшей по ней вереницею барж и глядевшая сквозь густую листву деревьев, будто сама былинная Русь, пёстрокрышая Тотьма…» [33]. Собор сейчас возрождён, там проходят монастырские службы.

Настоятельский корпус, где проходили учебные занятия и располагались административные службы техникума, в наше время находится в очень плохом состоянии – без окон, с провалившимися полами. В сохранившемся крыле помещения располагаются фондохранилища Тотемского музейного объединения, в том числе музей «Открытое хранение фондов». В руинах пребывает здание техникумовской библиотеки (бывшей Успенской церкви), которое в 1970-е годы приказал растащить на кирпич один из директоров леспромхоза. А ведь именно в этой библиотеке Рубцов мог впервые в жизни по-настоящему изучить произведения классиков русской и мировой литературы, здесь фактически начинался его творческий путь…

 

Под настоятельским корпусом и Успенским храмом был организован стадион, по которому, конечно, не раз бегал Рубцов, играя в футбол с сокурсниками. Сергей Багров вспоминает: «В Тотьме, когда учился Рубцов в Лесном, он всегда и во всём норовил быть лишь первым. Где он только себя не испытывал! На стадионе среди футболистов он торопился забить поскорее собственный гол. Носился по полю страстно, с бешеным криком и матюками» [34]. В некоторых воспоминаниях упоминается о том, что якобы на месте стадиона когда-то было монастырское кладбище; на деле же кладбища были в стенах обители и за рекой Ковдой, потому эти данные нельзя считать достоверными.

 

Конечно, одним из любимейших мест отдыха студентов был кинотеатр «Октябрь», расположенный в бывшем кафедральном соборе Богоявления. «Часто группой ходили в Тотьму смотреть фильмы. Тогда шли в кинотеатре трофейные фильмы. Помню, много недель подряд смотрели фильмы о Тарзане, и Николай смешно изображал прыгающего Тарзана» [35], - вспоминает преподавательница истории лесотехникума В.В.Оборина. Кинозал просуществовал в бывшем соборе до 2015 года, сейчас в здании расположен филиал «Городской» центра развития культуры «Тотьма». В годы обучения в техникуме посещал Рубцов и фотоателье на углу улиц Садовой и Советской (на месте современного магазина «Фаворит»). «А фотографировался Рубцов действительно в Тотемской фотографии. Я тоже там снимался на паспорт. Фотографировал нас со своего штатива на деревянной треноге участник Великой Отечественной войны талантливый фотомастер Борис Николаевич Коробейников» [36] (С.П.Багров).

 

«В последующие годы, – вспоминает преподаватель лесотехникума Анна Феодосьевна Корюкина, – Рубцов всегда во время посещения города заходил в техникум, там учились никольские девчата, и он их навещал. Одет был в чёрное, коротенькое, перекрашенное из шинели пальтишко и серые валенки. Когда увидела его в книге Багрова нарядно одетым, даже не поверила, что это он» [37].

 

Часть лета 1951 года Рубцов после закрытия Никольского детского дома провёл в Тотемском детском доме № 3, самом большом в городе. Он размещался в четырех зданиях, из которых до наших дней сохранились дома на углу улиц Советской и Ворошилова и Садовой и Клочихина (нынешний военкомат) [38]. К сожалению, мы не знаем, в каком именно из зданий жил Николай.

 

Одним из первых адресов, где будущий поэт побывал в Тотьме, стал родовой дом Багровых на улице Кооперативной (ныне – Гущина, 12). В годы обучения в техникуме здесь жил сам Багров, впоследствии там жила его сестра Г.Д.Баранова с мужем В.И.Барановым. С этим домом связаны два незаурядных эпизода, которые мы цитируем по тем же воспоминаниям С.П.Багрова. Первый эпизод относится к 1950 году.

 

«Тогда же, осенней порой 1950 года, учащийся первого курса Тотемского лесного техникума Коля Рубцов стоял на крыльце деревянного дома и, глядя на ропщущий в шёпоте чутких черёмух Кореповский ров, на резвых козлят во дворе, на скамейку под окнами и белеющую дорогу, по которой тащился гнедок, везя на телеге бочку с возницей, взволнованно говорил:

 

- Как много здесь русского! Как я люблю эту местность! Откуда всё это? И для кого? Ты не знаешь?

 

- Не знаю, - ответил я.

 

- Значит, мне предстоит.

 

- Что предстоит?

 

Рубцов показал на двор, огород, ров и ропщущие деревья:

 

- Узнать: почему всё это так сильно действует на меня...» [39]

 

Второй эпизод связан с пребыванием в этом доме Николая Рубцова, уже известного поэта, в компании с Людмилой Дербиной.

 

«В тот приезд - а было это в лето 1969 года - Николай появился в доме Барановых без меня. Попал как раз на воскресные пироги. Именно здесь, в маленькой кухне с окном, выходившем во двор, где цвели яблони и цветы,  Николай и читал свои новые стихотворения. Читал, пока его голос не заглушил глуховато-раскатистый бой старинных часов с медными гирями и цепями. Было восемь часов. И ударить часы должны восемь раз.

Какой из поэтов любит, когда его грубо перебивают. Рубцов был к тому же в тот вечер чем-то еще и расстроен. Потому он прервал свое чтение и, взглянув на часы, раздраженно потребовал:

 

- Остановите их! Вы же слушаете мои стихи, а не эти куранты!

 

Маятник придержали, и Рубцов закончил чтение в установившейся тишине. Потом закурил сигарету и вновь посмотрел на высокие, в деревянном корпусе с длинным маятником часы.

 

- Странно! В поэзию ворвалось само время! Быть может, оно хотело меня о чем-то предупредить? - Рубцов посмотрел на хозяев дома. Но те ничего ему не сказали.

 

Рубцов в третий раз посмотрел на часы.

 

- Им, наверно, сто лет?

 

- Не меньше.

 

- А мне - тридцать три, но чувствую я себя старше, чем эти часы. Видимо, я обогнал свое время» [40].

 

К счастью, дом на улице Гущина, 12 сохранился, на нём установлена символическая табличка. Сохранился и заросший черёмухами Кореповский ров, мало изменившийся со времён поэта: разве что зарослей стало ещё больше…

 

Дом Барановых

 

Сохранилась информация, что зимой 1964 года Николай Рубцов с компанией посетил дом по улице Гущина, 30, где жила Людмила Осовская. Она вспоминала, что поэт играл на гармони и пел песню «Раскинулось море широко…» [41].

 

Сразу за Кореповским рвом, через деревянный мост, расположено монументальное краснокирпичное здание бывшей Петровской ремесленной школы, возведённое на крутом берегу реки Сухоны в 1903-1904 гг (наб. Кускова, 14). При Рубцове в этом здании уже располагалась Тотемская средняя школа № 1. По воспоминаниям Сергея Багрова, именно высокий берег реки около этой школы, заросший тополями, был заветным и любимым местом поэта в городе, где хорошо складывались стихи. «Тут он мог находиться часами, наблюдая работу реки, по которой ходили буксиры, баржи и пароходы, длинные связки плотов, катера, моторки и лодки. Тут можно услышать гудки и свистки, скрежет лебёдок, пыхтенье парома, крики купающихся детей, чей-нибудь смех или плач и спокойный, как вздох человека, шорох пологой волны…» [42].

 

Наверное, не случайно спустя несколько лет после гибели поэта именно в Тотемской средней школе № 1 открылся литературный кабинет-музей, посвящённый Николаю Рубцову.

 

С Сергеем Багровым связан и ещё один адрес поэта в Тотьме – улица Красная, дом 2 – практически напротив нынешнего памятника и бывшей пристани. Там товарищ Рубцова жил в первой половине 1960-х, работая в газете «Ленинское знамя»; вместе с Сергеем небольшой домик делили мать и бабушка. Именно здесь чаще всего останавливался Николай Рубцов, приезжая в этот период в Тотьму. Багров вспоминает одну из первых встреч в этом домике:

 

«Здесь, в доме с узорными окнами, грустно глядевшими на реку, жили мои родители - бабушка с мамой.

Мы уселись за стол. Старушки ухаживали за нами. А мы, как счастливые баловни дня, блаженствовали на стульях.

 

Было нам умирённо и тихо. Ещё и вечер далёк. И солнышко молодое. Оно горело на рюмках и на графине. Где-то в глубинах дома брякали бабушкины коклюшки. Под столом, мурлыкая, добивался от нас хотя бы маленькой ласки льнувший к нашим ногам молоденький кот.

 

Долго сидели мы так, отдыхая. Потом Николай поднялся. Взглянул в окно на покрытую снегом реку и запел:

 

В горнице моей светло, -

Это от ночной звезды.

Матушка возьмет ведро,

Молча принесет воды…» [43]

 

Ещё в конце 80-х гг. ХХ века по инициативе известного тотемского краеведа, сотрудника музея Станислава Зайцева на этом доме была установлена мемориальная доска «Здесь, в гостях у писателя С.Багрова бывал поэт Николай Рубцов». По инициативе областных чиновников эта табличка была снята как установленная без соответствующего разрешения и не появилась до сих пор [44]. Новые владельцы дома существенно обновили здание, перекрасив его и установив пластиковые окна, а также обнесли дом металлическим забором.

 

Чуть западнее по течению Сухоны, в паре кварталов от Красной улицы располагаются храмы Успенского прихода – церкви Успения Божией Матери и Воскресения Христова (набережная Кускова, 7 – ул. Ворошилова, 2). Конечно, никаких храмов внутри этих зданий при Рубцове уже не было. Воскресенскую церковь обезглавили, превратив в обычное гражданское здание, а через смотровую площадку колокольни Успения протянули провода на другой берег, попутно уничтожив шпиль – только тем здание и спаслось.

 

Храмы Успенского прихода, вероятно, отметились в стихотворении «У церковных берёз». Оно, как уже мы говорили, автобиографично, и повествует о прощании Николая Рубцова с Татьяной Агафоновой после выпускного вечера летом 1954 года. «Городок засыпал, и мигали бакены так печально в ту ночь у пристани», - пишет поэт, и далее переходит сразу к месту действия: «У церковных берёз, почерневших от древности, мы прощались…».

 

Никаких церквей, кроме храмов Успенского прихода, на набережной в районе пристани нет, потому невольно приходится переносить действие стихотворения именно к ним. В реальности эти эпизоды могли происходить гораздо ближе к месту отплытия парохода. Известно, что стихотворение в одной из редакций называлось «У знакомых берёз», и слово «церковных» могло появиться здесь уже для большей звучности и выразительности. Хотя, конечно, гудок парохода от Успенской церкви услышать влюблённые могли – и дальше прощаться уже ближе к пристани, «у какой-то кирпичной оградины», которая равно как могла являться и стеной усадьбы купца Холодилова, так и не более чем удачной рифмой к слову «граждане».

 

Сейчас берёзы, растущие у храма Воскресения, сотрудники музея условно называют «рубцовскими», рассказывая у них историю стихотворения и прощания Рубцова с любимой девушкой. К одной из берёз прислонён велосипед с букетиком – визуализация одного из самых известных рубцовских стихотворений. Сейчас в зданиях храмов Успенского прихода расположены музеи Тотемского музейного объединения.

 

Через глубокий овраг, разделяющий пристань и храмы Успенского прихода, по линии улицы Володарского перекинут мост. При Рубцове он был деревянным, сейчас же получил металлическое покрытие. Возможно, именно этот мост упоминается в стихотворении «Тот город зелёный и тихий». Гораздо труднее с атрибуцией места, обозначенного следующим образом: «А там, где овраг и берёзка, столпился народ у киоска и тянет из ковшика морс». Разные исследователи выдвигают разные версии (район пристани, район городской площади, район кинотеатра и т.д.). В архиве Тотемского музейного объединения сохранилась фотография деревянного торгового павильона – попросту, будки – в ограде городского сада (ныне парка Вахрушова), сделанная в самом начале 1960-х гг. фотографом Я.М.Кучеренко. Автору кажется, что эта версия с местонахождением киоска наиболее убедительна; есть и воспоминания о том, что квас и морс продавали именно в горсаду.

 

Киоск в ограде городского сада. Фото Кучеренко Я.М.

 

Что можно утверждать абсолютно – так это то, что ещё одним важным рубцовским местом Тотьмы является центральная (Торговая) площадь, на которой «поёт, как в деревне, петух». Там располагаются здания, которые хорошо помнят поэта.

 

В первую очередь это редакция газеты «Ленинское знамя» (ул. Белоусовская, д.5). Поэт неоднократно посещал это здание, получая здесь редакционные задания, гонорары, проводя поэтические встречи с коллективом и даже оформляясь на работу. Сам Рубцов писал: «Когда я ушел на заочное, я сразу же опять отправился туда, в классическое русское селение, — и с творческой стороны опять у меня все было хорошо. Но зато в документах возник беспорядок: у меня нет в паспорте штампа о работе, т. к. я сотрудничаю в тамошней газете нештатным (штатных мест не было), у меня нет прописки в паспорте, т. к. в той местности временным жителям выдают только справки о том, что они с такого-то по такое время проживали именно там…» [45].

 

Понимая трудное положение Рубцова, сотрудники районной газеты старались посильно помочь поэту. К нему по-доброму относились и заместитель редактора А.П.Королёв, и редактор Л.А.Каленистов. В качестве отклика на редакционные задания Рубцов направлял в «районку» не только стихи (как привычную лирику, так и вымученные «Октябрьские ветры» ко дню революции), но и прозаические заметки о жителях села Никольского. Таковых на страницах «Ленинского знамени» появилось две: «Огонёк в окне» об учительнице Нине Клыковой и «Вы пришли за здоровьем…» о сельском фельдшере Василии Чудинове.

 

Сергей Багров вспоминает эпизод, происшедший в редакции, когда Рубцов, читая стихотворение «По вечерам», будто бы забыл финальную строчку одного из четверостиший и выдержал паузу, а потом как ни в чём не бывало завершил чтение. На вопрос сотрудников газеты поэт ответил, что во время паузы он начал в уме писать другое стихотворение – будущую «Прощальную песню» [46].

 

17 января 2019 года на здании редакции (теперь газета называется «Тотемские вести») по инициативе Тотемского музейного объединения появилась мемориальная доска Николаю Рубцову, торжественно открытая в присутствии большой аудитории как тотьмичей, так и гостей очередных всероссийских «Рубцовских чтений». Само здание сохранилось неплохо. Планировка изменилась незначительно, кабинет редактора остался на том же самом месте, что в 1960-е годы.

 

Открытие мемориальной доски на здании редакции во время Рубцовских чтений. 2019

 

Ещё одно здание на площади, связанное с поэтом – бывшая гостиница с магазинами купца Киренкова, в советские годы ставшая домом колхозника (крестьянина) и доведённая до трёх этажей (ул. Советская, 13). Здесь Рубцов с Багровым как-то раз угодили в заварушку с хулиганистой молодёжью, едва не окончившуюся дракой [47]. Здесь же поэт ночевал, будучи в Тотьме в конце 60-х, в том числе во время памятной поездки с Людмилой Дербиной летом 1969 года [48]. Сейчас помещений, где жил Рубцов, нет, они уничтожены пожаром, после которого здание вновь стало двухэтажным.

 

Гостиница в доме колхозника.

 

Несомненно, Николая Рубцова помнят и стены краеведческого музея (ул. Ворошилова, 44). Судя по всему, поэт здесь бывал неоднократно. Первый визит, случившийся в юные годы, вызвал неподдельные эмоции, которые Николай описывал в своём сочинении «О родном уголке»: «Но не только своей красотой мог бы заинтересовать вас этот маленький районный городок. Без сомнения, заинтересует вас и его историческое прошлое… когда, слушая рассказы сотрудника Тотемского музея, замечательного археолога, пройдете по всем обширным помещениям музея, удивляющего богатством старинных памятников. ...Немало интересного и увлекающего слышали мы от учителей, от Тотемского археолога, от старых людей о прошлом своего родного города» [49].

 

Личность «замечательного археолога» узнаётся без всяких сомнений: речь идёт о Николае Александровиче Черницыне (1888-1973), директоре музея в период с 1923 по 1950 годы, внёсшем существенный вклад в развитие краеведения и музейного дела в Тотемском районе. Безусловно, музей и замечательный рассказ о прошлом края в исполнении эрудированного краеведа могли по-настоящему поразить подростка.

 

В 1969 году Рубцов вновь посещает музей – уже вместе с Дербиной, и этот эпизод в воспоминаниях убийцы поэта очень интересен.

 

«В музее был выходной, но, вероятно, заведующая была предупреждена о том, что Рубцов хочет посетить музей, потому что когда мы пришли, нас встретила женщина, лицо которой я сейчас не помню. В прохладной тишине музея мы бродили вдвоем с Рубцовым не менее двух часов.

 

— Ты знаешь, Люда, это же очень богатый музей, раньше еще был богаче, когда директором был Чернецов [50]. Это был человек, одержимый в своем деле, а сейчас здесь баба. Все уже не то.

 

…Богатые коллекции старинной домашней утвари, атрибуты крестьянского быта, домотканые сарафаны, искусные вышивки тотемских рукодельниц, живописные фарфоровые сервизы — все это запомнилось мне, всколыхнуло душу, овеяло ее родным, благодатным.

 

…Мы долго бродили еще вдвоем, переговариваясь вполголоса в тишине, робея и радуясь. Вместе подошли к ящику, где был какой-то прах, тлен, останки древнего человека, какой-то серый пепел и проломленный высохший череп.

 

— Вот во что превратимся и мы когда-нибудь! — грустно сказал Рубцов» [51].

 

Воспоминания требуют некоторых пояснений. Действительно, в 1969 году директором ТКМ была женщина – Екатерина Павловна Соломенко. Экспозиция в тот период была перестроена согласно новым веяниям времени, и не всё в формировании концептуального решения зависело от директора, который был вынужден подчиняться требованиям вышестоящих органов, отвечавших за идеологию. Так что, думается, поэт вряд ли был справедлив, если данный эпизод действительно имел место, а не является плодом фантазии Л.Дербиной.

 

Ещё одно посещение музея Рубцовым вспоминает Т.С.Гаврильченко, относя его к 1970 году [52]. «Приехали в Тотьму вологодские писатели и поэты. Татьяна должна была им проводить экскурсию. Среди присутствующих она узнала Рубцова. Испугалась, что он узнает её, убежала, спряталась. Директор музея Соломенко Екатерина Павловна никак не могла заставить Татьяну Степановну выйти на экскурсию и проводила её сама» [53].

 

В целом же видно, что поэт достаточно неплохо знал историю Тотьмы, обращался к ней и мог оперировать фактами из прошлого. Та же Дербина вспоминает, как при посещении лесотехникума Рубцов говорил о прославленном тотемском мореходе, основателе Форта Росс в Калифорнии Иване Кускове:

 

«Во дворе Рубцов взволнованно ходил среди берез, отмеривал большие шаги и говорил:

 

- Вот здесь, на этом месте, похоронен известный путешественник - тотьмич Иван Кусков! Он добрался до Аляски, Тихий океан переплыл! Искали его могилу, все перерыли и не нашли. Ну куда она делась? Ведь точно знают, что он похоронен здесь» [54].

 

Разумеется, Кусков был на слуху в связи с тем, что ещё в 1960 году его имя получила главная городская набережная, заметки о мореплавателе периодически появлялись в местной газете. Остаётся только пожалеть, что эта интереснейшая страница в истории Тотьмы никак не отразилась в творчестве Рубцова. Практически никак не отметил поэт и особенный стиль местных храмов со знаменитыми теперь тотемскими картушами – хотя, конечно, любоваться жалким состоянием церквей, превращённых в заводские мастерские, было сложно.

 

Из воспоминаний можно сделать выводы, что Рубцов бывал и в окрестностях Тотьмы, в частности, в районе тотемского солелечебного курорта (санатория), гостил в лесном посёлке Советский близ города.

 

Список рубцовских мест Тотьмы не будет полным, если мы не отметим появившиеся уже после смерти поэта мемориальные объекты и экспозиции. Во-первых, это вновь Тотемская СОШ № 1, где в течение 20 лет функционировал школьный кабинет-музей, ставший первым и очень долго единственным Рубцовским центром России. О его плодотворной и системной работе можно написать отдельную статью, и хочется верить, что эта идея осуществится. Во-вторых, это памятник поэту работы скульптора Вячеслава Клыкова на пересечении улиц Красной и набережной Кускова, с 2016 года – объект культурного наследия регионального значения. В-третьих, это арт-объект рядом с памятником – железная книга со стихами Николая Рубцова, проиллюстрированная детскими рисунками (инициаторы акции – учащиеся и педагоги основной общеобразовательной школы поселка Советский Тотемского района). В-четвёртых, это арт-объект «Рубцовский велосипед» у условных «церковных берёз» близ храмов Успенского прихода. В-пятых, это две таблички на зданиях: простая на Гущина, 12 и мемориальная на Белоусовской, 5.

 

Наконец, ещё одно важное «рубцовское место» на карте Тотьмы – центральная районная библиотека имени Николая Рубцова. Посвящение поэту она обрела ещё в 1979 году, когда находилась в том самом здании бывшего храма Воскресения «у церковных берёз». Секретариат правления Союза писателей РСФСР телеграммой поздравил библиотекарей и читателей с присвоением имени районному книгохранилищу замечательного русского поэта и нашего земляка Николая Рубцова. Подписавшие телеграмму Сергей Михалков, Анатолий Алексин, Сергей Викулов и другие выразили надежду, что земляки внесут свой вклад в увековечение памяти поэта.

 

С 2011 года библиотека переместилась в бывшее здание комбината бытового обслуживания на улице Ленина, 21. Просторные помещения современного здания позволили учреждению открыть «Рубцовский зал», где собрана впечатляющая коллекция книжных изданий о поэте. Гордость библиотеки — тематическая картотека «Николай Рубцов» — содержит восемь разделов и более тысячи карточек. В фойе учреждения находится ещё одно тотемское скульптурное изображение Николая Рубцова – бюст работы скульптора М.Л.Жаржевского.

В 2018 году на базе библиотеки был создан «Центр писателя Сергея Багрова», в котором собраны документальные материалы, фотографии, издания, посвящённые известному вологодскому писателю, другу Николая Рубцова.

 

Таким образом, круг рубцовских мест в Тотьме можно очертить следующим экскурсионным маршрутом: Тотемский лесотехнический техникум (ныне вновь Спасо-Суморин монастырь) – центральная библиотека имени Николая Рубцова и центр писателя Сергея Багрова – педагогическое училище (ныне главный корпус политехнического колледжа) – краеведческий музей – Дом крестьянина – Торговая площадь – редакция газеты «Ленинское знамя « (ныне «Тотемские вести») – кинотеатр «Октябрь» (ныне филиал «Городской» центра развития культуры «Тотьма») – набережная – храмы Успенского прихода – мост через овраг на улице Володарского – дом Багровых на Красной, 2 – пристань и памятник Н.М.Рубцову – дом Багровых (Барановых) на Гущина, 12 – здание Тотемской средней школы № 1.

 

Изучение темы Тотьмы в творческом наследии и биографии Николая Рубцова в настоящее время продолжается в рамках подготовки иллюстрированного издания, в котором будет собрана и обобщена имеющаяся информация о пребывании поэта на тотемской земле.

 

Если Вам, уважаемые читатели, есть чем поделиться в рамках темы данного материала, пожалуйста, направляйте Ваши материалы по адресу: 161300, Тотьма, улица Ворошилова, 44, краеведческий музей, или по электронной почте: totmamuz@mail.ru.

 
[1] За данную информацию выражаю благодарность заведующей мемориальным музеем Н.М.Рубцова в селе Никольском Галине Мартюковой.
[2] Воспоминания Шихова А.Ф. Архив мемориального музея Н.М.Рубцова в селе Никольском.
[3] Багров, С.П. Россия, Родина, Рубцов. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Вологда: Вологодская писательская организация, 2006. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/rossija/text.pdf (дата обращения: 27.01.2018). С. 36-37.
[4] Там же. С. 144.
[5] Решетова, Т. Сколько лет пронеслось… [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/Memories/reshetova.htm  (дата обращения: 27.01.2019)
[6] Вересов, Л.Н. О стихотворении «Букет», отпуске матроса Рубцова и Тае Смирновой по документам и стихам поэта. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/others_2/o_stihotvorenii_buket.htm  (дата обращения: 27.01.2018).
[7] Воспоминания Кореневой А.И. Видеофайл. Архив мемориального музея Н.М.Рубцова Тотемского музейного объединения.
[8] Рубцов, Н.М. На перевозе. Звукописная миниатюра. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/poetry/volny4.htm (дата обращения: 28.01.2019).
[9] Багров, С.П. Россия, Родина, Рубцов. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Вологда: Вологодская писательская организация, 2006. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/rossija/text.pdf (дата обращения: 27.01.2018). С. 62.
[10] Вересов, Л.Н. Литературные семинары в творческой биографии Н.М.Рубцова  [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/others_2/veresov_literaturnye_seminary.htm  (дата обращения: 27.01.2018).
[11] Багров, С.П. Россия, Родина, Рубцов. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Вологда: Вологодская писательская организация, 2006. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/rossija/text.pdf (дата обращения: 27.01.2018). С. 196-197.
[12] Дербина, Л. О Рубцове. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/derbina/o_rubtsove_1.htm (дата обращения: 27.01.2019)
[13] Багров, С.П. Россия, Родина, Рубцов. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Вологда: Вологодская писательская организация, 2006. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/rossija/text.pdf (дата обращения: 27.01.2018). С. 217-218.
[14] Ленинское знамя. Номера газет от 14 января, 15, 29 августа, 31 октября, 7 ноября 1964 года; 1, 9 января, 4 марта, 10, 17 июля, 23 сентября 1965 года. Архив Тотемского музейного объединения.
[15] Притчина, В.А. Воспоминания тотьмичей о Николае Рубцове. // Рубцовский сборник. Судьба и творчество Николая Рубцова в культурном контексте современной России. Вологда: Полиграф-периодика, 2018. С. 130-136.
[16] Полётова, М.А. Душа хранит… Николай Рубцов: малоизвестные факты биографии. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Москва: Молодая гвардия, 2009. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/protection/1404663/text.pdf  (дата обращения: 27.01.2018). С. 41-42.
[17] Багров, С.П. Россия, Родина, Рубцов. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Вологда: Вологодская писательская организация, 2006. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/rossija/text.pdf (дата обращения: 27.01.2018).
[18] Мы ориентируемся на те сведения, что Татьяна Агафонова рассказала Майе Полётовой, а потом – Александру Быкову. Эпизоды, связанные с Тотьмой, в данном случае не противоречивы. В сжатом виде их можно изучить в оригинале: Решетова, Т. Сколько лет пронеслось… [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/Memories/reshetova.htm  (дата обращения: 27.01.2019)
[19] В подшивках газет «Ленинское знамя» в архиве ТМО сохранились обращения руководителя кружка литературного краеведения М.А.Шананиной к тотьмичам с просьбой поделиться воспоминаниями о Рубцове. Откликнулось немало людей, правда, большинство воспоминаний касалось пребывания поэта в селе Никольском.

 

[20] М.А.Полётова, опираясь на воспоминания Генриетты Меньшиковой, гражданской жены Н.М.Рубцова, пишет в своей книге «Душа хранит» о том, что сочинение написано как выпускное после окончания Рубцовым седьмого класса Никольской школы. Если это действительно так, к моменту окончания школы будущий поэт должен был неплохо знать Тотьму, чтобы столь поэтично рассказать о ней. А мы обладаем сведениями, что к окончанию школы Рубцов только один раз ездил в райцентр на экскурсию. Более убедительной видится версия Ю.И.Кириенко-Малюгина, что сочинение было написано в более поздний период жизни Н.М.Рубцова, связанный с Кировским горно-химическим техникумом. К этому времени Рубцов имел опыт двухлетнего проживания в Тотьме, что не могло не сказаться на качестве сочинения. Однако доказательств нет и этой версии.
[21] Письмо Н.М.Рубцова С.П.Багрову. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/lettres/lettres4.htm#БАГРОВУ1 (дата обращения: 28.01.2019)
[22] Там же.
[23] Письмо Н.М.Рубцова С.П.Багрову. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/lettres/lettres6.htm  (дата обращения: 28.01.2019)
[24] Письмо Н.М.Рубцова В.Д.Елесину. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/lettres/lettres9.htm#ЕЛЕСИНУ2  (дата обращения: 28.01.2019)
[25] Работая с таким специфическим источником, как воспоминания Л.Дербиной, мы старались максимально уменьшить цитирование её оценочных суждений, оставляя только факты.
[26] Дербина, Л. О Рубцове. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/derbina/o_rubtsove_1.htm (дата обращения: 27.01.2019)
[27] Кузнецов, Ф. О судьбе поседевшей Руси... [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/Memories/kuznetsov.htm  (дата обращения: 27.01.2019)
[28] Притчина, В.А. Воспоминания тотьмичей о Николае Рубцове. // Рубцовский сборник. Судьба и творчество Николая Рубцова в культурном контексте современной России. Вологда: Полиграф-периодика, 2018. С. 130-136.
[29] По воспоминаниям С.П.Багрова, Александр Бабкин и Николай Брязгин. С Николаем Брязгиным В.А.Притчина встретилась и подробно записала его воспоминания.
[30] Притчина, В.А. Студент из Тотьмы Николай Рубцов. [Электронный ресурс] // URL: https://www.booksite.ru/rubtsov/data/1396437_260-264.pdf (дата обращения: 28.01.2019).
[31] Рычкова И.Д. История фотографии (с комментариями С.П.Багрова). [Электронный ресурс] // URL: http://newlit.ru/~bagrov/5593-3.html (дата обращения: 27.01.2019)
[32] Багров, С.П. Россия, Родина, Рубцов. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Вологда: Вологодская писательская организация, 2006. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/rossija/text.pdf (дата обращения: 27.01.2018). С. 41.
[33] Там же. С. 36-39.
[34] Там же. С. 33.
[35] Оборина, В.В. Воспоминания о Рубцове. [Электронный ресурс] // URL: http://www.rubcow.ru/index.php/vospominaniya-sovremennikov/91-v-oborina-vospominaniya-o-rubtsove (дата обращения: 29.01.2019)
[36] Рычкова И.Д. История фотографии (с комментариями С.П.Багрова). [Электронный ресурс] // URL: http://newlit.ru/~bagrov/5593-3.html (дата обращения: 27.01.2019)
[37] Притчина, В.А. Студент из Тотьмы Николай Рубцов. [Электронный ресурс] // URL: https://www.booksite.ru/rubtsov/data/1396437_260-264.pdf (дата обращения: 28.01.2019).
[38] Дьяковский, Л.М. Тотьма – город милосердия (страницы истории детских домов города и района). //Тотьма: краеведческий альманах. Выпуск 2. Электронный ресурс: https://www.booksite.ru/fulltext/two/tot/ma/10.htm (дата обращения: 28.01.2019)
[39] Багров, С.П. Россия, Родина, Рубцов. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Вологда: Вологодская писательская организация, 2006. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/rossija/text.pdf (дата обращения: 27.01.2018). С. 34-35.
[40] Багров, С.П. Россия, Родина, Рубцов. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Вологда: Вологодская писательская организация, 2006. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/rossija/text.pdf (дата обращения: 27.01.2018). С. 217-218.
[41] Осовская, Л. Воспоминание о Н.М.Рубцове. Архив Тотемской СОШ № 1.
[42] Там же. С. 72-75.
[43] Там же. С. 62-66.
[44] Там же. С. 254- 256.
[45] Письмо Н.М.Рубцова ректору Литературного института В.Ф.Пименову. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/lettres/lettres9.htm (дата обращения: 28.01.2019)
[46] Багров, С.П. Россия, Родина, Рубцов. [Электронный ресурс] // подгот. по изд.: Вологда: Вологодская писательская организация, 2006. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/rossija/text.pdf (дата обращения: 27.01.2018). С. 66-71.
[47] Там же. С. 180-185.
[48] Дербина, Л. О Рубцове. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/derbina/o_rubtsove_2.htm (дата обращения: 27.01.2019)
[49] Рубцов, Н.М. О родном уголке. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/prosa/prosa2.htm#О РОДНОМ УГОЛКЕ (дата обращения: 28.01.2019).
[50] Л.Дербина или Н.Рубцов в её воспоминаниях ошибается в фамилии Н.А.Черницына.
[51] Дербина, Л. О Рубцове. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/derbina/o_rubtsove_2.htm  (дата обращения: 27.01.2019)
[52] Т.Гаврильченко говорит о 1970 или 1971 годе, но за те 18 дней, что Николай Рубцов прожил в 1971 году, Тотьму он посетить не успел.
[53] Притчина, В.А. Воспоминания тотьмичей о Николае Рубцове. // Рубцовский сборник. Судьба и творчество Николая Рубцова в культурном контексте современной России. Вологда: Полиграф-периодика, 2018. С. 130-136.
[54] Дербина, Л. О Рубцове. [Электронный ресурс] // URL: http://rubtsov-poetry.ru/derbina/o_rubtsove_2.htm  (дата обращения: 27.01.2019)

Материал предоставлен автором.

 
   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на //rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх