На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
СТИХИ НИКОЛАЯ РУБЦОВА В ПЕРЕВОДАХ

Н. Рубцов в переводах на английский

 
 
  Стихотворения из книги
"
Nikolai Ruybtsov. Selected Verse" (Москва, 2005).

Перевод: Любовь Калмыкова
 
Издано в рамках проекта Марины и Андрея Кошелевых "Что вспомню я?...", посвященного 70-летию со дня рождения поэта Николая Рубцова.
 
     
 

Николай Рубцов

Nikolai Rubtsov

  В ЗВЕЗДНУЮ НОЧЬ
 
В горнице моей светло,—
Это от ночной звезды.
Матушка возьмет ведро,
Молча принесет воды.

— Матушка,—который час?
Что же ты уходишь прочь?
Помнишь ли, в который раз
Светит нам земная ночь?

Красные цветы мои
В садике завяли все,
Лодка на речной мели
Скоро догниет совсем.

Сколько же в моей дали
Радостей пропало, бед?
Словно бы при мне прошли
Тысячи безвестных лет.

Словно бы я слышу звон
Вымерших пасхальных сел...
Сон, сон, сон
Тихо затуманит все.
In a starry night
 
Full of light is room of mine.
Light is coming from afar.
So brightly heavens shine
Twinkling with a bright night star.
 
Keeping silence all the time
Dear mother takes a pail.
Stars above still brighter shine
And the water tastes like ale.
 
Mother, tell me what's the time?
Why are you departing away?
D'you remember, every time
Earthly night lights up our way?
 
Dark-red flowers of mine
In my garden all did die.
And in low waters' clime
Soon the boat will rot and die...
 
So many falls and ups,
So many joys have gone.
As if eternity passed,
Years, - so hard, forlon...
 
As if I hear bells' ring,
Easter dead villages'call
Dream, dream, dream, eternal dream
Softly will start dimming all...
     

     
  Николай Рубцов Nikolai Rubtsov
  В ГОРНИЦЕ

В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмет ведро,
Молча принесет воды...

Красные цветы мои
В садике завяли все.
Лодка на речной мели
Скоро догниет совсем.

Дремлет на стене моей
Ивы кружевная тень,
Завтра у меня под ней
Будет хлопотливый день!

Будут поливать цветы,
Думать о своей судьбе,
Буду до ночной звезды
Лодку мастерить себе...
In my room
(Full of light is room of mine...)
 
Full of light is room of mine.
Light is coming from afar.
So brightly heavens shine
Twinkling with a bright night star.
 
Keeping silence all the time
Dear mother takes a pail.
Stars above still brighter shine
And the water tastes like ale.
 
Dark-red flowers of mine
In my garden all did die.
And in low waters' clime
Soon the boat will rot and die...
 
Shadow from willow, like lace,
Slumbers softly on my wall.
Tomorrow's day, I'll face,
Will be troublesome all-in-all.
 
I'll be constructing canoe.
Till nigth star arises at noon.
I shall water flowers too
Thinking of my own doom.
 

     
  Николай Рубцов Nikolai Rubtsov
 

ТИХАЯ МОЯ РОДИНА

                       В. Белову

Тихая моя родина!
Ивы, река, соловьи...
Мать моя здесь похоронена
В детские годы мои.

- Где тут погост? Вы не видели?
Сам я найти не могу. -
Тихо ответили жители:
- Это на том берегу.

Тихо ответили жители,
Тихо проехал обоз.
Купол церковной обители
Яркой травою зарос.

Там, где я плавал за рыбами,
Сено гребут в сеновал:
Между речными изгибами
Вырыли люди канал.

Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил...
Тихая моя родина,
Я ничего не забыл.

Новый забор перед школою,
Тот же зеленый простор.
Словно ворона веселая,
Сяду опять на забор!

Школа моя деревянная!..
Время придет уезжать -
Речка за мною туманная
Будет бежать и бежать.

С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.

О, my peaceful motherland
 
                    Dedicated to V.Belov
 
O, my peaceful motherland!
Nightingales, willows and streams,
Mother's regrettable funeral,
That, all my life, I have seen.
 
- Tell me the way to the cemetry.
I by myself cannot find.
Countrymen answered me, whispering:
It's on the opposite side.
 
Countrymen answered willingly,
Softly passed by string of carts,
Church cloister dome, vividly,
Grown with bright-coloured grass.
 
Places, I swam for fish to hook,
Now have many hay stacks
There between those river crooks
Dug was canal in a crack.
 
Slimy and boggy is riverband,
Where I liked swimming. As yet!
Oh, my peaceful motherland!
Nothing I cannot forget.
 
Ther's a new fence in front of school,
Green scope's the same, wide and fine.
Like a crow so cheerful
Right on the fence I shall climb.
 
Oh, my school! Wooden school of mine!
Time will approach to leave -
And behind me foggy river line
Will, from myself, flee and flee.
 
With every hut, heavy cloudness
And thunder, ready to fall,
I feel the link so boundless,
Scalding and mortal in all.
 

     
  Николай Рубцов Nikolai Rubtsov
  НАД ВЕЧНЫМ ПОКОЕМ

Рукой раздвинув темные кусты,
Я не нашел и запаха малины,
Но я нашел могильные кресты,
Когда ушел в малинник за овины...

Там фантастично тихо в темноте,
Там одиноко, боязно и сыро,
Там и ромашки будто бы не те—
Как существа уже иного мира.

И так в тумане омутной воды
Стояло тихо кладбище глухое,
Таким все было смертным и святым,
Что до конца не будет мне покоя,

И эту грусть, и святость прежних лет
Я так люблю во мгле родного края,
Что я хотел упасть и умереть
И обнимать ромашки, умирая...

Пускай меня за тысячу земель
Уносит жизнь! Пускай меня проносит
По всей земле надежда и метель,
Какую кто-то больше не выносит!

Когда ж почую близость похорон,
Приду сюда, где белые ромашки,
Где каждый смертный свято погребен
В такой же белой горестной рубашке..
Over Eternal Peace
 
I pulled apart by hands that dark thick bush,
But no smell of raspberries I found,
But when beyond the barns my way was pushed,
I found just grave-Crosses all around...
 
The dark is, there, unreal, calm. О me!
It's lone, very terrible and humid.
The ox-eye-daisies there seem to be-
Like beings of unearthly world eluded.
 
Remote was that cemetry of people
In those awful foggy still deep waters.
Up to my death I won't be calm and nimble
Because the things are, there, sacred, mortal.
 
The former years' holiness and grief
Were so much beloved here by soul.
That I would like to die falling on knees,
Embracing ox-eye-daisies, so sole...
 
Let life take me and carry far away.
Let snow storms whirl me. I don't care.
Let hope make me follow my way,
The way that man could hardly ever bear.
 
But when I feel the coming mortal day,
I'll come to look at my white ox-eye-daisies,
I'll see each person's sacred burial-place,
That, in the same white mournful shirt, he faces.
 

     
  Николай Рубцов Nikolai Rubtsov
  УЛЕТЕЛИ ЛИСТЬЯ
 
Улетели листья
                       с тополей—
Повторилась в мире неизбежность.
Не жалей ты листья, не жалей,
А жалей любовь мою и нежность!

 
Пусть деревья голые стоят,
Не кляни ты шумные метели!
Разве в этом кто-то виноват,
Что с деревьев листья
                                улетели?
Leaves have flown away
 
From the poplars leaves have flown away,
Inescapability repeated.
Do not cry for leaves in any way,
Cry for love and tenderness frostbitten.
 
Let the poplars now naked stand.
Do not curse the noisy storms of snow.
Nobody is to blame, my friend,
That off poplars all dead leaves have flown.
     

     
 

Николай Рубцов

Nikolai Rubtsov

  ПРОЩАЛЬНАЯ ПЕСНЯ

Я уеду из этой деревни...
Будет льдом покрываться река,
Будут ночью поскрипывать двери,
Будет грязь на дворе глубока.

Мать придет и уснет без улыбки...
И в затерянном сером краю
В эту ночь у берестяной зыбки
Ты оплачешь измену мою.

Так зачем же, прищурив ресницы,
У глухого болотного пня
Спелой клюквой, как добрую птицу,
Ты с ладони кормила меня?

Слышишь, ветер шумит по сараю?
Слышишь, дочка смеется во сне?
Может, ангелы с нею играют
И под небо уносятся с ней...

Не грусти на знобящем причале,
Парохода весною не жди!
Лучше выпьем давай на прощанье
За недолгую нежность в груди.

Мы с тобою как разные птицы,
Что ж нам ждать на одном берегу?
Может быть, я смогу возвратиться,
Может быть, никогда не смогу...

Ты не знаешь, как ночью по тропам
За спиною, куда ни пойду,
Чей-то злой настигающий топот
Все мне слышится, словно в бреду.

Но однажды я вспомню про клюкву,
Про любовь твою в сером краю —
И пошлю вам чудесную куклу,
Как последнюю сказку свою.

Чтобы девочка, куклу качая,
Никогда не сидела одна.
— Мама, мамочка! Кукла какая!
И мигает, и плачет она...
A Farewell Song
 
I shall leave, I shall leave this village...
Streams will start to be covered with ice.
Doors, at night, will start slightly creaking.
Deep yard mud won't gladden the eye.
 
She will come, fall asleep.. .mournful Mother.
In this lost gloomy-grey land of mine
My betrayal of love will you bother:
By the cradle this night you will cry.
 
Say, what for , screwing up long eyelashes
You were feeding me right from your palm,
Like a bird, with the ripe red cranberries
Far away near stub of the swamp.
 
Do you hear, by sheds wind's howling,
Daughter's laughing in sleep, so nice?
With her, probably, angels are playing,
Flying up with the girl to the skies.
 
Don't stay with sad look by the river!
Don't wait for the ship in the spring!
Love was short in my heart, my dear.
Let us have our farewell drink.
 
We are birds of a different feather.
We can't wait on the same riverside.
I shall come back, perhaps, forever
Or, perhaps, I'll escape from your sight.
 
You know not all the roads I wander.
Anywhere I go at night,
Someone's stamping, - malicious like thunder,-
Overtakes me and follows behind.
 
But some day I'll remember the berries
And your love in the woods and sunshine.
And I'll send you a dall like a Fairy,
As the final tale-story of mine.
 
So that it be rocked by the girlie.
So that she rejoice, play and smile.
- Mother! Mummy! Oh! What a dolly!
It is able to wink and to cry...
     

     
  Николай Рубцов Nikolai Rubtsov
  Плыть, плыть, плыть…
                    
В жарком тумане дня
Сонный встряхнем фиорд!
-Эй, капитан! Меня
Первым прими на борт!
 
Плыть, плыть, плыть
Мимо могильных плит,
Мимо церковных рам,
Мимо семейных драм…
 
Скучные мысли – прочь!
Думать и думать – лень!
Звезды на небе – ночь!
Солнце на небе – день!
 
Плыть, плыть, плыть
Мимо родной ветлы,
Мимо зовущих нас
Милых сиротских глаз…
 
Если умру – по мне
Не разжигай огня!
Весть передай родне
И посети меня.
 
Где я зарыт, спроси
Жителей дальних мест.
Каждому на Руси
Памятник – добрый крест!
 
Плыть, плыть, плыть…
Sail, sail, sail...
 
Hot is that fog of the day.
Let's shake up sleepy fiord!
- Hey! Captain! Have your say!
Take me the first on board!
 
Sail, sail, sail
Passing by ancient graves,
Passing by church's frames,
Family conflicts, decays...
 
Borring thoughts - out of mind!
Laziness - out of sight!
Stars in the sky mean night,
Day - when the sun is bright.
 
Sail, sail, sail
By native trees, by gales,
By dear orphans' eyes
Waiting for us and nice...
 
If I am gone - for me
Don't you burn a candle!
Come to my grave to see.
News to my relatives handle.
 
Let dwellers of distant ends
Tell of my tomb under moss.
To everyone in my land
Monument is just a Cross!
 
Sail, sail, sail...
 

     
  Николай Рубцов Nikolai Rubtsov
  ПОСВЯЩЕНИЕ ДРУГУ

                                   А. Романову

Замерзают мои георгины.
И последние ночи близки.
И на комья желтеющей глины
За ограду летят лепестки...

Нет, меня не порадует — что ты! —
Одинокая странствий звезда.
Пролетели мои самолеты,
Просвистели мои поезда.

Прогудели мои пароходы,
Проскрипели телеги мои,—
Я пришел к тебе в дни непогоды,
Так изволь, хоть водой напои!

Не порвать мне житейские цепи,
Не умчаться, глазами горя,
В пугачевские вольные степи,
Где гуляла душа бунтаря.

Не порвать мне мучительной связи
С долгой осенью нашей земли,
С деревцом у сырой коновязи,
С журавлями в холодной дали...

Но люблю тебя в дни непогоды
И желаю тебе навсегда,
Чтоб гудели твои пароходы,
Чтоб свистели твои поезда!
Dedication to a friend
 
                Dedicated to A.Romanov
 
Lovely dahlias of mine die of cold.
Final nights, that approach, are dense.
On the clods of the yellow loam
Flower-petals fly over the fence...
 
No, no - You don't say so! -
Lone trip star will not make me glad.
Passing by planes of mine did go,
Trains of mine whistled, making me sad.
 
And already my steamers have hooted,
And already my waggons have creaked, -
Stormy days made me come and deluded.
Will you give me some water to drink?
 
I can't break those everyday fetters,
With the burning eyes can't dash away
Into Puygachev's open prairies,
Where the rebel's soul roamed one day.
 
I can't break agonizing connections
With terrestrial long autumn gold,
With the tree by horse lines so dampish,
With the cranes in the skies so cold...
 
But I love you in days of bad weather
And the only thing I wish you
So that all your ships hoot forever,
So that all your trains whistle anew!
 

     
  Николай Рубцов Nikolai Rubtsov
  ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ

Звезда полей во мгле заледенелой,
Остановившись, смотрит в полынью.
Уж на часах двенадцать прозвенело,
И сон окутал родину мою...

Звезда полей! В минуты потрясений
Я вспоминал, как тихо за холмом
Она горит над золотом осенним,
Она горит над зимним серебром...

Звезда полей горит, не угасая,
Для всех тревожных жителей земли,
Своим лучом приветливым касаясь
Всех городов, поднявшихся вдали.

Но только здесь, во мгле заледенелой,
Она восходит ярче и полней,
И счастлив я, пока на свете белом
Горит, горит звезда моих полей...
A star of fields
 
A star of fields in darkness so hazy,
Into polynia' s looking, stopping trip.
It's twelve already. Dream has come embracing
My native land by deepest sleepy grip...
 
The star of fields! In time of shocks and cold
I recollected it behind the hall.
It' s shining softly above autumn gold,
It' s shining over winter silver pall...
 
The star of fields! It shines without dying
For every worried dweller of the Earth.
Its greeting friendly beam is always touching
The rising towns to give them second birth.
 
But here in my land so cold and hazy
Its rise is getting brighter, more complete.
In this wide world I shall be happy, crazy
Until, by shining star, my fields are lit.
 
 
   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.