На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

   Стихотворные сборники

   Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

   Исследования

   Очерки, заметки, мемуары

   Воспоминания современников

   Книги о Рубцове

   Критические статьи

   Рецензии

   Наш Рубцов

    Посвящения

   Дербина

 

Приложения

   Документы

   Фотографии

   Рубцов в произведениях художников

   Иллюстрации

   Библиография

   Фонотека

   Кинозал

   Премии

   Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Исследования

Леонид ВЕРЕСОВ,

член Союза писателей России,

зам.председателя Вологодского Союза писателей-краеведов

Карьера М.А.Рубцова в формате документов  

 

Служебная карьера отца Николая Рубцова, до Великой Отечественной войны особенно, довольно типична для выходцев из угнетённых классов, которые почти не получили образования, но с лихвой навёрстывали его отсутствие за счёт природных качеств, знания жизни, полного приятия новой власти и разделявшие все её начинания в политической и экономической  составляющих. Также они добились многого для себя в борьбе за её становление и упрочение в России.

 

Подчеркнём происхождение М.А.Рубцова Архивной справкой выданной 31.05. 2002 года в Государственном архиве Вологодской области (ГАВО) по запросу средней общеобразовательной школы села Биряково (ф.495, оп.16, д.366, л.829 об. – 830). «В архивном фонде Вологодской духовной консистории в метрической книге Спасо – Преображенской  Стрелицкой церкви Тотемского уезда за 1899 год указано, что в семье крестьянина дер. Самылково Андриана Васильева Рубцова и его жены Раисы Николаевой 12 сентября родился сын Михаил. Крещён 19 сентября. Запись № 126. Восприемником при его крещении был крестьянин дер. Косово Маркелл  Николаев Тюрин. Таинство крещения совершали священник Феодосий Малевинский с дьяконом Павлом Поповым (имена, отчества указаны так, как в документе, даты указаны по старому стилю)». То, что даты указаны по старому стилю, позволяет сомневаться в точности общепринятой даты рождения Михаила Рубцова и даты его крещения. По крайней мере, это надо иметь в виду в серьёзных исследованиях. 

 

После Гражданской войны фронтом для Михаила Рубцова стал кооперативно - хозяйственный, не менее ответственный,  чем крестьянский или партийный. На этом участке социалистического строительства была трудная кропотливая работа, но почёт, уважение и материальное благополучие тоже имели место. Верность идеям Октября, порядочность, а с другой стороны явная зависимость от щедрот  Советской власти не позволяли работникам типа отца поэта Рубцова переходить Рубикон безоглядного стяжательства и использования служебного положения, не позволяли скатиться до контрреволюции. До поры, до времени они успешно строили свои карьеры, карабкаясь по служебной лестнице. Репрессии, по - видимому, воспринимались ими как неизбежное зло, которое коснулось их случайно и ведь как в случае с Михаилом Рубцовым и его сослуживцами, разобрались. Ну как не простить власть и не окунуться в работу с новым энтузиазмом, но страх остался, и психологический надлом никуда не делся. И не только за себя, а и за семью, хотя семья выжила, несмотря на долгое отсутствие кормильца. Значит, помогали, не дали умереть, заболеть, совсем уж прозябать больше года. Наверное, житьё Михаила и семьи было не радостным, но была вера в справедливость, и, о диво, она восторжествовала.

 

Примерно такие документы пришлось заполнять и работать с ними М.А.Рубцову, в кооперативных организациях 20 х годов 20 века.

 

Прежде чем говорить о служебной карьере Михаила Рубцова необходимо разобраться с источниками  знаний о ней. Документы, касающиеся отца Николая Рубцова,   хранятся  в Государственном архиве Вологодской области (ГАВО), в архиве Регионального Управления  ФСБ  России по Архангельской области (РУФСБ по Архангельской области)  дело № П5551, в 1937 -1938 годах  -  дело №19368, в казённом архивном учреждении  Вологодской области «Вологодский областной архив новейшей политической истории» (КАУ ВО ВОАНПИ)  и в домашнем архиве внучки М.А.Рубцова Елены Николаевны Рубцовой. Всего нами использовано  полностью или фрагментарно, в виде подлинников или заверенных копий  около 30 документов, проливающих свет на служебную карьеру Михаила Андриановича Рубцова.  Далее приводим список документов доступных автору для сравнения и изучения с указанием мест хранения, ещё не использовавшихся в первых главах работы. Для удобства читателей ссылки  будут даваться на  документ из этой главы  или на  соответствующую другую главу работы, в которой  документ приводится или упоминается. Сделана эта разбивка в виду отрывочности сведений в документах и, иногда,  из–за несхожести ответов Михаила Рубцова на одни и те же вопросы в разных  опросных листах. Ссылки на документы следственного дела №  П5551 из архива Архангельского ФСБ  будут указываться отдельно.

  1. Протокол № 6 заседания Бюро Толшменского райкома ВКП (б) от 13. 11. 1929 года. Документальная история жизни и трудовой деятельности Михаила Рубцова начинается с момента его вступления в партию большевиков. КАУ ВО ВОАНПИ, ф.1802, оп.1,д.15,л.47.

  2. Протокол № 24 заседания Бюро  Толшменского райкома ВКП (б) от 28 декабря 1930 года.  КАУ ВО ВОАНПИ, ф.1802, оп.1,д.16,л.118.

  3. Протокол № 54  заседания Бюро Толшменского  райкома ВКП (б) от 9 июля 1931 года.  КАУ ВО ВОАНПИ, ф.1802, оп.1,д.16,л. 276,280 об, 281.

  4. Учётные карточки члена партии М.А.Рубцова : 4а) от 22.08.1931 года – все записи ручкой. 4б) Надпись «восстановлен», на второй странице адрес Вологда, Урицкого, д.10 кв. 2, тел. 2-19. Дата карандашом плохо читаема 28.08.1931.   КАУ ВО ВОАНПИ, проходят процесс регистрации в архиве. Сделаны заверенные ксерокопии.

  5. Регистрационный  бланк члена КПСС, при обмене партийных документов  от 23 января 1954 года. КАУ ВО ВОАНПИ, ф.2522,оп.26,д.487, л.42 – 42 об.

  6. Анкета кандидата партии, вступающего в члены КПСС  от 25 мая 1956 года.  КАУ ВО ВОАНПИ, ф.1858,оп.30,д.207,л.2- 2об.

  7. Личный листок по учёту кадров с фотографией (первая страница) Копия из ГАВО (Архив Е.Н.Рубцовой).

  8. Регистрационный  бланк члена ВКП (б) Рубцова М.А. при обмене партийных документов 1936 года  от 16 мая 1936 года (два листка). Копия из ГАВО, архив Е.Н.Рубцовой.

  9. Регистрационный бланк члена ВКП (б) после восстановления в членах партии, после незаконного тюремного заключения  от  5 июля 1939 года. Копия из ГАВО, архив Е.Н.Рубцовой.

  10. Запись о трудовой деятельности по 1952 год. Выдержки,  архив Е.Н.Рубцовой.

  11. Отчётная карточка от 5 июля 1939 года.

  12. Отчётная карточка от 16 мая 1936 года. Архив Е.Н.Рубцовой.

  13. Сведения о кооперативных объединениях в Спасской волости по состоянию за март 1925 года  КАУ ВО ВОАНПИ, ф.2986, вязка 1, д.11  стр. 57.

Попробуем разобраться с хозяйственной карьерой деревенского паренька Михаила Рубцова после того как он пришёл с Гражданской войны на основе перечисленных документов, но прежде необходимы общие замечания по ним.  Документы, касающиеся отца Николая Рубцова не всегда точны и однозначны, даже если они написаны его рукой.

 

Отчетные карточки члена ВКП(б) М.А.Рубцова

 

Михаил Андрианович Рубцов периодически заполнял, являясь коммунистом учётные и опросные карточки, писал автобиографии при сверках и смене партдокументов, что было методом учёта членов ВКП (б) – КПСС. Протоколы заседаний партийных ячеек, допросные листы и анкеты времени ареста 1938 – 1939 годов, различного рода справки с мест его работы периодически заполнялись и оседали в личном деле коммуниста Рубцова и в архивах организаций. Можно ли доверять им на 100%? Думается, нет. Но, во всяком случае, ценнейшим источником при анализе жизни и карьеры Михаила Рубцова они, безусловно,  являются.  

 

Одна из редких довоенных фотографий Михаила Рубцова с сослуживцами. Он в центре второго ряда.

 

В разные годы и периоды жизни совслужащий Рубцов отвечал на одни и те же вопросы по-разному. О социальном положении, об образовании, о службе в армии, о партвзысканиях, об административной ответственности писалось неодинаково, не скажем, что не откровенно, но с большими вариантами. Не всегда совпадают названия организаций, места службы и должности, занимаемые хозяйственником.  В более поздних опросных листах  50 х годов 20 века действительность смазывается, память подводит Михаила Андриановича или он хочет несколько приукрашенно показать своё и так значительное прошлое, продвижение по карьерной лестнице, свою биографию, а она и так была незаурядной. Что он не предполагал, так это то, что ею  всерьёз займутся исследователи.

 

Регистрационный бланк члена КПСС  М.А.Рубцова при обмене партийных документов 1954 года, как пример документов из архива Политической истории в Вологде. Заверенная копия.

 

В последние годы жизни Михаил Андрианович уже далеко не тот орёл – партиец, к которому судьба и партия явно благоволили. Поэтому для нас  более правдивыми кажутся документы и сведения из политического дела 1938 – 1939 годов, довоенные анкеты молодого коммуниста. Да и послевоенные, особенно последние годы жизни, с точки зрения карьеры, это движение вниз по социальной лестнице. Однако анализировать и иметь в виду будем все имеющиеся документы, за исключением тех самых документов последних лет жизни, которые считаются в архивах личными и не выдаются для просмотра и копирования не родственникам Михаила Рубцова. Что представляется наиболее важным в предстоящей работе? Это точно определиться с датами, занимаемыми отцом поэта должностями, местами, где он работал по возможности без пробелов. Так мы закроем и некоторые неувязки в биографии и раннем детстве Николая Рубцова. Вот как писал поэт, о том, что он знал о матери и отце уже после смерти М.А.Рубцова  из Никольского своему руководителю поэтического семинара в Литературном институте поэту Н.Н.Сидоренко  в письме от 23 сентября 1964 года «Да, родился в семье значительного партийного работника. Его даже врагом народа объявляли, потом освободили, и статья о его реабилитации была напечатана, кажется, в 1939 г. в Архангельской областной газете. Больше всего времени он работал вообще-то в Вологде. Свою мать не помню почти, ничего в ней не знаю. Надо будет о ней когда-нибудь мне порасспрашивать брата». Поэт Николай Рубцов  не так уж и неправ, считая отца «значительным партийным работником». Это мы и постараемся показать в данной работе. Для нас важно, чтобы картина жизни и деятельности Михаила Рубцова получилась живой, правдивой, без мемориального глянца, который в искаженном свете будет показывать многотрудную карьеру человека с его возвышениями и провалами, которые в свою очередь в те годы были скорее правилом, чем исключением.

 

Отец Николая Рубцова взлетел довольно высоко по чиновничьей лестнице, но оступился,  хотя остался на ней, но уже ближе к земле. Михаил Рубцов принадлежал  к номенклатурному, непотопляемому составу руководящих работников, заменить которых было трудно, а порой и не кем. Учитывая его партийный стаж, рабоче-крестьянское происхождение, немалый опыт хозяйственной деятельности в кооперативных и снабженческих организациях, незапятнанную связями с врагами народа и другими нежелательными элементами репутацию, устойчивое семейное положение многодетного отца, ответственного за свою жену и детей партийца Рубцова могли поправить в чём – то, привести в чувство большей ответственности, указать на ошибки, просчёты, порой жёстко наказать, но его ценили как ценного человека, всем сердцем принявшего Советскую власть, ясно понимающего, что только она позволила крестьянскому сыну с двумя классами образования сделать такую карьеру, каким бы изначальным самородком он не был. При изучении  документов мы всегда держали эти положения в уме  и старались объективно подойти к их анализу. Некоторые моменты касающиеся служебной карьеры Михаила Рубцова уже отслежены в предыдущих главах данного материала, невозможно жизнь человека разложить строго по полочкам, но мы попробуем выстроить некую цепочку документальных сведений карьеры отца поэта как того требует название темы исследования.

 

Первым карьерным шагом демобилизовавшегося в 1921 году красноармейца Михаила Рубцова стало приобщение к кооперативному движению на селе. Тяга к этому у Михаила была. Он всё же закончил несколько классов Спасской школы, помогал отцу в крестьянском труде и по воспоминаниям членов семьи и близких людей  работал  в сельской лавке до призыва в Красную армию в 1919 году. Однако, даже вступив на кооперативный путь он, видимо, должен был помогать матери в ведении крестьянского хозяйства. Семья Михаила Рубцова жила в отцовском доме, но к тому времени отец Андриан Васильевич уже умер и помощь сына и невестки Александры для матери Раисы Николаевны, конечно, была необходима. Но всё же главным делом Михаила стала сельская кооперация, которая в условиях НЭПа (Новая экономическая политика) стала весьма востребованным  делом и нуждалась в ответственных людях.  Согласно документам Михаил уже в 1921- 1922 году стал членом Правления местного общества потребителей, хотя в анкетах 50 х годов писал, что сразу получил пост Председателя Правления Биряковского общества потребителей. Надо учитывать, что в Учётной карточке  от 22. 08. 1931 года Михаил указывает основным занятием до вступления в партию  сельское хозяйство с 1921 по 1929 год, а социальное положение – крестьянин бедняк, колхозник. Интересное свидетельство зафиксировано в книге В.С.Белкова «Жизнь Рубцова». Это воспоминания В.П.Кладовщикова : « Место работы Михаила, отделение от сельпа было посередь деревни, большой дом стоял. Видно по счетной части Михаил тут работал. До колхозов это было. А колхоз назвали «Первомайский…». До определённого времени кооперация совмещалась Михаилом Рубцовым с помощью в крестьянском хозяйстве матери. Но к 1929 году Михаил Андрианович стал заведующим торготделом  Толшменского районного общества потребителей, т.е хозяйственником районного масштаба. К этому времени относится и вступление его в члены ВКП (б). Должность требовала, да и сам Михаил понимал, что ему с партией по пути.   Как писал его сын много позднее «Надо быть с коммунистами рядом». Нет, даже немного не так. 13. 11. 1929 на заседании Толшменского райкома ВКП (б) состоялся приём в партию  и «рассмотрено заявление т. Рубцова – бедняка – колхозника, активно участвующего во всех компаниях, проводимых партией и Сов. властью. Постановили принять по второй категории, как активного бедняка, помогающего партии во всех мероприятиях». А уже с декабря 1929 года он занял пост заведующего торготделом, как член (кандидат в члены) ВКП (б) и занимал его по август 1931 года. Естественно, что 28 декабря 1930 года, когда закончился кандидатский стаж в партии М.А.Рубцов  на заседании Бюро Толшменского райкома ВКП (б) почему – то с формулировкой  как крестьянин – колхозник переведён из кандидатов в члены партии.  09.07.1931 года на Рубцова М.А. наложено партийное  взыскание – выговор за слабое руководство кооперативной работой. Но чтобы подчеркнуть, всю серьёзность и непоследовательность документов приведём выписки из регистрационного бланка от 16 мая 1936 года.  Где  отец Николая Рубцова пишет, что он по опыту  работы – руководящий торговый работник  со стажем 16 лет.  В учётной карточке 1931 года указывается, что, видимо, какое – то время Михаил Рубцов занимал посты зав. отделом снабжения и даже зав. хлебным банком (?), если правильно расшифрована  неясная запись. Надо отметить, что Толшменское общество потребителей располагалось в селе  Усть – Толшма, Толшменского района, вновь образованного Северного края. На молодого коммуниста обратили внимание, новому территориальному  образованию нужны были кадры. И 22. 08. 1931 года М.А.Рубцов был направлен в распоряжение Крайкома Северного края. Указана даже дата прибытия на работу 06.09.1931 года. Явно, что М.А.Рубцов до вызова на ответственную работу закончил не одни курсы повышения квалификации, как по кооперативной, так и по партийной линии. Он выделяет особо в учётной карточке курсы крайкома партии. Ему и семье пришлось решать  дальнейшую судьбу. Крестьянская доля и колхозное движение не прельщали, а перспективы в Вологде были огромные и заманчивые. Дом был продан, семья Рубцовых и Раиса Николаевна отправились в новую жизнь семьи ответственного хозяйственного работника.  В Вологде Рубцовы получили служебное жильё по адресу, который сохранился в учётной карточке от 27 августа 1931 года.  Вологда, ул. Урицкого, д.10, кв.2. Дом был деревянный, но в центре города и с телефоном. Номер – 2-19. Какую же должность получил Михаил Андрианович Рубцов, если на квартире его поставили в 1931 году служебный телефон? До апреля 1933 года он занимал пост Председателя правления Вологодского Леспотребсоюза.  Эти полтора года (точнее год и восемь месяцев) были вершиной служебной карьеры Михаила Рубцова. Конечно, семья ответственного работника была довольна, но позволяло ли образование и способности Михаила Рубцова занимать высокий  пост. Хватало ли квалификации у человека с начальным образованием  руководить и отвечать за порученное дело? Уютно ли было ему на этой должности?  Когда же и почему случился спад в столь блистательно начатом карьерном росте коммуниста Рубцова? На часть вопросов попробуют ответить документы. В частности опросные листы во время ареста Михаила Рубцова в январе 1938 года.  В анкете арестованного 10 января 1938 года Михаил Рубцов, ошеломлённый внезапным арестом, пишет всю правду, ничего не скрывая, считая, что чекистам и так всё известно. Больше нигде в доступных на сегодняшний день документах  факты из анкеты арестованного не указываются. На вопрос, каким репрессиям подвергался при Советской власти, арестам, судимостям и.т.д    арестованный Рубцов  откровенно пишет, что Вологодским нарсудом  по статье 109 УК РСФСР в 1933 году был осуждён  к одному году условно. Естественно, что это было весьма неприятным воспоминанием, но что это была за статья? Приведём выдержки из указанной статьи в редакции 1926 года.

 

     Ст.109. «Злоупотребление властью или служебным положением, т.е. такие действия должностного лица, которые оно могло совершить единственно благодаря своему служебному положению и которые, не вызываясь соображениями служебной необходимости, имели своим последствием явное нарушение правильной работы учреждения или предприятия или причинили ему имущественный ущерб, или повлекли за собой нарушения общественного порядка или охраняемых законами прав и интересов отдельных граждан, если эти действия совершались должностным лицом систематически или из соображений корыстных, или иной личной заинтересованности, или хотя бы и не повлекли, но заведомо для должностного лица могли повлечь за собой тяжелые последствия, влечет за собой лишение свободы со строгой изоляцией на срок не ниже шести месяцев.

Примечание 1. Под должностными лицами разумеются лица, занимающие постоянные или временные должности в государственном (советском) учреждении, предприятии, а равно в организации или объединении, на которые возложены законом определенные обязанности, права и полномочия в осуществлении хозяйственных, административных, профессиональных или других общегосударственных задач».

 

Из приведённого документа видно, что  вина М.А.Рубцова была незначительна, поэтому он отделался минимальным наказанием, но с должностью, на которой он проштрафился,  пришлось расстаться, и, видимо, не по своей воле. Михаил Рубцов злоупотребил властью или служебным положением, согласно применённой к нему статье, в ситуации, которая не вызывалась соображениями служебной необходимости. Не будем гадать, в чём обвиняли Михаила Рубцова, в любом случае он постарался забыть о неприятном случае.  Освобождённый в зале суда, в одном пиджаке (а дело было весной) прибежал домой в семью радостный, что так легко отделался. Об этом случае сохранились семейные легенды, но мы впервые привязываем его к конкретной дате, а именно к весне 1933 года. Что довело коммуниста Рубцова до такого результата: головокружение от слишком успешной карьеры, необходимость иногда расслабиться на работе из-за слишком большого её объёма, отсутствие опыта руководящей работы такого уровня, образовательные пробелы? Может всё вместе, а ещё самоуверенность, что на таком посту многое сойдёт с рук. Однако не сошло, и Михаила Рубцова понизили в должности, но оставили в обойме незаменимых хозяйственников. Далее, согласно послевоенным документам, он занимает хозяйственные, снабженческие должности  в аппарате среднего или низшего руководящего звена Северного края. Согласно регистрационного бланка члена КПСС при обмене партдокументов коммунист  М.А.Рубцов с 04.1933 года по 10.1934 года занимает должность начальника отдела рабочего снабжения Вологодской сплавконторы Северного края. На эту должность его и убрали (перевели) сразу после суда. Он не получил никакого партийного взыскания, а это говорит о лёгком проступке и мягком за него наказании, но должность в администрации Северного края должен был занимать абсолютно незапятнанный человек. Подозреваем, что и телефон у Рубцовых отобрали, хотя согласно документам квартиру на улице Урицкого они сохранили до отъезда в Емецк. Интересной деталью является фотография М.А.Рубцова  1935 года, когда он собирался проститься с Вологдой. Вернее ни сколько фото, сколько надписи на её обороте. Может быть какое – то незначительное время Михаилу Рубцову доводилось руководить  ОРС  (отдел рабочего снабжения) и в других местах Вологодской области. Приведём это фото и расшифровку оборотной стороны из архивов Тотемского музейного объединения.

 

 

Фото сделано в Вологде в сентябре 1935 года перед отъездом в Емецк. На обратной стороне фотографии много надписей.


Одна из них гласит: "На долгую память Начальнику ОРС  Лежского леспромхоза от сотрудников: Рубцову Михаилу Андрияновичу. Вологда. Сентябрь 1935 года".
Другая: "На память начальнику и другу о совместной 8-летней работе от бухгалтера".


Еще одна запись такого содержания: "Энергия и воля побеждает преграды все. И покоряет мир..." А по документам с 10. 1934 года по 09.1935 года М.А.Рубцов начальник отдела рабочего снабжения Вологодского леспромхоза. Дальше  начался период оторванности от Вологды. По приказу партии или с глаз долой от руководства одного из главных городов Северного края, но М.А.Рубцов и семья его отправляется в село Емецк, Емецкого района Северного края, тем более срок условной судимости уже истёк. Там, через три месяца и родится будущий поэт, а его отец занял всё ту же должность начальника отдела рабочего снабжения Емецкого леспромхоза.  Он был на этом трудовом посту с 09.1935года по 08.1937 года. Потом был переведён в Няндомский район Архангельской области начальником отдела кадров Райтрансторгпита  Няндомского леспромхоза и трудился в этой должности до 10 января 1938 года.  Вернёмся к сведениям из анкеты арестованного Михаила Рубцова. В графе «Партийность (в прошлом и настоящем) он пишет, что исключался из партии и ранее в 1936 году (переведён кандидатом в члены ВКП (б) за пьянство). На момент ареста Михаила Рубцова уже, как тогда говорили, вынудили положить свой партийный билет на стол и заставили признаться, что за время пребывания в партии с 1930 года  он имел два выговора и строгий выговор с предупреждением. ВКП (б) таким образом воспитывала своих членов, была неким келейным судьёй, но не выносила сор из избы. Кстати, переезд с места на место, смена должностей тоже служила мерой воспитания, чтобы люди не врастали в местные условия и не могли злоупотреблять  своим положением. Для всех же непосвящённых коммунист Рубцов успешный снабженец – хозяйственник, отправляемый на укрепление отдельных отсталых участков  социалистического строительства. Но партийные органы этими взысканиями  прямо указывали на хрупкость его положения и необходимость во всём подчиняться партийной и хозяйственной дисциплине. Однако, эти выговора вынесены за чисто человеческие слабости, а вот когда дело коснулось государственных дел, предусмотренных УК РСФСР то – в 1933 году  - год условно, в 1938 арест и следствие, пусть и из – за сфабрикованных обвинений. Из следственного дела  НКВД  1938 года   № П-5551 архива регионального управления ФСБ России по Архангельской области, которое имеет довоенную маркировку как следственное дело № 19368, мы узнаём, что  Михаил Андрианович Рубцов вместе с руководителями  Райтрансторгпита, организации  в которой работал, был арестован по ложному обвинению и им было предъявлены якобы доказательства вины  по статье 58, пункт 10 и 11 УК РСФСР.  С 10 января 1938 года по 31 марта 1939 года Михаил Рубцов провёл как заключённый в Няндомской тюрьме и в Архангельской тюрьме №1. Хотя, документы несколько расходятся даже в дате его освобождения из - под стражи.

Из Постановления по следственному делу №19368 от 25 марта, стр.148 -150.

 

 

«Принимая во внимание, что обвиняемые по делу содержатся под стражей длительное время, что собранных  следственных материалов недостаточно для предания обвиняемых суду, НКВД по Архангельской области  постановил: следственное дело №19368 прекратить и сдать в архив. Обвиняемых из – под стражи немедленно освободить. Изъятые при обыске документы, переписку и ценности возвратить по принадлежности. Март 1939, г. Архангельск». Михаилу Рубцову была выдана справка.

 

 

 

«Справка №736

 

Выдана Рубцову М.А. в том, что он с 29 октября 1938 года по 31 марта 1939 года содержался в тюрьме и сего числа освобождён

Нач. Архтюрьмы Кутырёв

Нач.УРЧ

Тюрьма №1 г. Архангельск 31 марта 1939 года

Справка выдана для предъявления по месту жительства»

 

 

Таким образом, согласно справке, М.А.Рубцов должен был решать все свои дальнейшие гражданские, служебные и семейные дела в Няндоме, где проживала и ждала его возвращения из тюрьмы большая семья. Он, как говорится на своей шкуре, прочувствовал жестокую политику партии в годы репрессий. Отцу Николая Рубцова ещё повезло, что никаких политических отклонений в его хозяйственной и кадровой политике не удалось обнаружить или доказать их. Коммунист Рубцов держался твёрдо за то, что никакой политической деятельностью не занимался, а за мелкие хозяйственные ошибки или недочёты готов ответить, но за них он и так был жёстко наказан явно выше вменяемой вины. Поэтому согласно записи в Регистрационном бланке члена ВКП (б) от 5 июня 1939 года  восстановленному в члены ВКП (б) М.А.Рубцову партбилет выдан решением Няндомского райкома Архангельской области 23 апреля 1939 года. А  ещё раньше, в марте 1939 года он получил должность инструктора – ревизора Няндомского райпотребсоюза. Значит,  Михаилу Рубцову снова доверяли, если назначение он получил на контролирующую труд других людей должность. Этот факт относительно общеизвестен, а вот в анкете от 13 июня 1956 года он собственноручно указывает, что с 04. 1939 по 03. 1941 года, занимал должность зам. начальника Стройторгпита СЖД в городе Няндома Архангельской области. Это явно какая – то неточность, когда память подвела Михаила Андриановича. Опросные листы (особенно 50 -60 х годов) он заполнял довольно неаккуратно: выпуская, забывая, придумывая, не заботясь об истине. Его положение как руководителя низшего хозяйственного звена к этому времени явно колебалось. Его то понижали до кандидатов в члены партии, то вновь восстанавливали в ней. Всё это сопровождалось выговорами и партвзысканиями, до высоких постов с высокой мерой ответственности его явно не допускали. Это относится к последним годам жизни М.А.Рубцова. А наше документальное повествование продолжим тем, что, несмотря на горе в семье (смерть старшей дочери Нади), карьера отца продолжалась, всё возвращалось на круги свои, в Вологду.

 

Воспользуемся выпиской из архива Архангельского обкома КПСС  выданной ещё в советское время краеведу Т. Мининой «В январе 1941 года его учётная карточка была направлена в Вологду». Ю.И.Кириенко – Малюгин тоже утверждает, что в январе 1941 года семья переехала в Вологду и М.А.Рубцов стал работать снабженцем в Военторге. Сам же Михаил Рубцов в личном листке по учёту кадров из архива Е.Н.Рубцовой пишет, что с декабря 1940 года по март 1942 года работал в должности  зам. начальника Вологодского отделения Военторга.  В этом конкретном материале не будем касаться сложных вопросов семейных трагических событий 1942 года, связанных со смертью А.М.Рубцовой и полугодовалой  Наденьки, судеб Николая Рубцова и его братьев и сестры Гали. Сосредоточимся только на материале заданной темы материала. Итак, в январе 1941 года семья Рубцовых переезжает в Вологду. Усилиями А.П.Смолина и С.И.Петрова устанавливается адрес жительства её в Прилуках и пишется вологодский сценарий жизни Николая Рубцова и родственников в нашей области. С марта 1942 года по февраль 1944 года Михаил Андрианович Рубцов служил в Советской армии, а именно в 250 полку конвойных войск НКВД. Приведём некоторые документы и точные даты военного лихолетья.

 

20.03.1942 года М.А.Рубцов зачислен в списки 250 полка конвойных войск НКВД в городе Вологда простым стрелком. Наверное, тюремный срок не позволил ему занять  более высокую воинскую должность. Как – то представляется весьма очевидным, что все его редкие рассказы о войне, о ранении, о звании политрука его  сыновьям  от второго брака были несбывшимися мечтами отца  хотевшего в их глазах выглядеть достойно. Действительность была не так красива. Те, кто служил в конвойных войсках, в боевых действиях на фронтах участия не принимали. Их обязанности были совсем другими. Дальнейшие  сведения о военной судьбе М.А.Рубцова  в годы Великой Отечественной войны  будут взяты из письма из ФКУ (федеральное казённое учреждение) «Российский государственный военный архив»  РГВА от 14.12.2018, № 3704/2018 на имя автора материала.

 

Рубцов Михаил Андреевич (?) родился в 1899 году в деревне Самылково, Биряковский с/с, Биряковский район, Вологодская область, русский, из крестьян, член ВКП (б) с 1939 года. Специальность (профессия до призыва) – торговый работник. Призван Вологодским военкоматом в марте 1942 года. Почему Отец Николая Рубцова пишет, что он член партии с 1939 года, это можно понять, ещё свежи в памяти 15 месяцев заключения,  исключение из рядов  ВКП (б), лишения, выпавшие на его долю и на его семью в Няндоме. Вспоминать  и напоминать  об этом в военное время не пристало. Но и вспоминать о том, что он занимал серьёзные хозяйственные посты, было невмоготу простому красноармейцу. Михаил Рубцов пишет, что он просто был торговым работником, обесценивая свою хозяйственную деятельность и занимаемые должности до ареста и партийный стаж с 1930 года, а может ему посоветовали после освобождения, пусть почти триумфального, снова не высовываться, чтобы хуже не было. Наверное, считая, что мог бы быть  командиром или политруком, Михаил рисовал для себя другой  путь на Великой войне. Так он и рассказывал потом своим сыновьям от второго брака, выдавая чужую, но возможную военную судьбу за свою, придумывая школу политруков и свои военные дела.                  

 

Место жительства  - город Вологда, ул. Ворошилова, д.10, кв.3. Удивительное дело, но мы впервые узнаем номер квартиры, в котором жили Рубцовы в годы войны. До этого  исследователями  указывался только дом № 10  по улице Ворошилова.

 

Семейное положение: жена Рубцова, пятеро детей.

Прохождение службы. 20. 03.42 г. – зачислен в списки 250 полка КВ НКВД, г.Вологда. Приказ № 97.   (В приказе  - зачислен с 21. 03. 42 г.)

15.09. 43 г. переведён во вторую роту стрелком. Приказ № 002.

29.01. 44 г. исключён из списков полка со снятием с учёта по болезни. Приказ №31.

 

Е.Н.Рубцова любезно позволила воспользоваться документом из её архива о том, почему  её дед был комиссован из армии в 1944 году. Архивная справка Военно – Медицинского музея Министерства обороны Российской Федерации г. Санкт – Петербурга, выдана в архиве военно – медицинских документов 18 марта 2012года и в ней впервые точно указывается, что 250 конвойный полк НКВД – это воинская часть № 7409. Из неё солдат Рубцов выбыл 3 ноября 1943 года и находился на излечении по поводу язвенной болезни 12-персной кишки в эвакогоспитале (ЭГ) №1185. Точно указывается номер госпиталя и название болезни М.А.Рубцова по которой он был комиссован из армии и выбыл из госпиталя  16 декабря 1943 года по месту жительства. Указывается, что военно – врачебной комиссией по статье 33  гр. (группы)  первой Расписания болезней приказа НКО СССР №336 1942 года  признан негодным к военной службе с переосвидетельствованием через шесть месяцев. Уже с начала 1944 года он в селе Сидорово  Лежского района  начальник ОРСа  Монзенского ЛПХ. Но, по рассказам  его сына от второго брака Алексея,  в том  же 1944 году,  в Вохтоге, оказавшись снова на неплохой хозяйственной должности  заместителя начальника Вологодского военторга по снабжению, закупал продовольствие для нужд фронта.  Может поэтому, оказавшись на брони, и не попал снова на фронт через шесть месяцев после нового медицинского переосвидетельствования или болезнь, всё же, давала о себе  знать и о фронте не могло быть  речи. Там же познакомился с девушкой Женей, которой помог выпутаться из какой – то сложной ситуации и женился на ней. Попробуем разобраться в этой непростой  задаче и связать все эти данные.  Лежский район существовал в 1935 – 1959 годах на восточной части  нынешнего Грязовецкого района. В 1941 году из Междуреченского района Лежскому был передан Монзенский сельсовет. Село Сидорово, одно время, в середине 50 х годов  20 века  было даже центром Лежского района. Но причём здесь Вохтога? Да эта железнодорожная станция  Грязовецкого района  как – то весьма известна на Вологодчине.  И  именно на неё приезжали все, кого приглашал Михаил Андрианович,  включая и детей от первого брака Галину и Алика в гости. Итак,  место пребывания Михаила Рубцова в  последние годы войны определяется достаточно точно – нынешний Грязовецкий район  Вологодской области, как  и традиционная,  для него, должность – начальник  ОРСа, что подтверждается документами. Однако есть документ, который рисует другую картину событий, а именно, по записи в личном листке по учёту кадров, с февраля 1944 по май 1949 года Михаил работал начальником ОРСа Нелазского леспромхоза около Калининграда и именно там родился 8 мая 1948 года  его второй сын Геннадий. Но почему первый сын от второго брака Алексей имеет другое место рождения, хотя родился 20 июня 1945 года? И  согласно документу  он должен был бы тоже родиться в Калининграде. Что это неразбериха в документах времён войны или опять небрежность комиссованного солдата или что более серьёзное скрывается за этими записями? Давайте будем учитывать и то, что Кенигсберг (Калининград) был взят войсками маршала Василевского только 9 апреля 1945 года и тогда  неточности в записях личного листка по учёту кадров очевидны.

 

Как бы там не было, в конце войны снова боец хозяйственного фронта Михаил Рубцов, получил медаль как её участник и до конца жизни никому не рассказывал правды. Видимо сильно переживал по поводу несостоявшейся  большой хозяйственной и военной карьеры, вместе с тем в новой семье рождались дети, требовали какого – то внимания и  найденные дети от первого брака, строился и обживался  дом № 8 в Вологде на улице Республиканской.  По документам М.А.Рубцов с мая 1949 по сентябрь 1951 года зам. начальника Вологодского отделения Военторга (в другой анкете  - начальник торгового отдела Военторга), а уже с декабря 1951 года по июнь 1952 года он заведующий Транспортным отделом пивзавода в Вологде. Какое то время работал зав. пекарней №4 ОРСа  Второго отделения Северной железной дороги, ну а дальше плотник ОРСа  Седьмого отделения СЖД с весны 1953 года (возможно раньше, даты в документах разнятся) и пенсия с ноября 1959 года, как «венец» карьеры. Была ли она почётной эта пенсия? Скорее нет, она была вынужденной из-за состояния здоровья Михаила Андриановича и его злоупотреблением алкоголем. А может, это было взаимосвязано напрямую? Есть документы личного характера в архивах, которые содержат личную тайну и которые выдаются только родственникам и лишь они смогут узнать, если захотят, всю правду.

 

Фотография конца 50 годов 20 века. М.А.Рубцов, его вторая жена Евгения и сын Алексей.

 

Но конец служебной карьеры М.А.Рубцова уже не так важен. Когда он впервые встретился со своим сыном Николаем в 1955 году, то уже не был бодрым коммунистом на должности, а, пожалуй, что сам нуждался в поддержке и помощи.  Встречи сына и отца были редкими, а последнее письмо  больного Михаила Андриановича к сыну Николаю тяжело читать впечатлительным людям. Умер Михаил Андрианович Рубцов  в Вологде 29 сентября 1962 года. Николай  Рубцов, тогда студент Литературного института был на картошке и приехал только позднее, скорее всего на 40 день уже на могилу отца. Существует довольно известная фотография, на которой поэт, Софья Андриановна Рубцова (сестра отца), Евгения (вторая жена Михаила Андриановича) и сводный брат Николая Александр (ещё маленький мальчик) стоят у могилы Михаила Рубцова на Горбачёвском (Лазаревском)  кладбище. К началу 21 века могила М.А.Рубцова почти потерялась и только в 2012 году вновь была обретена и обихожена трудами внуков и детей, а также при участии Вологодского Рубцовского  центра, которым руководил тогда Ю.П.Малозёмов.  

 

Таков был  земной и трудовой путь отца русского национального поэта Михаила Андриановича Рубцова, человека самобытного, порядочного, хозяйственного, верящего в идеалы коммунизма и любящего свою семью и детей. В его жизни были взлёты и падения, но не было подлости и измен. В какой – то мере судьба коммуниста Рубцова это вариант типичной судьбы человека принявшего власть партии большевиков и её идеалы, готового верить в них  и страдать за них. Что и как  бы  не писали или не говорили об отношениях Николая Рубцова и отца, но после изучения документов у нас сложилось твёрдое убеждение, что бросить сына Михаил Андрианович просто не смог бы. Значит, были какие - то пока не совсем ясные причины, которые помешали найти Колю после госпиталя и воссоединиться с ним. Это могли  быть и не законченная ещё война, потеря документов, второй брак отца или что – то пока неизвестное.  Узнаем ли мы неоспоримую правду об отношениях отца и сына? На это остаётся только надеяться.

 


 

Примечания:

По данной тематике можно познакомиться и с другими работами автора данного материала.

  1. «Загадка одного портрета», «Обобщение материалов, посвящённых  матери Н.М.Рубцова», «Братья Николая Рубцова» опубликованы  в книге «Страницы жизни и творчества поэта Н.М.Рубцова» Вологда, 2013.
  2. «Памятник на могиле отца Н.М.Рубцова», «Младший брат поэта Николая Рубцова. Документальные свидетельства» опубликованы  в книге «Из души живые звуки. Поэт Н.М.Рубцов: жизнь и творчество» Вологда, 2016.
  3. «Михаил Рубцов – отец поэта Николая Рубцова. Белые пятна биографии» опубликована в  Рубцовском сборнике материалов научных конференций «Рубцовские чтения» в Тотьме и селе Никольском» Вологда , 2019.
  4. Все перечисленные работы можно прочитать также в Интернете, на сайте «Душа хранит» в разделе «Исследования».                                                                                                    
  5. Для того, чтобы показать в каких условиях приходилось работать М.А.Рубцову, приводим следующий документ начала 30х годов 20 века. Ф. 3120, вязка 1, д.12, стр.28, 29, 30, выписки.

Из доклада о положении дел в «Севтранслесе» т. Кузнецова за  1932 год.

«Текучесть рабсилы по системе «Севтранслеса» перешла в злокачественную, хроническую форму. Обеспеченность жилыми помещениями барачного типа – 2-3 метра на человека, большая задолженность за произведённые работы». Лесорубы бежали от таких условий работы. «Утечка рабсилы 239 человек за декаду при прибытии 175 человек, по отдельным ЛПХ, к настоящему моменту не красивая действительность. Потребность в рабсиле на 4 й квартал 1932 года по системе треста «Севтранслеса»  для всех видов работ выражается в количестве 16979 человек, в наличии 14463 человека. Таким образом, недостаток рабсилы 9166 человек. Вербовка рабочей силы в пределах Северного края в настоящий момент идёт слабо». Вот примерно в таких условиях и довелось работать на руководящих должностях М.А.Рубцову, при его образовании без преданности делу, без постоянной учебы и полной самоотдачи было просто невозможно находиться на руководящей должности. Обратил на себя внимание и список вещей для премии ударникам коллектива «Севтранслеса» на 1934 год. Оцените уровень экономики страны премирующей её передовиков брюками, костюмами, шинелями ж/д образца, хромовыми ботинками, беговыми коньками, мужскими и женскими свитерами, ватными фуфайками, шароварами …

 

Ешё один документ выдержками из КАУ ВО ВОАНПИ, ф.1858, оп.2, д.321. «С 1 января по 31 октября 1931 года зав. отделом торговли ГОРТА (городской отдел торговли) г. Вологды принято на работу 42 человека и уволено 57 человек. Сделан вывод, что ГОРТ постоянными квалифицированными работниками не обеспечен. А вот за что увольняли работников, как отмечено в документе: за пьянку и прогулы, за незаконные наценки, за растраты, за халатное отношение, как социально чуждых, за отказ от работы, за спекуляцию, комиссией по чистке, за невыполнение распоряжений администрации и самоснабжение». Такова была действительность, в которой жил и занимал ответственные посты отец Николая Рубцова Михаил Андрианович Рубцов в начале своей служебной карьеры, которая не стала легче и менее ответственной и дальше.


Материал предоставлен автором.

 
   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх