На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

  Стихотворные сборники

  Алфавитный указатель

  Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

  Исследования

  Очерки, заметки, мемуары

  Воспоминания современников

  Книги о Рубцове

  Критические статьи

  Рецензии

  Наш Рубцов

  Посвящения

  Дербина

 

Приложения

  Документы

  Фотографии

  Рубцов в произведениях художников

  Иллюстрации

  Библиография

  Фонотека

  Кинозал

  Премии

  Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Исследования

Леонид ВЕРЕСОВ,

зам.председателя Вологодского Союза писателей-краеведов,

член Союза писателей России

Архивные смальты поэтической мозаики поэта Рубцова 

 

Статья третья.

Стихотворение «Пальмы юга». Гениальный ритмический

и лирический эксперимент поэта.

 

«Пальмы юга» - это несколько необычное стихотворение в зрелой лирике Н.М.Рубцова. Не совсем понятое при жизни поэта, не всеми принятое, критикуемое и в то же время самим поэтом публикуемое во всех прижизненных сборниках  стихов начиная со стихотворной книги «Душа хранит» 1969 года. Что это как не Рубцовская уверенность  в том, что народ разберётся в его тексте, в тональности, смысловой нагрузке, мечте – печали о чём – то светлом, в данном случае о «пальмах юга». Да, не бывает пальм  Севера, как об этом написано  в приписке к машинописи стихотворения «Пальмы юга»  из Государственного архива Вологодской области (ГАВО, ф.51, оп.1, ед.хр.188), но мало ли чего не бывает в чувствах. Ведь мы любим, верим, печалимся, надеемся,  не всегда ясно осознавая за что, кого и как. К тому же поэт Рубцов писал для народа, а многие простые люди, вологодские работяги, как и сам поэт, никогда не бывали на юге и образ пальмы противопоставлялся ими северной суровой зиме, бездорожью, снежным заносам, деревьям в снегу. Это была как бы мечта о вечном лете,  о счастье посмотреть мир и насладиться тем, что недоступно. К тому же стихи, по нашему мнению, неподвластный никогда и никому  выплеск энергии в виде божественного порядка слов. Но найти и составить свой поэтический  лад  вечности удаётся, даже однажды, далеко не каждому  поэту. Однако, Н.М.Рубцов в большинстве своих стихов гармоничен как само мироздание.

 

Первая  публикация стихотворения «Пальмы юга» состоялась в газете «Вологодский комсомолец» 29 января 1969 года. А это означает, что черновые варианты стихотворения, поиски Николаем Рубцовым лучшего образного ряда произведения относятся ко второй половине 1968 года. Текст некоторых стихотворных строф стихотворения «Пальмы юга» сохранился в двух записных книжках поэта, переданных в отдел рукописей Вологодского государственного музея – заповедника  супругой поэта Виктора Коротаева после его смерти [1] .

 

Перед нами, как и в случае со стихотворением  «В минуты музыки», черновые варианты этого стихотворения [2]. Мы опять сможем заглянуть в творческую лабораторию поэта, чтобы лишний раз убедиться, что талант это труд, если конечно хочешь раскрыть его до конца. Но вначале о том, где и когда было опубликовано стихотворение «Пальмы юга» при жизни автора Н.М.Рубцова. После упомянутых публикаций в «Вологодском комсомольце» и сборнике стихов «Душа хранит» следующий рубцовский сборник стихов «Сосен шум» тоже содержит стихотворение «Пальмы юга», как и вышедший через три месяца после гибели поэта сборник стихов «Зелёные цветы». Особняком стоит  публикация в журнале «Наш современник» № 1 за 1970 год. Во всех этих публикациях Николай Рубцов  верен себе. Он совершенствует своё стихотворение, меняя хотя бы некоторые слова. Приведём текст стихотворения по последней прижизненной публикации в сборнике «Сосен шум».

 

ПАЛЬМЫ ЮГА
 

Еще один
Пропал безвестный день,
Покрыты снегом
Крыши деревень
                       И вся округа,
А где-то есть
Прекрасная страна,
Там чудно все —
И горы, и луна,
                       И пальмы юга...

И я глядел,
Глядел на перевал,
Где до сих пор
Ни разу не бывал...
                       Как воет вьюга!
За перевалом первым
Побывал,
А там открылся
Новый перевал...
                       О пальмы юга!

Забуду все.
Займусь своим трудом.
И все пойдет
Обычным чередом,
                        Но голос друга
Твердит, что есть
Прекрасная страна,
Там чудно все —
И горы, и луна,
                        И пальмы юга...

Не стану верить
Другу своему,
Уйду в свою
Заснеженную тьму,—
                        Пусть будет вьюга!
Но, видно, так
Устроен человек,
Что не случайно
Сказано навек:
                        — О пальмы юга!

 

Во втором четверостишии  в сборнике «Сосен шум» читаем «Как воет  вьюга», точно так же и в первой публикации в «Вологодском комсомольце». Но в сборнике «Душа хранит» и журнале «Наш современник» эта строчка печатается так «Как  стонет вьюга». В машинописной копии из ГАВО изменено одно слово из последней строфы « Уйду в свою заснеженную тьму» на «Уйду в свою завьюженную тьму». В этом смысле интерес представляет первая строчка публикации из журнала «Наш современник», отличная от обычной. «Ещё один пропел безвестный день», вместо «пропал» как везде и всюду. Почему то не хочется думать, что в строчке из журнала обязательно опечатка. Как – то по особо по рубцовски могло прозвучать, что прошедший день «пропел» свои песни жизни, а не «пропал» безвестно. Поэт, как жизнелюб, надеется, что не раз ещё пропоёт песни света в будущем, хотя грустновато, что песни этого дня угасли.

 

Так оказалось, что Дмитрий Шеваров в Российской газете не так давно опубликовал как неизвестные строки Рубцова одно четверостишие из черновиков стихотворения «Пальмы юга», наряду ещё с несколькими строчками из вариантов стихов Н.М.Рубцова [3]. Известный публицист довольно небрежно отнёсся к данной публикации не попытавшись установить черновые строки какого стихотворения Рубцова он печатает, хотя сам материал заслуживает внимания. Но самое главное то, что в блокнотах Н.М.Рубцова много больше неизвестных  Рубцовских строк, в том числе и из черновиков стихотворения «Пальмы юга». Нельзя же просто отодвинуть в сторону, то, что в черновиках стихотворения тоже является творческим наследием поэта. Шеваров выбрал, или ему выбрали, может быть самую складную, лакомую черновую строфу неизвестно почему не вошедшую в стихотворение. Наверное, просто выпавшую из логики окончательного варианта Рубцова.

 

Пою о темных избах на снегу,

О криках птиц на сером берегу,

О грусти луга, -

Я вырос в бедном северном раю,

Но и о вашей родине пою,

О пальмы юга!

 

Должен заметить, что нами ранее уже публиковались неизвестные стихотворения  и строчки из рассматриваемых записных книжек поэта [4]. В.С.Бушин, известный поэт, критик, публицист в совсем недавно обнаруженной  рецензии на рукопись стихов Н.М.Рубцова «Душа хранит» 1969 года, очень цельной, утверждающей современность и жизнестойкость поэзии Рубцова,  так же не принимает этого стихотворения, по крайней мере, в момент написания рецензии [5]. Вот что писал Владимир Бушин в рецензии о непонятом стихотворении «Пальмы юга». «Я не хочу сказать, что в сборнике Рубцова всё замечательно. Нет, в нём есть и слабые и незначительные стихи. Например, «Я забыл, как лошадь запрягают», «О собаках», романсовые строки о «пальмах юга» (пальм севера не существует)». Так вот кто оставил пометку на машинописи из ГАВО. В советское время критик – рецензент просто обязан был наряду с положительными сторонами  выделить и недостатки. В.С.Бушин, в этом отношении не стал исключением. Защитив в целом рукопись Николая Рубцова, он нашёл то, что ему лично было не по душе. В какой–бы вопрос этого мира человек серьёзно не углублялся, он приходит к основам, к истине, к первопричине не только в своём вопросе, но в принципе он углубляется в принципиальные вопросы мироздания в целом. Слепок мироздания есть в семени, селении, факте, теории, памятнике, уникальном строении, аксиоме, стихотворении, романе, философском труде, если ко всему подходить серьёзно. Они все  по- своему объясняют  и интерпретируют основные постулаты мироздания. В нашем случае, стихотворение позволило приблизиться к языковому обоснованию определённых горизонтов основ нашего мира. Но только в том случае, если мы хотим видеть и разделяем этот факт.

 

В сохранившихся черновиках стихотворения «Пальмы юга» Николай Рубцов стремится к гармонии, а гармония это, пожалуй, и есть главное в нас и в нашем существовании. Итак, поэт в основном работает над первым, возможно, отчасти, вторым четверостишием. Желание развернуть стихотворный лад как противопоставление любимому, но суровому Северу и мягкому Югу явно прослеживается в черновой работе поэта. Он ищет яркие рифмы, запоминающиеся образы, неожиданные сравнения и эпитеты. Но приходит понимание тщетности  этой работы и в повсеместно публикуемой версии «Пальм юга» скорее нет этого противопоставления, кроме как в первой строфе, а дальше обычная тяга поэта к перемене мест. Однако и в своём краю много чудесного, а друзья, которые и сами часто нигде не были, твердят, что южные страны это нечто особенное. В жизни всегда есть  место прекрасной мечте, но свой край неповторим и любим, родившимся в нём человеком.

 

Рубцов ищет упорно и настойчиво рифмы к «пальмам юга», понимая, что только это многообразие даёт стихотворению тот поэтический простор и ностальгическую нотку, которой он  добивался. Какие же рифмы он пробует в черновиках, и  которые частично вошли в окончательный вариант стихотворения. «Округа, луга, над лугом, за снегом луга, и ветрах луга, о грусти луга, о тучах луга, о бурях луга и даже о сказках луга». Н.М.Рубцов на свой безупречный поэтический вкус пробует, на сей раз не в голове, а на бумаге эти варианты. Собственно все они из одной записной книжки. Далее, приведём как примеры упорного труда Рубцова почти все черновые строфы, в которых меняются слова, рифмы, переставляются строчки [6].  А это значит, что творец видит перспективу этого стихотворения и готов работать над ним до изнеможения. А конечный результат оформлен в очередной рубцовский лирический шедевр, потребовавший так много душевных сил от поэта. Вот начало этого варианта стихотворения, где родина Рубцова  и родина пальм юга (ВГМЗ, 10008).

 

Люблю её сугробы и зарю,

Но почему – то грустно говорю

О пальмы юга!

Пою о тёмных избах на снегу,

О криках птиц на сером берегу

И ветрах луга,

Но и о вашей родине пою,

О пальмы юга!

 

На  этой же странице возможное другое продолжение.

 

О пальмы, пальмы, южные моря

Ласкают вас играя и горя.

 

На следующей странице (10009) тот же текст, но с одним изменением «О  сказках луга». На  странице 10010 вот такой вариант.

 

Я вырос в бедном северном краю,

Люблю снега, сугробы и зарю,

Но почему - то грустно говорю:

О пальмы юга!

И что со мной никак не разберусь (продолжения эта строчка не получила - Л.В)

Пою о тёмных избах на снегу,

О криках птиц на сером берегу,

О бурях луга.

 

На странице 10012 дан вариант приводимый Дмитрием Шеваровым. Он  отличается другим порядком строчек и уже приводился ранее в данной работе. Стоит привести и вариант страницы рукописи 10013 несколько отличный от опубликованного в Российской газете, но также неизвестный.

 

Пою о тёмных избах на снегу,

О криках птиц на сером берегу,

О тучах луга.

Но и о вашей родине пою,

И вижу вас в безоблачном краю,

О пальмы юга!

 

Может быть, с точки зрения поэта, написанные на странице 10015 торопливые строчки, не всегда точно читаемые, были какими – то неожиданными продолжениями  образного ряда стихотворения, но скорее всего это часть процесса поиска. Вначале страницы ещё одно  трёхстишие из известных строк.

 

Но вспомню вас в безоблачном краю

И вновь о вашей родине пою!

О пальмы юга!

 

А дальше начало какого – то неожиданного стихотворения, записанные  быстрым почерком мысли не получившие развития  в черновиках поэта, но связаны они со строчками стихотворения «Пальмы юга».

 

Скелеты лип стучат во мне

Чтобы свои деревья и зарю

 

Стучат над ним костяшками ветвей.

 

Как документ приведём две страницы следующей записной книжки, собственно говоря, из них и состоит вся записная книжка из Вологодского государственного музея – заповедника [7]. 

 

 

 

Это возможный начальный или промежуточный вариант этого стихотворения. Не законченный, в мучительном поиске слов – образов, строф –  такелажа, и недостроенного, ещё на стапеле и самого стихотворения – корабля. Но думается, любителям русской поэзии это будет интересно. Ибо из хаоса строительного материала стихотворения уже вырисовывается его тонкий лирический силуэт, который, как всегда у зрелого Рубцова будет великолепен. (См. приложение). Попробуем расшифровать, в этот период творчества, уже явно не каллиграфический, почерк Н.М.Рубцова.

 

Недолго светит зимняя заря

В глухих снегах играя и горя

Встаёт над лугом, (?)

Люблю мороз, сугробы и зарю

Но почему – то часто говорю

О пальмы юга!

За перевалом – там они вдали

Где вечно зелень, солнце, корабли

За снегом луга

И я смотрел, смотрел за перевал

Где я ещё ни разу не бывал

О, пальмы юга!

Прошли года. Прощай мой край (?)

Моя округа (?)

За перевалом первым побывал

А там открылся новый перевал

О, пальмы юга!

Я долго пел об избах на снегу

О криках птиц на сером берегу

Но миг пройдёт

Займусь своим трудом

И всё пойдёт обычным чередом

О, пальмы юга!

 

Можно сказать, что это неизвестная версия стихотворения Н.М.Рубцова «Пальмы юга». Слова и строчки, которые не удалось точно перевести помечены знаком вопроса, знаки препинания в черновике, естественно, почти отсутствуют.

 

Последнее, чем хотелось закончить данный материал думается, будет тоже неожиданным для читателя. А как может рассматриваться это стихотворение Н.М.Рубцова современной наукой  стихосложения? Самому мне этот вопрос с должным профессионализмом не осилить и потому пришлось обратиться за помощью  к вологжанину, поэту, теоретику поэзии, моему другу Александру Соколову. Вот его суждением о техническом мастерстве поэта Рубцова, его месте в сложном стихотворческом современном мире и хочется закончить данный материал, одновременно поблагодарив Александра за помощь в разборе техники Николая Рубцова в свете современной теории стихосложения.  Для себя, из его разбора, был сделан вывод, что Рубцов необыкновенно современен, традиционен и одновременно неожиданно новаторски неповторим в своих поэтических поисках. Что сказать, кроме как таковы и должны быть великие стихи большого русского поэта.

 

ПАЛЬМЫ ЮГА (Николай Рубцов)

 

Еще один

Пропал безвестный день,

Покрыты снегом

4.Крыши деревень 10 00 1 хорей 3 стопы - нарушение ритма.

И вся округа,

А где-то есть

Прекрасная страна,

Там чудно все -

И горы, и луна,

И пальмы юга...

И я глядел,

Глядел на перевал,

Где до сих пор

Ни разу не бывал...

Как воет вьюга!

За перевалом первым

Побывал,

А там открылся

19.Новый перевал... 10 00 1 хорей 4 стопы - нарушение ритма.

О пальмы юга!

Забуду все.

Займусь своим трудом,

И все пойдет

Обычным чередом,

Но голос друга

Твердит, что есть

Прекрасная страна,

Там чудно все -

И горы, и луна,

И пальмы юга..

Не стану верить

32.Другу своему, 10 00 1 хорей 3 стопы - нарушение ритма.

Уйду в свою

Заснеженную тьму, -

Пусть будет вьюга!

Но, видно, так

Устроен человек,

Что не случайно

39.Сказано навек: 10 00 1хорей 3 стопы - нарушение ритма.

О – пальмы юга!

 

На первый взгляд может показаться, что стихотворение не совершенное технически: по ритму и рифме. В стихотворении, написанном коротким метром ямбом 2 и 3х-стопным имеются сбои ритма в стихах 4, 19, 32, 39 и отсутствие рифмы в 10ти-стишной строфе в 1,3, 6 и 8 стихах.

 

Однако при исследовании стихотворения, при объединении строк от рифмы до рифмы наблюдается  чисто классическое стихотворение. И вот его графика:

 

(// - знак цезуры – словораздела, который делит стих на полустишия)

(0 – безударный слог, 1 – ударный слог)

 

Еще один // Пропал безвестный день, 01 01 01 01 01 ямб 5 стоп,

Покрыты снегом // Крыши деревень 01 01 01 00 01 ямб 5 стоп,

И вся округа, 01 010 ямб 2 стопы,

А где-то есть // Прекрасная страна, 01 01 01 00 01 ямб 5 стоп,

Там чудно все - // И горы, и луна, 01 01 01 00 01

И пальмы юга... 01 010 ямб 2 стопы.

И я глядел, // Глядел на перевал,

Где до сих пор // Ни разу не бывал...

Как воет вьюга!

За перевалом первым // Побывал,

А там открылся // Новый перевал...

О пальмы юга!

Забуду все. // Займусь своим трудом,

И все пойдет // Обычным чередом,

Но голос друга

Твердит, что есть // Прекрасная страна,

Там чудно все - // И горы, и луна,

И пальмы юга.

Не стану верить // Другу своему,

Уйду в свою // Заснеженную тьму, -

Пусть будет вьюга!

Но, видно, так // Устроен человек,

Что не случайно // Сказано навек:

О – пальмы юга!

 

Что я вижу?

Строфа стихотворения 6ти-стишная.

Рифмовка сложная по схеме: aabccb – своеобразная – не часто используемая авторами. Кроме того короткие стихи на одну рифму и объединено стихотворение этой рифмовкой. То есть, в каждой строфе 6-ой стих одна и та же рифма слово «юга» - что является лексическим повтором – эпифорой межстрофной.

Также и эпифора повтор в рифме слово «вьюга» - эти слова на одних и тех же местах в строфе - третьим стихом во 2 и 4 строфе, что тоже повтор упорядочен и лексический, а фразы: «А где-то есть // Прекрасная страна» и «Твердит, что есть // Прекрасная страна» - то же повтор лексический, как и повтор фразы «Там чудно все - // И горы, и луна».

В одном случае это мнение лирического героя, в  другом – утверждение друга.

Не лексическим повтором в рифме второй строфы являются слова «перевал» и однокоренные слова «побывал» и «не бывал». Но это индивидуальный подход автора. Но видим, что бы избежать глагольной и существительной рифмы (грамматической) и не рифмуются два глагола и два существительных, а рифмуются глагол и существительное.

По теории стихосложения глагольную рифмовку применять не желательно.

Скорей всего Рубцов пожертвовал технической стороной стиха, отдав преимущество смысловой.

Рифмы в стихотворении точные.

Мужские - сухи, женские несколько напевны.

Д/ень – дерев/ень, – ассонансная, близкая к точным,

Стран/а – лун/а, перев/ал – не быв/ал, побыв/ал – перев/ал, труд/ом – черед/ом,

Своем/у- тьм/у, челов/ек – нав/ек, - точная.

Окр/уга – др/уга – точная,

вь/юга - /юга – ассонансная – близкая к точным.

Стих разностопный: упорядоченное сочетание ямба 5ти-стопного и 2х-стопного.

Из той графики стиха, в какой опубликовано стихотворение, понимаю, что стихи в стихотворении разрываются на цезуре на смысловые отрезки и разносятся в разные строки.

Клаузулы на цезуре несколько не упорядочены.

Если в большинстве стихов они мужские:

 

Еще один // Пропал безвестный день 01 01 + 01 01 01,

 

то в некоторых стихах она женская:

 

Покрыты снегом // Крыши деревень 01 010 + 10 00 1

А там открылся // Новый перевал... 01 010 + 10 00 1

Не стану верить // Другу своему, 01 010 + 10 00 1

Что не случайно // Сказано навек: 00 010 + 10 00 1

 

Из-за чего при разрыве данных стихов размер стиха не сохраняется.

Но ведь ритм то стихотворения всё равно остается классический.

Такой стих теоретики стиха называют НОВЫМ.

В данной графике, что опубликовано стихотворение, оно выглядит привлекательнее, нежели в классическом варианте.

Такое бывает и в классическом стихе, и в тоническом, и в логаэде и в белом стихе и даже в верлибре. Автор, перенося часть стиха в другую строку выделяет смысл стихотворных отрезков.

Стихотворение написано простым языком. Доходчиво.

 

 


Примечания:

  1. В действительности таких записных книжек хранящихся в отделе рукописей Вологодского государственного музея - заповедника семь, но только в двух из них сохранились наброски и черновые варианты стихотворения «Пальмы юга».

  2. Л.Н.Вересов «Архивные смальты поэтической мозаики поэта Н.М.Рубцова. Стихотворение «В минуты музыки». Путь к совершенству» В книге «Из души живые звуки» Поэт Н.М.Рубцов: жизнь и творчество» Вологда 2016, стр.339 – 352. В журнале «Берега» Калининград № 6 (24). 2017, стр.108 – 113.

  3. Д.Г.Шеваров «Тихая его родина» Осенние прогулки с другом по вологодским адресам Николая Рубцова»  Российская газета – Неделя № 6827 (256) от  12.11.2015.

  4. Основные публикации статей о новых архивных находках стихов Н.М.Рубцова  никогда ранее не появлявшихся в печати. Л.Н.Вересов 1.«В день рожденья общая любовь». Неизвестные архивные стихи Н.М.Рубцова». 2.«Неизвестные стихи Н.М.Рубцова: новые архивные открытия». Публикации состоялись  в сборнике Леонида Вересова  «Из души живые звуки»  Вологда  2016, в газете «Красный Север»  от 13 января 2016 года,  в  журнале  «Невский альманах» № 5 за 2013 год, № 5 за 2014 год, № 1 за 2016 год и др. Следует сказать, что некоторые стихи и четверостишия  обнаружились в записных книжках поэта из Вологодского музея – заповедника.

  5. Рецензия В.С.Бушина  на рукопись сборника стихов Н.М.Рубцова «Душа хранит» обнаружена в Государственном архиве Архангельской области, ф. 1099, оп.1, ед.хр.95, стр.145 – 148. Опубликована в книге Л.Н.Вересова «Поэт Николай Рубцов и Северо – Западное книжное издательство. Документальные истории издания сборников стихов «Лирика» и «Душа хранит» стр. 122 – 125.

  6. Записная книжка Н.М.Рубцова из фондов Вологодского государственного музея – заповедника  3718359.

  7. Записная книжка Н.М.Рубцова из фондов  ВГМЗ  3718358.


Материал предоставлен автором.

 
   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх