На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

   Стихотворные сборники

   Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

   Исследования

   Очерки, заметки, мемуары

   Воспоминания современников

   Книги о Рубцове

   Критические статьи

   Рецензии

   Наш Рубцов

    Посвящения

   Дербина

 

Приложения

   Документы

   Фотографии

   Рубцов в произведениях художников

   Иллюстрации

   Библиография

   Фонотека

   Кинозал

   Премии

   Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Исследования

Леонид ВЕРЕСОВ,

член Союза писателей России,

зам.председателя Вологодского Союза писателей-краеведов

Четыре неизвестных документа о судьбе сборника стихов «Душа хранит»
или к вопросу о современности поэзии Н.М. Рубцова
 

 

Эту работу автор рассматривает как отдельную публикацию, первичный анализ вновь найденных в 2017 году архивных материалов о поэте Н.М. Рубцове и как логическое продолжение предыдущего рассказа об издании сборника стихов поэта «Душа хранит». Хотелось бы сказать, что новые документы на сегодняшний день у автора по данной теме исчерпаны, но могут и должны появиться другие документальные свидетельства.

 

Правда о поэте Рубцове должна складываться не только и не столько из хвалебных отзывов сегодняшних дней, но и из критических, частью отрицательных заметок в газетах, дневниковых записей, высказываний, рецензий, написанных при жизни поэта. Только так мы сможем приблизиться к истинному, не мифологизированному образу русского поэта. Вопрос только в том, хотим ли мы этого, если не делаем в этом направлении никакого движения? При всех выводах о поэте нельзя не учитывать время, в котором творил Николай Рубцов, идеологическую и психологическую обстановку того времени. Когда правду обсуждали только на кухне с друзьями и спиртными напитками, а вот писали гладкую полуправду, мягкую критику, которую пропускала цензура. Однако, в любом случае, даже конъюнктурное произведение должно было иметь налёт талантливости, злободневности, оставаясь по сути беззубым и никчёмным. Любое поколение людей несёт на себе печать своего времени и заблуждений, но и сейчас, когда нам многое позволено, взывая к совести, мы взываем к стихам Рубцова. Значит, поэт писал о том глубинном в русской душе, что неподвластно ни политическому строю, ни времени. А значит, он практически шагнул в классическую сущность русской словесности.

 

Рецензии на стихи Николая Рубцова, с одной стороны, отражали отношение к его поэзии, но они отражали и тогдашние поэтические вкусы, тенденции развития литературы. Особенно волнуют авторов рецензий того времени темы стихов Николая Рубцова и соответствующая им лексика. Назвать их слабыми по другим критериям было явно невозможно, технически они написаны безупречно. Но как быть с патриотизмом, который тогда принимался только как восхваление советской действительности? Конечно, этого в стихах поэта Рубцова почти нет, а есть глубинное видение судьбы России, аналитический взгляд в историю и будущее страны. Четыре или пять прижизненных книг поэта Н.М. Рубцова (сборник стихов «Зелёные цветы» вышел в свет сразу после трагической гибели поэта, но создан полностью по его воле – Л.В.) привнесли в русскую поэзию несколько забытый свет классичности [1]. Лад и стройность великих предшественников поэта высветились новыми красками, образами, нюансами. Неповторимый рубцовский стиль, не затмевая имён мастеров поэзии прошлого, становился в один ряд с ними. И мы при знакомстве с рубцовскими шедеврами смогли глубже осознать значительность Тютчева и Фета, Бунина и Блока, Есенина и Клюева. Стихи Рубцова разрезали рутину официоза, эстрадности, демагогии и бездушия советской поэзии, как тёплый нож холодное масло, соединяясь с классическими примерами великой русской словесности.

 

Все четыре неизвестных и впервые публикуемых в данной работе документа связаны неразрывной логической нитью не только с поэзией Рубцова, но и с общей задачей, как то: повлиять на публикацию сборника «Душа хранит», обеспечить Северо-Западному книжному издательству спокойное существование. В предыдущей работе, посвящённой этой теме, автор надеялся, что данные документы удастся обнаружить, и вот они впервые будут доступны исследователям [2]. Решение послать рукопись Н.М. Рубцова на контрольное рецензирование в Москву, в Комитет по делам печати, возникло в результате сомнений руководства издательства в современности и необходимости для печати большого количества стихов Рубцова из рукописи будущей книги. Если Москва откажет в публикации или даст понять, что рукопись надо чистить и сокращать, то совесть редакторов СЗКИ перед Рубцовым будет чиста: так решила непогрешимая Москва. Можно рассматривать обращение в Главлит и просто как элементарную перестраховку редакторов для снятия всех будущих претензий к книге Николая Рубцова. Сам поэт мог даже и не знать об этом шаге издательства. Отправление на контрольное рецензирование было в каком-то смысле даже обыденным делом для провинциального издательства. Так, примерно в это же время в «неблагонадёжные» попали В.И. Белов с книгой «Плотницкие рассказы» и Виктор Коротаев с новым сборником стихов [3]. С другой стороны, идеологические установки на безоблачное настоящее и светлое будущее в курсе партии звали не церемониться и смелее рубить возникающие духовные проблемы и сомнения. Так что Москве виднее, что можно печатать, а что нет, она разберётся в современности или упадничестве стихов Рубцова и поправит, если что, товарищей на местах. Поэтому редактор сборника «Душа хранит» Вера Лиханова сама пишет редакторское заключение на книгу с негативным оттенком на поэзию Рубцова и приглашает испытанного недоброжелателя поэта Рубцова А.И. Лёвушкина (напомним, что именно он был редактором первого сборника Рубцова «Лирика» – Л.В.) написать рецензию на рукопись «Душа хранит». Конечно, Анатолий Лёвушкин находит наряду с хорошим и много отрицательного в поэзии Николая Рубцова, причём в стихах, сегодня любимых миллионами читателей.

 

Однако пора переходить и к документальным свидетельствам. Начну с конца, с заключительного документа. Вот как отреагировал Комитет по печати при Совете Министров СССР (Главлит) в письме в СЗКИ от 30.05.1969 года. Документ уникален по краткости, ёмкости и благожелательности по отношению к поэту Н.М. Рубцову – после таких слов сборнику был дан зелёный свет издательского производства. Московский критик Владимир Бушин дал свою рецензию на рукопись стихов Николая Рубцова, а «главная редакция художественной литературы, ознакомившись со стихами Н. Рубцова, полностью разделяет мнение рецензента» (об этом далее при анализе данной рецензии – Л.В.). А вот следующие слова надо бы обвести в рамочку для памяти некоторым исследователям, пытающимся разобраться в поэзии Н.М. Рубцова, и издателям, пытающимся издавать стихи великого поэта. Просто молодец заместитель главного редактора художественной литературы А. Чехов. «Характер и сила дарования Н. Рубцова таковы, что только бережное отношение к каждому его стихотворению позволит избежать опрометчивых изъятий из сборника: у поэта настолько острое чувство Родины, выражено оно с таким огромным эмоциональным зарядом, что едва ли есть основания сомневаться в «современности» его стихов». Это и ответ А. Лёвушкину и редакторскому заключению В. Лихановой, и памятка современным редакторам Рубцова, весьма произвольно составляющим сборники поэта. Кстати, А. Чехов говорит и об излишней категоричности редакторского заключения и призывает бережно относиться к автору: «Естественно, что при подготовке сборника в печать необходимо будет учесть рекомендации критической части рецензии (Владимира Бушина – Л.В.) с тем, чтобы помочь автору снять с некоторых стихотворений налёт «вечного покоя», о чём (правда с излишней категоричностью) говорится и в редакционном заключении. В целом сборник Н. Рубцова «Душа хранит» заслуживает одобрения и опубликования». А вот теперь вернёмся к рецензии, которая, видимо, повлияла на редакторское заключение В.К. Лихановой и общее отношение к сборнику стихов Николая Рубцова, к рецензии А.И. Лёвушкина. Надо заметить, что эта рецензия на сборник «Душа хранит» не единственная у Анатолия Лёвушкина. В Вологодском музее-заповеднике хранится лист из ещё одного подобного документа, весьма неприятного для поэта Рубцова [4]. Роль редактора Лёвушкина в издании первой книги стихов Н.М. Рубцова в общем известна, но её фактологическое наполнение неизвестными и неожиданными фактами и документами впервые будет сделано в материале «Сборник стихов Н.М. Рубцова «Лирика». Из истории издания книги». А.И. Лёвушкин не особо жаловал вологодских поэтов, будучи сам неплохим поэтом, но одновременно редактором их поэтических книг. Творческие претензии к нему имели Виктор Коротаев, Ольга Фокина, Борис Чулков. Одновременно Анатолий Лёвушкин доброжелательно относился к поэзии Александра Романова и, например, к Леониду Беляеву, если иметь в виду его первую поэтическую книжку «Тополя роняют пух». Конфликт Анатолия Лёвушкина и Николая Рубцова в этой связи был явным. Поэт Лёвушкин, сам активно пишущий и печатающийся, не совсем понимает силу и лирическую мощь поэзии Рубцова, то, что поэт Рубцов весьма ответственно и щепетильно подходил к содержанию своих сборников. Наотмашь критиковать его было невозможно и недопустимо при жизни и после ухода из неё. Как автор материала позволю себе заметить, что некоторые вопросы остаются к стихам, не вошедшим в прижизненные сборники, но и эти стихи, опубликованные только в периодической печати или вовсе неопубликованные, а оставшиеся в рукописях или в виде машинописных листов с правкой поэта, сейчас востребованы. Может быть, имея в виду именно эту ненапечатанную при жизни поэта часть стихов, и не следует абсолютизировать их, рассматривать все как рубцовские удачи. Ещё в 80-е годы XX века поэт Владимир Соколов писал, что у Рубцова опубликовано много таких стихов, которые сам поэт при жизни никогда бы не опубликовал (по крайней мере, без доработки – Л.В.). Наверное, это уже приоритет научного отношения к творчеству Н.М. Рубцова – разбираться в этих вопросах, когда каждая его неизвестная, неопубликованная строка имеет значение. В какой-то мере последнее утверждение относится и к документам (письмам, рецензиям, редакторским заключениям), напрямую касающимся Н.М. Рубцова и впервые представляемым читателям. Будем иметь в виду, что они заказывались, оплачивались, писались, предназначались для рабочих моментов публикации книги, но отнюдь не для публичной огласки. Они касались только двух человек: рецензента и рецензируемого, быть может, вправе прочитать документ был в те годы ещё редактор. Сейчас же без этих документов, без их публикации и анализа разобраться в хитросплетениях судьбы и творчества Н.М. Рубцова просто невозможно. Думаю, что с этим согласится всякий ответственный его исследователь или биограф. Сейчас всё, что касается Николая Рубцова, особенно ещё неизведанное, приобретает статус историчности. Поэтому считаю своим долгом печатать найденные материалы как документы с первичным анализом и подчёркиванием их значения для литературоведения. Тексты документов и прилагающийся научный аппарат позволит исследователям сэкономить время и отыскать нужный документ, если будет такая необходимость. Не задевается ли честь и творческое лицо людей, упоминаемых в этих материалах? Думаю, нет, ибо считаю поэта Н.М. Рубцова деликатнейшим человеком и невозможно документами по его творчеству нанести обиду кому-либо. Да и историческая и литературоведческая правда для автора данного материала превыше всего. Итак, рецензия Анатолия Лёвушкина на рукопись сборника Николая Рубцова «Душа хранит», в которой много патриотизма и патриархальности, но мало примет нового советского времени, но сколько русского духа и свободы… Она состоит как бы из двух частей: хвалебной и критической. Лёвушкину нравятся некоторые стихи Рубцова, но если оставить в книге только их, то по объёму получится вторая «Лирика», по которой редактор Лёвушкин прошёлся в 1964–1965 годах и превратил её, по выражению поэта Рубцова, в паспорт. Хорошие слова, вроде бы, говорит А.И. Лёвушкин: «Николай Рубцов пока выпустил только два сборника, но его имя стало достаточно известно в поэтических кругах и среди тех, кто ищет на прилавках книжных магазинов настоящие стихи. Лучшие стихи Н. Рубцова задушевны, искренни. Это главное. Именно в любви к своей светлой и печальной земле поэт черпает ту органичность, ту особую задушевность и доверительность интонации… Н. Рубцов вполне зрело владеет поэтическим словом, он может позволить себе поиграть звукописью, щегольнуть инструментовкой стиха, не утратив при этом ни настроения, ни сюжета…» Но вот цитаты из второй части рецензии, в которой Лёвушкин пристрастен и отказывает Рубцову в современности, практически перечёркивая хорошее начало, не чувствует силу рубцовской лирики: «Но не будем таить греха, много, очень много в этой рукописи стихов приглушённо-созерцательных, описательных, малоинтересных… Именно этим и подобным им описательным стихам («За Вологду, землю родную», «Уединившись за окошком», «Окошко, стол, половики», «По вечерам» и многим другим) не хватает той одухотворённости мыслящего и чувствующего поэта – нашего современника». Рецензия будет полностью опубликована в приложении к материалу как документ и читатель сможет сам попытаться разобраться в современности поэзии Рубцова в то время. Со своей стороны должен заявить, что и в нашем XXI веке трудно представить поэта, более современного, востребованного, необходимого душе русского человека.

 

Перейдём к «Заключению на рукопись стихов Н. Рубцова», написанному редактором будущей книги В.К. Лихановой и датированному 14.03.1969. По-видимому, оно и послужило поводом для направления рукописи на контрольное рецензирование в Москву, в Комитет по печати художественной литературы, тем самым сослужив хорошую службу будущим историкам литературы, но вряд ли восхитив поэта Рубцова этим фактом, при условии, что он вообще знал об этом внутрииздательском моменте при подготовке рукописи к печати. Вера Константиновна Лиханова была высшей пробы профессионалом-редактором. Строфы, стихи, абзацы книг, вызывающих у неё сомнение по идеологии, тематике, художественной ценности, безжалостно критиковались, вырезались, об этом писалось в заключениях и говорилось в глаза автору, допустившему подобную «ересь». Напомню, что в СССР, переживавшем тогда период «развитого социализма», всё должно было соответствовать партийным идеологическим канонам, хотя бы на словах, пусть не в действительности. Никаких идеологических диверсий, перегибов, порочащих страну, во имя светлого настоящего и ещё более светлого будущего в печати нельзя было допустить и даже представить. Как же Вера Лиханова представляет себе с этих позиций стихи Николая Рубцова в своём редакторском «Заключении»? Она выделяет две основные линии в рукописи сборника «Душа хранит». Первая – словами Рубцова: «Люблю твою, Россия, старину». Ей, по мнению автора документа, «проникнуты такие добротно сделанные стихи, как «Шумит Катунь», «Виденье на холме» (говорить о шедеврах русской лирики как добротно сделанных правда не очень дальновидно – Л.В.). Вторая линия – это любовь к Северу. Не хочу повторяться, ибо об этом много говориться в основном материале по сборнику «Душа хранит», но Лиханова настроена весьма критически к некоторым строфам и стихам Рубцова и требует переделать или убрать их. Вот характерная цитата: «Следует снять, на мой взгляд, из сборника и стихи «Старик». Нарисованный в них образ старика – странника с котомкой за плечами явно не вписывается в наше время». Опять тот же самый разговор о современности поэзии Рубцова. Лиханова анализирует в этом техническом, по сути, документе, который сам поэт Рубцов в этом виде наверняка не видел (он получил от Лихановой несколько другой вариант «Заключения», о котором подробно рассказывается в основной работе – Л.В.), и словарь стихов поэта. Он явно, по мнению Веры Лихановой не вписывается в социалистическую действительность. «Острожник», «Пилигрим», «Поднимаются, словно кресты, фантастически мрачные птицы», «Божий храм», «Молитвы, церковь, что молчит набожно и свято», «Сказочная часовня» у поэта, как заметила редактор СЗКИ, чуть ли не в каждом третьем стихотворении. Надо заметить, что это интересное наблюдение Веры Лихановой, которое сейчас только добавляет поэзии Рубцова значительности. В любом случае этот вариант «Заключения» весьма любопытен с литературоведческой точки зрения как отражающий точку зрения власть предержащих людей на поэзию Рубцова. С их исторической точкой зрения можно не соглашаться, но её важно понимать. И вот вывод В.К. Лихановой, сделанный ею для Москвы: «Н. Рубцову следует ещё раз очень внимательно пересмотреть свои стихи и лучше продумать состав будущего сборника. Хотелось, чтобы он стал более многогранным и чтобы в нём нашёл яркое отражение наш сегодняшний день».

 

Что ж, получив такое редакторское «Заключение» на рукопись сборника «Душа хранит» Николая Рубцова и, возможно, рецензию А.И. Лёвушкина, равно как и просьбу о контрольном рецензировании, в Комитете по печати при Совете Министров доверили дать отзыв-рецензию на стихи Рубцова критику Владимиру Бушину. Родился Владимир Сергеевич Бушин 24 января 1924 года, советский, затем российский писатель, поэт, публицист, фельетонист, журналист, литературный критик, фронтовик, общественный деятель, член Союза писателей СССР, лауреат Большой литературной премии 2017 года за выдающуюся публицистику. Но для рубцововедения это новое имя. Полагаю, что рецензия на стихи Николая Рубцова, сделанная по просьбе Главлита, стала одной из многих в многогранной литературной деятельности В.С. Бушина. Настроенный всю жизнь весьма критически, имея свою точку зрения во все времена, Владимир Бушин, кажется, более ничего не написал о Николае Рубцове, хотя резал правду-матку о политических деятелях, известных людях страны и, конечно, писателях на протяжении не одного десятилетия. Тем ценнее и интереснее для истории литературы этот умнейший, к сожалению, не датированный точно документ из 1969 года – разбор поэзии Рубцова с позиций патриота России, коим Владимир Бушин остаётся и до сих пор. Кстати, позиция Владимира Бушина, а он тоже поэт, в отношении некоторых стихов Николая Рубцова естественно спорна, но, по крайней мере, он честно об этом говорит. Интересно бы узнать, его тогдашнее расположение к стихам Рубцова в целом сегодня сохранилось? Думается, да и скорее всего, сильно возросло. А тогда невозможно было представить, что думающего, опытного, прошедшего войну человека, много уже написавшего, всё удовлетворило в рукописи готовящейся книги «Душа хранит». Но важно другое: абстрагируясь от частностей, Владимир Бушин принимает поэзию Николая Рубцова всем сердцем, понимает её благую суть и значение. В рецензиях той поры полагалось находить слабые места в стихах, неудачные строфы, но одно дело деликатно указывать на просчёты, а другое дело обидные и возмутительно несправедливые обвинения в несуществующих грехах и ошибках. Очень мощные слова нашёл критик Бушин в поддержку творчества поэта Рубцова, и очень жаль, что они становятся известными только сегодня. «Существенное место в стихах Н. Рубцова занимают мотивы прошлого Родины, её славной старины, – и это прекрасно. О прошлом России наговорено столько нигилистического, вульгарно-социологического и просто безграмотного вздора в прозе и в стихах, что настало время серьёзно подумать о том, какой огромный урон нанесён и наносится этим народной нравственности и патриотическому воспитанию народа. Стихи Рубцова – одна из сторожевых застав на пути этой нигилистической орды. Только абсолютно не понимая этого, можно донимать поэта такими шаблонными и затасканными (как по существу, так и по языку) критическими упрёками: «Почему молодой поэт, наш современник, весь погружён в созерцание прошлого? Душа его глуха к красотам сегодняшнего дня, не откликается на славные дела наших современников. Поэт не чувствует дыхания нашего времени, не ощущает его бурного движения» (очень интересно, что Бушев цитирует какой-то неизвестный пока документ, возможно, рецензию Анатолия Лёвушкина, один лист из которой сохранился в отделе рукописей Вологодского музея-заповедника – Л.В.). Далее следуют требования «примет сегодняшнего дня», «примет нового» и т. д. и т. п. И всё это без малейшего учёта особенностей дарования поэта и места его поэзии в сегодняшнем дне. И главное без учёта того, что ведь «приметы сегодняшнего дня» могут быть не только внешнего, материально-физического характера, но и внутреннего нравственно-духовного. Эти последние «приметы» гораздо важнее и существеннее первых. И тут надо сказать, что одной из существенных «примет сегодняшнего дня», примет как раз второго рода является глубокий и всё растущий интерес широких масс к истории, прошлому своих народов, к старине. Что же касается внешних примет современности, то много ли их найдут любители литературно-канцелярских штампов, например, в «Персидских мотивах» Есенина или в цикле Блока «На поле Куликовом»?» А в заключении рецензии Владимир Бушин пишет: «Да, сборник Н. Рубцова нуждается в серьёзном редакторском глазе, в требовательном подходе к себе, в серьёзном внимании, но это ни в коем случае не значит, что сборник в целом сомнителен. Рукопись надо передать в руки вдумчивого, квалифицированного редактора и готовить её к изданию, ибо стихи Рубцова учат любить родную землю, они патриотичны в широком, философском, а не в канцелярско-ведомственном смысле». Любопытная деталь, на которую невозможно не обратить внимания, читая рецензию В.С. Бушева. В сборник Н.М. Рубцова вошло 57 стихотворений, а ему дали на рецензию рукопись из 72 произведений поэта. Прошлось-таки редакторское перо по книге. В окончательном варианте сборник «Душа хранит» недосчитался 15 стихотворений, которые были в рукописи, предоставленной Бушину для рецензирования. По всей вероятности, убрали все «детские» и «шуточные» (условно – Л.В.) стихи поэта Рубцова, которые сейчас так нравятся молодым людям, и практически весь заявленный «морской цикл», кроме стихотворения «Мачты». Стихотворение «Пальмы юга», непонятое Бушиным, осталось в книге, хотя сняты прекрасные «Я забыл, как лошадь запрягают» и «О собаках». Суммируя эту и предыдущую работу [5] о сборнике стихов Н.М. Рубцова «Душа хранит», о публикации и анализе неизвестных документов, касающихся поэта и его книги в Северо-Западном книжном издательстве, должно сказать, что эти рабочие и служебные документы очень важны для понимания ситуации, которая складывалась с выходом книги стихов Рубцова в СЗКИ и, конечно, как новые документы, касающиеся творчества поэта, вышедшие при его жизни. Может быть, их значение для обычного любителя поэзии не стоит переоценивать, но для историка литературы, литературоведа, исследователя – это бесценный материал, показывающий реальный литературный мир Вологды, Москвы, Архангельска середины и конца 60-х годов XX века, связанный с творчеством Николая Рубцова. Ввод их в научный оборот просто необходимо было сделать. Считаю, что ждать благоприятного момента для этого было бы нечестно по отношению к читателям, которые обязаны знать всю закулисную, архивную правду творческих коллизий великого поэта Николая Рубцова.

 

Таким образом, подводные камни о якобы несовременности поэзии Н.М. Рубцова, которыми изобиловали рецензия А.И. Левушкина и «Редакторское заключение» В.К. Лихановой, были разбиты в рецензии московского критика В.С. Бушина и окончательно развеяны в Заключении заместителя главного редактора художественной литературы Главлита А. Чехова. Доработка рукописи Николая Рубцова «Душа хранит» на пути её превращения в книгу перешла в более активную фазу, и сборник стихов вскоре нашёл своего благодарного читателя.

 

 

Приложение 1

А.И. Лёвушкин, поэт, редактор СЗКИ. Рецензия на рукопись сборника стихов Николая Рубцова «Душа хранит» 1969 года. Публикуется впервые. Государственный архив Архангельской области (ГААО), ф. 1099, оп. 1, д. 79, стр. 67–70

 

 

Приложение 2

В.К. Лиханова, старший редактор художественной литературы СЗКИ.
Заключение на рукопись стихов «Душа хранит» Н. Рубцова от 14.03 1969
года. Публикуется впервые. ГААО, ф. 1099, оп. 1, д. 95, стр. 110–114

 

 

Приложение 3

В.С. Бушин, литературный критик, поэт, публицист. Рецензия о стихах Николая Рубцова, собранных в сборнике «Душа хранит» (72 стихотворения) 1969 года. Публикуется впервые. ГААО, ф. 1099, оп. 1, д. 95, стр. 145–148.

 

 

Владимир Сергеевич Бушин, поэт, публицист, фронтовик, лауреат Большой Литературной премии за 2017 год

 

 

Приложение 4

 

Письмо ответ из комитета по печати при совете министров ССССР
(Главлит) СЗКИ по поводу контрольного рецензирования сборника «Душа хранит» от 30.05.1969 г. ГААО, ф. 1099, оп. 1., д. 95, стр. 144

 

 

 

Примечания:

  1. Л.Н. Вересов «Зелёные цветы» Николая Рубцова. Стихотворение – поэтический цикл – книга стихов». В книге «Страницы жизни и творчества поэта Н.М. Рубцова», Вологда, 2013, стр.140–159.

  2. Л.Н. Вересов «Душа хранит». Документальная история книги» Интернет-ресурс. Сайт «Душа хранит». Жизнь и поэзия Николая Рубцова»

  3. Л.Н. Вересов «Страсти по книге «Плотницкие рассказы» В.И. Белова». Доклад на 3-х Беловских чтениях, г. «Маяк» Вологодского района, № 68 (8501), 27 октября 2016 года (Литературный Маяк, № 9 (№ 226)). Альманах «Люди и дела», № 15, Череповец, «Окраина», 2017, стр. 29–38.

  4. См. сноску 2 и комплект приложений к работе.

  5. См. сноску 2 и приложения к работе.


Материал предоставлен автором.

 
   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх