На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ЛАУРЕАТЫ ПРЕМИИ ИМ. РУБЦОВА

 

АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ЛОГИНОВ

 

    Родился в 1948  году в Мончегорске. После окончания восьмилетки в Каргополе учился в Ярославском автомеханическом техникуме. В разные годы работал слесарем, сторожем, маляром, инструктором по физкультуре и спорту, токарем, грузчиком, председателем райсовета ОСВОДа, аппаратчиком на молкомбинате, корреспондентом многотиражной и районной газет. Жил в Ярославле, Брянске, Одессе, Запорожской области, Москве. Окончил Брянский техникум физкультуры и Литературный институт имени Горького. В настоящее время живет в Каргополе, ведет занятия в литературной студии «Белый журавль» при районной библиотеке. Один из инициаторов и организаторов ежегодных районных поэтических фестивалей на Каргополье, получивших статус областных литературных фестивалей.
   Автор поэтических книг: «Два света» (1984), «Голубиный колодец» (1986); «Неслучайная встреча» (1990); «Сеча» (1995); «Сквозь сумерки» (2001). Печатался в коллективных сборниках, журналах «Октябрь», «Москва», «Наш современник», «Север», «Двина», альманахе «Белый пароход». Стихи представлены в антологии «Прекрасны вы, брега Тавриды», антологии  современной литературы Баренц-региона «Здесь начинаются дороги», антологии «Любимые дети Державы. Русская поэзия на рубеже веков».
     Член Союза писателей России с 1988 года.
     Лауреат Всероссийской литературной премии имени Федора Абрамова (2001). Награжден знаком Министерства культуры «За достижения в культуре» (1998).

 

 
   

Братство

 

Тлен болотный, лядащая сушь,
Мрак таежный…  Родимая глушь!
В ней всегда я найду свои тропы –
В глубь ли Азии, в глубь ли Европы.
 
Пусть глаза жжет лапландская синь,
Пусть горит в груди солнце пустыни,
Пусть корю себя: «Блудный я сын».
Все равно – не печальтесь о сыне!
 
Хлеб Господен да соли щепоть,
Да пронизанный светом источник…
Много ль надо, чтоб дух мой и плоть
Воспарили над сумраком ночи?
 
Я плыву над землей голубой,
 как ребенок в купели небесной,
Я плыву и тяну за собой
Морок Велеса, Лелевы песни.
 
А внизу, среди мшистых болот,
Где болезненный день, как старуха,
Вместе с робкой надеждой встает,
Просыпаются нищие духом.
 
Вихрь мятежный, железный Норд-вест
Вплел в их волосы снежные ленты.
Рвется в воздух варяжская песнь,
Что слышна на шести континентах.
 
Скандинавские фьорды горят
Золотистым огнем.
                          Просоленный
Белым морем, растет Китеж-град
В полумгле из глуби потаенной -
                 Вечный город и кровный наш брат,
Православным крестом осененный.

 

 

 

 

 

Дети окраин 

Стерев из памяти полночные кошмары
И вырвавшись из круга обреченных,
Пойду туда, где улицы, как шрамы,
Вскрываются, сочатся кровью черной.
 
Щедра земля окраин, плодовита.
Каких сынов и дочерей рождала!
Да где они? Поистребила в битвах
Великая беспутная держава.
 
А те, кто выжил, те окаменели,
Или блуждают в мороке спиртовом.
Антихрист в предпасхальную неделю
Бахвалится невиданным уловом.
 
Лишь старики в свои врастают грядки,
Где лук-горюн кинжалисто острится…
 
А вдалеке сладкоголосый Градский
Терзает песней воздухи столицы:
                  Как молоды мы были!..
 
Да я и сам подвержен искушенью,
Рот раскрываю, как пескарь премудрый.
Но слов моих пустых сооруженье
Рассыпаться готово каждым утром.
 
Я ухожу, усталый и безмолвный,
В зеленые и голубые дали.
А воздух океанится и волны
Несут меня куда-то по спирали.
 
Как пышен ветер девственной природы,
Которым дышат и леса, и травы.
Вот Божий дар! Обречены народы,
Как их мертворожденные державы,
Что отреклись от племени и рода.
 
И нас, взращенных в сумраке окраин,
Детей болот и первородных чащ,
Сочась слюною, искушает Каин:
«Испейте из антихристовых чаш!
 
Сюда, сюда! Здесь пища вам воловья,
Здесь зрелища, здесь московитов гуд.
Зачем вам жизнь сиротская и вдовья? –
А здесь вас отогреют и спасут».
Спасут… Спасут?
 
Не дай, Господь, быть вырванным с корнем
Из лона нас взлелеявшей земли.
Дай силы выжить самым непокорным
И многие печали утоли.
 
И не позволь нас обуять гордыне,
Терпенья чаши наливай сполна.
Пусть нас любовь и вера не покинут
В минуты, когда Родина больна.
 
Пусть в небесах вытаивает млечность,
И сыпет сверху звездная капель.
Все впереди, покуда Бог и вечность
Раскачивают жизни колыбель.

 

 

 

 

 

Экспансия Белого моря 

Вечер бревенчатый. В черном кафтане
Бродит за окнами ночь-холодрыга.
Ветер угрюмую песню затянет –
Зверь отзовется измученным рыком.
 
Страхи сбиваются в стаи, как гунны,
Но оттого не становятся зримей…
Только и слышится хохот чугунный
В поле, где зреет предутренний иней.
 
К ведру! – коль верить народным приметам.
Поле вспылало от края до края!
Перекликаются капли рассвета
В травах, алмазною кровью играя.
 
Вскинешь глаза. По лучу золотому
Вестник  скользит словно канатоходец.
В окна стучит. Вызывает из дому:
- Эй, просыпайся, пугливый народец!
 
Эй вы, рязанские, вятские парни –
Время покинуть вам русское гетто.
Вон в облаках проплывают попарно
Лодьи поморов, груженые ветром.
 
В солнечных брызгах трепещут рубахи,
В лодьях гудят просмоленные доски.
Кормщики зорки… И пятятся страхи,
Прячутся в сумраке улиц московских.
 
Поздно! Уже по дорогам и весям
Движется, гулу небесному вторя,
Вольноголосо рассветная песня –
Это экспансия Белого моря!
 
Вот и дождались вы светлую силу.
Лик свой просуньте в окно зоревое:
Дышит, гуляет,  качает Россию
Белое-
          белое
                   Белое море…

 

 

 

 

 

Оттепель 

Хочется думать и плакать.
Что же случилось со мной?
Плачут котенок, собака.
Плачет петух вырезной.
 
Плачут оконные стекла.
Плачет безлиственный лес.
Плачет, как Дарья по Проклу,
Дымная прорубь небес.
 
Оттепель. Плачет природа.
В мире сплошной кавардак.
Выйду ли в гущу народа,
Слышу: «Все нынче не так…»
 
«Что же не так? - вопрошаю.-
Всюду есть сахар и хлеб.
В каждом поселке пивная.
Все есть – для всяких потреб».
 
«Это ль зима? – скажут.- Горькость».
Морщат тяжелые лбы.
Вот и морозная стойкость
В нас пропадает.
                         Увы,
 
Все объяснить людям силясь,
Стыну, что кол в городьбе…
Мы сострадать разучились
Небу, природе, себе.

 


 

Материал предоставлен Е.А. Николихиной (г. Северодвинск)

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.