На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ПОСВЯЩЕНИЯ НИКОЛАЮ РУБЦОВУ

 

ПОЭТУ ПОСВЯЩАЕТСЯ...

<< стр. 7 >>

 

 

Т. Павлова

 

Край льняной, васильковый,

Деревянная Русь!

Николая Рубцова

Песен добрая грусть.

 

Что за земли такие

В ожерелье лесов?-

Родниковой России

Золотой кладезь слов.

 

Есть свои палестины

У российской глуши!

И Рубцов стал святыней,

Хоть при жизни грешил.

 

Только нам неподсуден

Вологодский певец.

Из стихов изумрудных

Свёл бессмертья венец.

 

Что за край васильковый!

Где же клад тот зарыт?...

А по Коле Рубцову

Сердце часто болит.

 

 

 

 

В. Петров

 

Отзовётся острой болью слово,

Что болело в жизни о живом.

Для меня поэзия Рубцова-

Будто что-то обо мне самом.

И ничто не выразит иначе,

Чем полёт рубцовских журавлей,

Почему смеёмся мы и плачем,

И не можем без земли своей.

И опять открою тонкий томик…

И покажется в ночной тиши,

Что засветит ясно из потёмок

Русский огонёк его души.

 

 

 

 

П. Рожнова

 

Николаю Рубцову

 

Собирала нас во былых годах

Пресвятая Мать Вологодчина

и учила петь, так – чтоб на губах

пламенело крещенское сочиво!

 

Одному из нас, тихому душой,

сироте Николе сердешному

наказала идти со Святой Звездой,

Божий свет нести миру грешному.

 

Кто из нас да златом души не сластил,

поспешая в красный, в почётный ряд?!..

А Никола – стоял, а Никола – светил,

поднесут – отопьёт – яства, мол, погодят!

 

Вот уже натрудили мы лет короба.

Обметелилась наша Коляда.

И когда утихла наша гульба,

спохватились мы: а где Никола-то?

 

И дошло от людей: со Святой Звездой

в сенях русской земли он поёт,

и кто слаб и сир, и кто согнут бедой

от Звезды этой свет берёт.

 

 

 

 

А. Романов

 

Пятилистник

 

Завихрятся январские хлопья

И почудится звон бубенцов.

И помнится: глядит исподлобья,

В шарф закутавшись, Коля Рубцов.

Одиноко стоит у вокзала,

Чемоданчик не тянет руки.

Ох, приятелей было немало,

Да приятели – все слабаки.

Было много надежд, да не помним.

Под могильным крестом всякий путь.

В этом мире, от века греховном,

О раскаянье не позабудь….

 

***

 

Наш народ попробуй, встряхни!..

А Рубцов, бывало, со сцены

Прочитает с жаром стихи,

Словно он отпустит грехи,

Люди станут светлы, тихи.

Да, стихи его драгоценны!

 

***

 

Ногу за ногу он завьёт,

Над гармошкой ухо склонив,

И запустит в прощальный взлёт

Журавлей от родимых нив.

Вот над Русью они взвились,

Окликают и ширь и даль.

И встревожилась в мире жизнь,

И минувшего стало жаль.

Защемило наши сердца

От надрывной песни его…

Не понять его до конца

Без страдания своего.

 

***

 

В народ бы ринуться, но где народ?

Деревни, прежде людные, заглохли,

И в городах теснится жалкий сброд…

И вновь Рубцов по Вологде бредёт,

Не сдерживая горестные вздохи.

Душа болит, минувшее храня,

А Слово обрекает вновь на муку…

Рубцов глядит в соборную излуку.

Там Батюшков уже сошёл с коня

И вскинул встречно дружескую руку.

Во всей Руси роднее места нет

Для светлых дум и верного свиданья…

Здесь в лихолетья всенародных бед

Поэзия, как животворный свет,

Исходит от небесного сиянья.

 

***

 

Нету Яшина, нет Рубцова

И Орлова меж нами нет.

Долго будет не зарубцован

На душе обугленный след.

С кем теперь ни дружи и где бы,

Мы увидим из мест любых

Их стихов высокое небо,

Молодое созвездье их.

Все лучи с трёх сторон – к России,

Как и улицы их имён

К вологодской летят Софии-

К чуду белому – с трёх сторон.

 

 

 

 

В. Резник

 

Н. Рубцову

 

А мёртвые хлеба не просят,

И площадь у них уже есть.

Они равнодушно выносят

Восторги,

Проклятия,

Лесть.

Из глаз у них слёзы не льются,

Нет дела им ни до чего,

Они – то без нас обойдутся,

А нам вот без них каково.

 

 

 

 

Р. Романова

 

Памяти поэта

 

Мы друзьями с тобой не бывали.

Но, встречаясь к лицу лицом,

Мы едва ли когда забывали

Перекинуться тихим словцом.

Так – о новых статьях и занятьях,

О наличии хлопотных дел,

О своих беспокойных собратьях-

Кто кого эпиграммой задел…

И шутейная тема обычной

Для бесед этих кратких была.

Говорил ты лукаво: «Столичной»

Я не пью. Ты б на чай позвала !»

Я торжественно вновь обещала

Званый ужин друзьям учинить

И закончить всю трапезу чаем,

Но пока, мол, не время гостить…

И, смеясь, мы поспешно прощались.

…Всё ж меня озадачивал свет,

Что глаза твои в мир излучали:

Слишком пристален был их привет.

Было что-то томящее душу:

Полускорбь в них и полунамёк…

Я стократно обещанный ужин

Отлагала до лучших времён.

…Вот и все твои песни пропеты.

Время дальше летит, гомоня…

Ты сухими глазами с портрета

Без привета глядишь на меня.

 

 

 

 

Б. Родичев

 

Речь

 

                    Памяти Николая Рубцова

 

Живое слово – родничок...

Ты пригуби его, напейся,

Смой пыль со лба и впалых щёк

И подивись в душе, посмейся

Итогу пройденных дорог.

 

Струится тихая вода

Из глубины народной речи,

Что не иссякнет никогда,

Какой бы груз не лёг на плечи,

Какая б не стряслась беда.

 

Тысячелетья над землёй

Прошли – родник не замутился!

Его пытали стужей злой,

Его терзал жестокий зной,

А он навстречу нам катился,

Мешая кровь врагов с золой.

 

Так сохраним Родную Речь,

Надежду и Любовь народа!

Родная Речь – нам щит и меч!

Пусть крепнет русичей порода!

Святыни только б уберечь

От святотатства и разброда...

 

 

 

 

В. Рыжков

 

Памяти Николая Рубцова

 

Путями шли несхожими,

С талантами любыми,

Поэты неухожены

И часто нелюбимы.

 

Поились слов истоками

И от того хмелели,

Лишь с силами жестокими

Бороться не умели-

 

Ни с бурями, ни с грозами…

Встают из тьмы живыми-

Крещенскими морозами!-

Цветами полевыми…

 

 

 

 

Н. Рачков

Николай Рубцов

 

1.

 

Ты стоишь с чемоданчиком

в зябком сиротском пальтишке.

Ты на пристань глядишь:

скоро ль твой прогудит пароход?

А на Вологде лёд.

А в стране нарасхват твои книжки.

Ты ушёл, а тебя

так тепло вспоминает народ.

 

Всю родимую Русь,

все её и печали и драмы,

И её красоту

в одинокой душе ты сберёг.

Ты воспел небеса,

ты оплакал разбитые храмы.

И воскресли они,

и сияют, как жемчуг серёг.

 

Ты ушёл…Ну а песни,

как яркие сполохи света,

Как купавы, цветут

и на этом и том берегу.

Видно, Бог возлюбил

и призвал тебя срочно на небо.

Твой уход я иначе

никак объяснить не могу…

 

2.

 

Не поднесёшь к глазам ладонь:

Кто нынче в гости?

Не прозвенит твоя гармонь

На сём погосте.

 

Лежишь на кладбище глухом,

Где так уныло.

Среди сосенок твой дом,

Твоя могила.

 

Кресты, кресты, кресты окрест

В сплошном порядке.

И мраморный тяжёлый крест

В твоей оградке.

 

Мы замерли, понурив взгляд,

Немой толпою.

И словно каждый виноват

Перед тобою.

 

Кого ведёт полей звезда,

Таких немного.

И участь нелегка, когда

Талант от Бога.

 

Познал, Отчизну возлюбя,

Ты в сердце муку…

«Россия, Русь! Храни себя…»-

От сына к внуку.

 

Нас победить ни боль, ни грусть

Уже не в силах!...

Вот на каких святая Русь

Стоит могилах.

 

 

 

 

Н. Сочихин

 

Н.Рубцову

 

Памятник воздвигнули над Вологдой,

Где напротив комбинат с трубой,

Не тузу народному, как водится,

А такому – вроде нас с тобой.

 

Вот он встал под небо моросящее

Со своей балеткой, в пальтеце.

Но фигура – ангельски скорбящая.

Но улыбка – тихая в лице.

 

Небо то польёт, а то разведрится.

То опять возьмётся моросить.

Он стоит и даже как-то светится,

Что невольно хочется спросить:

 

Кто таков? За что он уважаем?

Тут инициалов даже нет.

Вам ответят:Коля – Вологжанин,

И добавят – Мировой Поэт!

 

 

 

 

А. Сизов

 

Памяти друга

 

Улица Коли Рубцова.

Вишни по скверам цветут.

После прощания снова –

Стыдно – впервые я тут.

Вологда. Город как пряник.

Горько – как будто в чаду.

Мимо музеев и храмов

Я на кладбище иду

Улицей Коли Рубцова

К холмику рыжей земли….

Лучше бы было, чтоб снова

С ним мы по улице шли.

Ветер сырой и промозглый

Рвал ему полы пальто.

В ветряных улицах звёзды

Виделись…Больше ничто!

Прячет озябшие руки….

Ах, осень, и зла и сыра!

Мне больше всего на Ветлуге

Понравились вечера.

Да, правда, ещё пароходы,

И люди здесь ничего!….

Ветлуга….Лучистые воды

Струятся теперь на него.

Промчались его пароходы,

Промчались его поезда

И только, как диво природы,

Горит над могилой звезда.

 

 

 

 

Н. Старшинов

 

Рябина от ягод пунцова.

Подлесок ветрами продут.

На родине Коли Рубцова

Дожди затяжные идут.

 

В такую ненастную пору

Не шумной толпой, а вдвоём

Пройти бы к сосновому бору

Прекрасным и грустным живьём.

 

Следить – а куда торопиться? -

Отчаянный гон облаков.

Земле поклониться,

Напиться

Из таких её родников.

 

Забраться в осинник,

Послушать,

Что шепчут друг другу листы.

И думать: а наши-то души,

Как прежде, по  детски чисты?..

 

И так, ни о чём не печалясь,

Вдвоём постоять над рекой...

Мы часто случайно встречались,

И всё в толчее городской.

 

Летели, летели недели,

Да что там недели – года...

Не раз в ЦДЛ-е сидели,

А вот у реки – никогда...

 

Бесчинствует ветер несносный.

Продрогнув с макушек до пят,

Гудят корабельные сосны,

Как мачты под бурей, скрипят.

 

И тучи нависли свинцово, -

Погожей погоды не жди...

На родине Коли Рубцова

Идут затяжные дожди.

 

 

 

 

В. Скиф

 

Рубцову

 

Знать, правда высшая  жива.
Рубцов нас не обидел.
Он в небе - Господа слова
Начертанными видел!

Он там вылавливал звезду
Силками повилики.
Он жил, как зяблик - на лету.
Он был - Поэт Великий!

Среди веков, которых нет,
Наш век всех окаянней.
Но в нем Рубцов оставил след
Добра и покаянья.

Он был и странен, и гоним,
Любил свой Север стылый.
И Север светит, словно нимб,
Над раннею могилой.

Рубцов ушел. Цветов нарви,
Застынь, прохожий, строго.
Он чувство веры и любви
Нам передал от Бога.

Среди берез, среди осин
Его душа витает.
И журавлиный тает клин,
Из Тотьмы улетает...
 

 

 

 

М. Свистунов

 

                На открытие памятника Н. Рубцову

                                                 26 июня 1998 год.

 

Озябший средь божьего лета,

С дорожною думой в мозгу,

Опять ты стоишь без билета

В толпе на крутом берегу.

 

И как ни томись, ни надейся-

Такое тебе не впервой-

Не будет отрадного рейса

На Тотьму, к Николе, домой.

 

И ты поневоле, как птица,

Начнёшь про себя напевать.

Есть птице водицы напиться,

Нет птице гнезда, ночевать.

 

А люди в трудах беспредельных,

Забыв про житейский уют,

В вагонах, забоях, котельных-

Везде твои песни поют.

 

Твоё вдохновенное слово-

Открытый, прямой самосуд-

Блистательно Шилов и Громов

По русской земле разнесут.

 

И то, как рождённый из песни

Энергией моря и скал,

Твой облик, земной и небесный,

Шебунин из рук выпускал.

 

Нам вещие сны – до порога,

До срока – металл и гранит,

Но голос и образ пророка

Вселенская воля хранит!



 

 

П. Суханов

 

На смерть поэта

 

Полумрак...

Холодный, мглистый

свет срывающихся звёзд

на прозрачный, вечный, чистый

опускается погост.

И под небом - запоздало

потрясая мир

на миг -

раздаётся

чуть устало

небывало горький крик:

 

«Эх, Русь, Россия!

Что звону мало?

Что загрустила?

Что задремала?..»

 

...По крещенскому морозу

унесли.

Что теперь слова и слёзы -

легче ли?!

Нам

в толпе большой прохожих

в тихой и тяжёлой мгле

невозможно быть похожим

на Рубцова

на земле!..

Так всегда – в беде  ль, в удаче

жизнь

Судьбой предрешена...

Ветер, ветер – что ты скачешь

по стране, что холодна?..

Пронесись по белу Свету,

Ветер!

Сбей с небес снега -

чтоб теплей спалось ПОЭТУ

под созвездьем ОЧАГА!

 

 

 

 

В. Сафонов

 

Памяти товарища

 

                               Я буду скакать

                              по холмам задремавшей отчизны…

                                                                         Н. Рубцов

 

То ль от кнута, то ль от лихой погони

В суровый день, в холодный день зимы

Навеки ускакали наши кони

За снежные, высокие холмы.

Попробуй, догони каурку с сивкой!…

Будь всех хитрей – и то не превозмочь,

Лишь ржанья неуёмного обрывки

Над сонным полем тихо носит ночь.

И оттого мне странно и досадно,

А попросту сказать, печально мне,

Что не промчится больше поздний всадник

Лихим аллюром по родной стране;

Что там, где было всех начал начало,

Куда не раз мы устремляли взор,

Мигнул у корабельного причала

Прощально одинокий семафор.

Судьба ли то? Досадная ль оплошка?

На этот счёт немы твои стихи.

Вон северная ягода – морошка,

Не сорванная, падает во мхи.

Умчались кони – нет им укорота,

И ржанье их растаяло во мгле.

Но, слава Богу, зельем приворотным

Твоё осталось слово на земле…

 

 

 

 

В. Суховский

 

Из последних встреч с Рубцовым

 

Архангельск.

Кафе «Золотица».

Я. мучаясь, деньги даю.

Глаза его, горькие птицы,

Летают в далёком краю…

 

Он светел под сельским оконцем,

А в городе ухо востро…

Не вижу я пятен на солнце

При блеске в зените его.

 

Трясёт ещё жизнь по ухабам

И жалость людская глуха…

Дана ли нетрезвым и слабым

Великая сила стиха?!

 

Хмелит выступленье с Орловым,

И с Боковым встреча свежа.

Шалея под взглядом Рубцова,

Ликует и ноет душа.

 

 

 

<< стр. 7 >>

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.