На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
СТИХОТВОРЕНИЯ, НЕ ВОШЕДШИЕ ПРИ ЖИЗНИ ПОЭТА В СБОРНИКИ
1955 - 1959 гг.

<< стр. 5

 

ДОЛГ

 

Я люблю луга и рощи 

И давно мечтой горю 

Вновь увидеть, как полощет 

Ветер в озере зарю. 

Но меня чеканным шагом 

На корабль ведет и в полк 

Развернувшееся флагом 

Слово молодости: долг! 

Не грущу о том, что где-то 

Луг цветет и зреет рожь. 

Да простит меня за это 

Край родных полей и рощ! 

Для меня так много значат 

Флот и новые края. 

Ярче, шире и богаче 

Стала молодость моя!

  

 

 

 

 

 

ПИСЬМО

 

Дорогая! Любимая! Где ты теперь?

Что с тобой? Почему ты не пишешь?

Телеграммы не шлешь... Оттого лишь — поверь,

Провода приуныли над крышей.

Оттого лишь, поверь, не бывало и дня

Без тоски, не бывало и ночи!

Неужели — откликнись — забыла меня?

Я люблю, я люблю тебя очень!

Как мне хочется крикнуть: «Поверь мне! Поверь!»

Но боюсь: ты меня не услышишь...

Дорогая! Любимая! Где ты теперь?

Что с тобой? Почему ты не пишешь?

 

1956

 

 

 

 

 

 

ДОЛГ

  

Холодный шум ночного океана, 

Незримые дороги кораблей... 

Я вижу земляничную поляну. 

Над той поляной — крики журавлей. 

Родимый край мой!

                            В грезах или в росах, 

В туманах ночи и в сиянье дня, 

И в пору жатвы, и на сенокосах 

Ты с детства завораживал меня. 

А дни идут... 

Над палубой эсминца 

Качается свинцовый небосклон. 

А волны, волны, волны

                            вереницами

Стремительно бегут со всех сторон. 

И там, где сила духа на пределе, 

Где шторм встает преградой

                            кораблю, 

Я должен, должен доказать на

                             деле, 

Что сердцем всем я Родину

                              люблю.

  

 

 

 

 

 

ВЫЙДУ С ДРУГОМ НА ЮТ

 

Дальний свет маяка,

                            голубей, голубей. 

Лишь тревоги да бури с тобой. 

Выйду с другом на ют, 

Посмотрю, как бегут, 

Буйно волны бегут за кормой. 

Ночь и ветер,

                    в тумане — прожектор луны, 

Скалы, словно морской караул. 

И у скал, будто вечное эхо войны, 

Океанский немолкнущий гул. 

Знаю, юность пройдет

                            в этих далях у скал. 

За собою в родные края 

Мне ее не вернуть...

                            Так нельзя отыскать 

Отвихрившийся след корабля. 

Что жалеть?

                Не пройдет она,

                                      как порожняк, 

Тупиком не обманет в пути. 

Нынче ходят в дозоры,

                            равняясь на флаг, 

После — с нею,

                        как с флагом, идти! 

Дальний свет маяка,

                            голубей, голубей. 

Лишь тревоги да бури с тобой. 

Выйду с другом на ют, 

Посмотрю, как бегут, 

Буйно волны бегут за кормой.

  

 

 

 

 

 

* * *

 

Я устал от зимних

                          помрачений 

Штормовых отчаянных морей. 

Вспомню я о тихой, о вечерней, 

О далекой родине моей!

 

Там, мечтая видимо о чуде, 

Ходит в поле бабка с батожком, 

И на пристань двигаются люди 

На конях, в телегах и пешком.

 

Там большие избы над рекою. 

Там любой готов наверняка 

За отчизну, полную покоя, 

Умереть от выстрела врага!

 

О вине подумаю, о хлебе,

О птенцах, собравшихся в полет,

О земле подумаю, о небе

И о том, что все это пройдет,

 

И о том подумаю, что все же 

Нас кому-то очень будет жаль. 

И опять, веселый и хороший, 

Я умчусь в березовую даль...

  

 

 

 

 

 

ДУША

 

Все, что чтим по доброй воле, 

В небесах души плыви 

В непорочном ореоле 

Детства, юности, любви!

 

Мир небес душа имеет, 

А под ним — стихию волн. 

Их совет над снами реет 

И всегда раздоров полн!

 

В небесах — что свято было. 

На волнах — что вдруг дано. 

Сколько счастья в небе милом! 

Шлем привет его светилам, 

Волны мчатся все равно!

 

Гонит их, как ветер вольный, 

Каждый миг, не мир чудес, 

Но и все же эти волны, 

Если даже жизни полны, 

Сразу гаснут без небес...

 

Все, что чтим по доброй воле, 

В небесах души плыви! 

Чтоб залечивая боли, 

Сны сходились в ореоле 

Детства, юности, любви...

 

 

 

 

 

 

ПОЭЗИЯ

 

Сквозь ветра поющий полет 

И волн громовые овации 

Корабль моей жизни плывет 

По курсу

            к демобилизации.

 

Всю жизнь не забудется флот,

И вы, корабельные кубрики,

И море, где служба идет

Под флагом Советской Республики.

 

Но близок тот час, когда я 

Сойду с электрички на станции. 

Продолжится юность моя 

В аллеях с цветами и танцами.

 

В труде и средь каменных груд, 

В столовых, где цены уменьшены. 

И пиво на стол подают 

Простые красивые женщины.

 

Все в явь золотую войдет, 

Чем ночи матросские грезили... 

Корабль моей жизни плывет 

По морю любви и поэзии.

 

 

 

 

 

 

ОТВЕТ НА ПИСЬМО

 

Что я тебе отвечу на обман?

Что наши встречи давние у стога?

Когда сбежала ты в Азербайджан,

Не говорил я: «Скатертью дорога!»

 

Да, я любил. Ну что же? Ну и пусть.

Пора в покое прошлое оставить.

Давно уже я чувствую не грусть

И не желанье что-нибудь поправить.

 

Слова любви не станем повторять

И назначать свидания не станем.

Но если все же встретимся опять,

То сообща кого-нибудь обманем...

 

1958 

 

 

 

 

 

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ

 

Ой, за речкою,

                за Дунайкою, 

Где не раз гулял

                с балалайкою, 

Что творится!

                Невыразимое, 

Ветроногой пургой

                затеянное. 

Замирая, как в сказку

                зимнюю, 

Постучусь в окно

                заметеленное... 

Добрый, сельский уют

                родителей. 

Самовар... И на печке

                сажица. 

После службы тише

                обители 

Эта комната мне

                покажется. 

Что ж, пускай оно хоть

                каковское, 

Их спокойствие

                стариковское, 

Не редела бы лишь

                от этого, 

Как метель, бородища

                дедова! 

Не тускнели бы

                материнские 

Дорогие глаза искристые

С их безмерною добротою. 

Словно с россыпью

                золотою! 

Хромку снимет сестра

                с комода, 

Скажет: «Спой про четыре

                года!» 

Запоем опять 

    мы, запоем,

        и подсядет мать

            к нам обоим. 

Все подряд споем,

                что певали мы, 

И еще одну —

                про полярную 

Службу с бурями

                и авралами — 

Песню флотскую,

                популярную. 

Не мальчишкою,

                утомившимся 

От пустой беготни

                по улицам, 

Я вернулся в дом

                обучившимся 

Защищать страну, если

                сунутся! 

Я навек влюбился

                в ту крылатую 

Песню, в сердце ношу

                которую, 

Но себя я сравню

                с гранатою 

Каждый миг для броска

                готовую!..

 

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

 

▲ Наверх