На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
СТИХОТВОРЕНИЯ, НЕ ВОШЕДШИЕ ПРИ ЖИЗНИ ПОЭТА В СБОРНИКИ
1955 - 1959 гг.

<< стр. 4 >>

 

УЧЕБНАЯ АТАКА

 

Улыбку смахнул

                        командир с лица:

Эсминец

            в атаку брошен.

Все наше искусство

                            и все сердца

В атаку брошены тоже.

Волны взревели,

                        как стадо волов,

Крепко обиженных чем-то.

Пенную воду ревущих валов

Эсминец

            бортами

                        черпает.

«Товсь!» — раздается,

                                и мыслей поток

В слове команды сгорает;

Вспыхнув,

              по жилам,

                            как электроток,

К мышцам

                кровь приливает;

В теле

        и легкость полета есть,

И твердая сила гранита...

С восторгом, как дети, встречаем весть,

Что цель

            торпедой

                        накрыта!

Сыграют отбой. Но в себе найдешь

Все те же переживания.

И даже во сне говорить начнешь

О многом,

              запавшем в сознание.

Что, назовите, для моряка

Есть еще выше

                        счастья!

В трудной учебе

                        из ученика

Вырасти

            в смелого мастера!

От имени жизни, идущей в зенит

Расцвета, — в заветное завтра,

Эта же сила мира гремит

В наших учебных залпах.

Сила, способная дать отпор

Врагам, что к безумству близки!

...Спокойно с ресниц

                              командир стер

Соленые

            едкие брызги.

  

 

 

 

 

 

ДАЛЬНОМЕРЩИКИ

  

Дальномерный пост качает сильно, 

Хоть волна подчас и небольшая. 

Сколько раз в походах

                                многомильных 

Эта качка отдыха лишила, 

Выводила просто из терпенья. 

Мы, конечно, ей сопротивлялись 

И, ругаясь: «Вот еще мученье!», 

Над собой шутили и смеялись 

И опять

          во все глаза глядели 

Сквозь систему линз

                              в морские дали. 

Моряки дистанцию до цели 

Комендорам точную давали... 

Только так,

                как требуют уставы, 

На отлично действуя —

                                    не меньше, 

Можно подтвердить на деле

                                          право 

Гордо называться

                            «дальномерщик»!

 

 

 

 

 

 

МОРЕ

 

Ветер. Волны с пеной... 

У множества поколений 

Море было ареной 

Кровопролитных сражений. 

Море врагов скрывало 

В черной пучине стылой, 

Многим героям стало 

Вечной братской могилой. 

До сих пор, коченея, 

Трупы судов разбитых 

На берегах чернеют, 

Тиной морской покрыты. 

В сумраке вод дремлют, 

Жертв поджидая, мины... 

Но неизбежно время 

Полной победы мира! 

Люди, отвергнув войны, 

Морем в разные страны 

Будут водить спокойно 

Мирных судов караваны. 

Там, где снаряды с воем 

Вдруг начинают рваться, 

Выстрелы зверобоев 

Будут лишь раздаваться. 

Да прогремят залпы 

Шторма в морском

                            просторе... 

Мир утвердится прочно 

И на земле, и на море!

  

 

 

 

 

 

СЕСТРА

 

Медсестре Денисенко Наде

 

Наш корабль с заданием

В море уходил.

Я ж некстати в госпиталь

Угодил!

Разлучась с просторами

Всех морей и скал,

Сразу койку белую

Ненавидеть стал.

Думал,

Грусть внезапную

Как бы укротить?

Свой недуг мучительный

Чем укоротить?

— Жизнь! — 

Иронизировал,— 

Хоть кричи «ура»! 

Но в палату шумную 

Вдруг вошла сестра.

— Это вы бунтуете? — 

В голосе укор. 

Ласковей добавила:

— Сделаем укол.

Думал я о чуткости

Рук, державших шприц,

И не боли, —

Радости

Не было границ...

 

Варианты : 1

    

  

  

 

 

 

ГОРДОСТЬ

 

Море с громом, и метелью, 

И с утесами во мраке — 

Вечно будет колыбелью 

Флотской силы и отваги. 

Отступают огорченья, 

Новым чувствам повинуясь. 

Остается убежденье, 

Что не зря проходит юность. 

Остается только гордость 

За суровость жизни цельной, 

За товарищей, за годность 

К трудной службе корабельной!

  

 

 

 

 

 

МАТРОССКИЙ БУШЛАТ

 

Я много увидеть хотел — 

Манила романтика в дали. 

Я, помню, от счастья робел, 

Когда мне бушлат выдавали. 

Все мысли, все чувства мои 

Охвачены гордостью были. 

Я знал, что матросы в бои 

В таких же бушлатах ходили, 

И храбро в дыму и огне 

Громили врагов по приказу... 

Одел я бушлат и во мне 

Вдруг силы прибавилось сразу, 

Я вдумчивей стал и скромней, 

Покончив с ребяческим нравом:

С друзьями я был наравне,

И с флотским сдружился уставом.

Пусть брызги в лицо, словно град,

Пусть море грохочет у борта.

Меня укрывает бушлат

От брызг и от натиска норда.

На вахте ли в море стою,

Иль в город иду в увольненье, —

Всегда, как на юность свою,

Смотрю на него с уваженьем.

 

 

 

 

 

 

ЮНОСТЬ

  

Было мне девятнадцать

                                 с немногим, 

Был я в рощи и реки влюблен, 

В час, когда приготовясь к дороге, 

Я стоял у вокзальных колонн. 

А потом — за гранитною

                                    кромкой 

Волны бурные. Северный порт. 

— Здравствуй, море, —

                                    сказал я негромко, 

И по трапу поднялся на борт. 

Здесь, где руки мозолят тросы, 

Шторм свирепствует, жизням

                                           грозя, 

Я увидел, что слово «матросы» 

Не напрасно звучит, как

                                    «друзья». 

И, бывало, в посту

                            дальномерном 

Я о юности думал своей, 

Что она не из громких, наверно, 

Но проходит, как следует ей. 

Близок день, штормовые качели 

Испытают другого. А я 

Получу обходной... Неужели 

Тем и кончишься, юность моя? 

Не представлю я, чтобы ушла

                                            ты, 

За собой не оставив следа. 

Как сейчас под матросским

                                         бушлатом, 

Сердце, трепетно бейся всегда.

 

Варианты: 1

   

  

  

 

 

 

СЧАСТЬЕ

 

Если зорче смотришь в затемь 

И волнение в груди, 

Значит, тихий берег сзади, 

Море, буря — впереди...

 

Я люблю луга и рощи 

И желанием горю 

Вновь увидеть, как полощет 

Ветер в озере зарю,

 

Как сову на сером стоге, 

Ивняки, березняки 

Освещают вдруг с дороги 

Светом фар грузовики...

 

Всей душой к суровой службе, 

К морю хрупкому привык, 

Только верность прежней дружбе 

Не утратил ни на миг.

 

Не утратил, не утрачу 

Тягу в отчие края. 

Просто шире и богаче 

Стала молодость моя.

 

Счастлив я. И понимаю, 

Что иначе мне не жить, 

Что всегда родному краю 

Верно буду я служить!

 

 

 

 

 

 

МОРЕ

 

В базу лодка вернулась с ученья, 

Ночь. Не бывает светлее ночей. 

Даже на небе беззвездном свеченье

                                    от корабельных огней,

 

Море... Да разве вдали от него мне 

Скучным покажется пройденный путь? 

Шепчет волна набежавшая: «Помни!» 

Чайка, как другу, кричит: «Не забудь!»

 

Руку мою пожимают матросы. 

В бурях не дрогнула дружба у нас. 

Даже лиловый дымок папиросы 

Может о многом напомнить сейчас.

 

И не хочу я, чтоб тихой да гладкой 

Речкою новые дни полились. 

Флотская служба отличной зарядкой 

Стала за всю беспокойную жизнь.

 

...Выше взметнулся прибой под скалою, 

Что-то знакомое в гуле тая... 

Ой ты, суровое, нежное, злое 

Море полярное — песня моя!

 

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх