На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Исследования

Екатерина НИКАНОРОВА

Николай Рубцов на родине своих родителей в селе Биряково

 

Биография Николая Михайловича Рубцова изучена, записана, опубликована. Но «белые пятна» еще остаются. Чтобы закрыть некоторые из них, мы используем воспоминания очевидцев. «22 июля 1951 года Никольский детский дом закрыли. Летом, после первого курса, ехать стало некуда…» - эти слова, это многоточие можно увидеть в работах многих исследователей жизни и творчества Николая Рубцова. Мы поставили пред собой цель: заполнить это многоточие, основываясь на воспоминаниях очевидцев, рассказать о том, куда же все-таки поехал пятнадцатилетний подросток Коля Рубцов, в то время студент Лесного техникума города Тотьмы.

 

А поехал он на родину своих родителей, в село Биряково, что расположено  прямо по старинному тракту Вологда - Великий Устюг в 120 километрах от Тотьмы. Дорога шла  через центр этого села, и, если ехать рейсовым автобусом или на попутном грузовике, которые ходили в то время часто и пассажиров брали охотно, то можно было остановиться минут на 20 прямо у здания автостанции – бывшего родительского дома Рубцовых.

«Человеческая память несовершенна. В любом исследовании необходимо использовать только документальные источники» – эта мысль   очевидна. Мы же можем использовать только устные свидетельства людей, видевших, знавших Николая Рубцова.

 

В лесном техникуме Тотьмы учились юноши из Биряково, например, мы знаем точно, Павел Жданов, Борис Лапин. Распространено было студентам из общежития ездить в деревни  к своим товарищам по учебе. Так, например, Женя Романова неоднократно из Тотьмы на каникулы и на праздники ездила в Рослятино к Тамаре Беляевой – сестре космонавта Павла Беляева.

 

Дина Павловна Киселева, уроженка села Биряково, учитель биологии Вашкинской средней школы более чем с 40-летним стажем, в девичестве Быкова, рассказывает, что Николай Рубцов стал ездить в село Биряково, на родину своих родителей, сразу же, как только покинул детский дом. Он дружил с ее старшими братьями – Анастасом и Германом Быковыми. Она хорошо запомнила их рассказы.

 

Приезжал он на попутном транспорте. Жил в доме Борисовских. Хозяйка, Борисовская Надежда Анемподистовна, женщина добрая и приветливая, работала поваром в детском саду. Жила с двумя сыновьями, Александром и Василием (оба примерно ровесники Н. Рубцова) и дочерью в типичном биряковском доме: они размещались в «летних» комнатах наверху, а в просторную «зимнюю» комнату внизу пускала всех, кто нуждался в ночлеге. Рано утром она уходила на работу, оставляя в печке нехитрую снедь для своих детей и постояльцев.

 

По вечерам молодежь окрестных деревень собиралась на высоком Кульсеевском холме. Близ деревни Зуево на широком ровном лугу играли в футбол – земля была вытоптана дочерна. В сумерках на противоположной Ссыпной горе разжигали костер. Детдомовца Колю Рубцова жалели и принимали везде, в любом доме могли накормить и напоить. Детей-сирот жалели особенно – всего шесть лет назад закончилась война, и все понимали, что дети, ставшие теперь подростками, испытали очень много горя. Однажды он приехал в таких рваных ботинках, что были видны пальцы. Про этот факт Дина Павловна услышала от своего брата Германа.

 

По нашему мнению, это был приезд в июне 1952 года. По воспоминаниям С. Багрова, 27 июня 1952 года после ссоры с комендантом лесного техникума Николай, без каких-либо вещей, без денег, с новым паспортом в кармане, шагнул на борт парохода, отправляющегося в Вологду. Очевидцы утверждают, что приезжал он в это лето  в Биряково – ведь впереди было целое лето. Далее он побывал в Вологде у тетки, Софьи Андриановны, у отца, но тот был в командировке, и встретиться им не удалось. Самое интересное – это записанные Вячеславом Белковым воспоминания Зиты Александровны Нужиной: «В 1951-52 году, летом, во двор нашего дома на Ворошилова, 10 зашел незнакомый подросток. Он был одет в неказистый пиджак и старые ботинки. Мы, молодежь, сидели на крыльце дома. Спросили: «Кого нужно?» Он ответил: «Мы жили тут». «Но сейчас никого нет дома». «Можно я просто посмотрю?». Он поднялся на крыльцо, прошел  в дом, походил по коридору, комнатам. Молча вышел и пошел прочь, не сказав ни слова. Мы тоже почему-то у него ничего не спросили, стакана чаю не предложили». [Сайт «Душа хранит»] Желание 16-летнего Николая Рубцова побывать в дорогих для его памяти местах говорит о многом. Он отправился странствовать, как напишут исследователи. На наш взгляд, прежде всего, он отправился искать своих родственников, чтобы обрести в этой жизни корни. А потом Николай поехал к сестре Галине в Череповец. Она часто говорила о  первом приезде брата. Вспоминала, как он плакал, когда рассказывал, что у отца его не приняли. У Николая были такие рваные ботинки, что ходить в них было невозможно, и сестра купила ему новые в ближайшем магазине. Прожил он в женском общежитии неделю (больше нельзя – ведь девушки кругом) и, как сказал сестре, отправился в город Архангельск, чтобы исполнить свою заветную мечту - поступить в мореходное училище.

 

О приезде в Тотьму в июне 1953 года вспоминает Сергей Багров: «Николай был, вероятно, в отпуске. Они ходили с Сашей Гладковским, его одногруппником, по Тотьме, часто были выпившие, шли с гармошкой в руках, пели частушки». Рубцов плавал где-то в северных морях, ходил в морской форме». Собственные воспоминания Дины Павловны Киселевой связаны именно с морской формой. На Кульсеевском холме она его и запомнила очень ярко: «Он выделялся из всех: в темно-синих брюках, такой же куртке, на спине – широкий темно-голубой матросский воротник, на груди соединенный в узел. Сашу Чертовикова, двоюродного брата, толкала и показывала: Смотри, смотри, моряк».  Будучи любопытным ребенком, она с него глаз не сводила. Тем более, что он всегда был рядом с ее братьями. У них же и спрашивала: «Кто это?». Те отвечали, что здешний, самылковский, плавает по северным морям. Еще говорили, что он сирота, детдомовец. Бывал он в своей приметной форме и на футбольном поле возле деревни Зуево, и в толпе местной молодежи на деревенской улице, и на Ссыпной горе у костра. Запомнилось, что он держался особняком, больше молчал. Более всего он общался с двоюродным братом Дины Павловны – Юрием Зуевым. Он жил в Вологде и, как и Рубцов, каждое лето приезжал в Биряково. Его мать занимала ответственный пост в облисполкоме. Юрий привозил с собой велосипед – на нем катались все желающие, фотоаппарат – многие сохранившиеся в Биряково фотографии сделаны именно им  - а, главное,  – гитару. По вечерам у костра молодежь пела под эту гитару песни. Сам Юрий играл и пел очень хорошо. Николай Рубцов и Юрий Зуев были, по воспоминаниям Дины Павловны, всегда рядом. Костер горел за полночь, молодежь постепенно расходилась – многим нужно было с раннего утра помогать родителям по хозяйству, идти на сенокос,  но эти двое сидели у костра часов до 4 – до восхода солнца.

 

Наше предположение – вероятно, во время отпуска Н. Рубцов побывал не только в Тотьме, но и в Биряково. В морской форме (но не как у моряков) он мог появиться здесь только в 1953 году.

 

Заявление об увольнении с РТ «Архангельск» Н. Рубцов написал 23 июля 1953 года. И сразу же после этого он отправился в город Кировск – поступать в Горный техникум.

 

1954 год. Самое длительное пребывание Николая Рубцова в Бирякове. Окончен первый курс техникума, сданы экзамены, получена стипендия за два летних месяца – впереди отдых, свободное время студента Рубцова. И отправляется он на родину своих родителей, где ему многое привычно.  Как известно, уже 4 июля он приехал в Тотьму и явился на выпускной вечер в педучилище, чтобы встретиться с Татьяной Агафоновой. Она вспоминает: «Выпускной вечер был в разгаре, когда кто-то из подруг сказал, что меня просит выйти на улицу знакомый. У меня даже мысли не мелькнуло, что это Коля Рубцов. Но когда вышла на крыльцо, то увидела, что это именно он. Непривычно смущенный, кажется, немного растерянный. В лице радость, надежда, восхищение, в руках цветы. Он каким-то образом приехал поздравить меня с окончанием учебы».

 

Встреча была недолгой – с ночным пароходом Рубцов должен был отплывать, а через 2-3 дня и Татьяна отправилась на родину, в село Шуйское.  О пребывании Рубцова в Тотьме вспоминает и бывший детдомовец А. Мартюков: «После нашего расставания в детском доме Рубцова я увидел летом 1953 или  1954 года. Я плыл на пароходе в Вологду. Когда была стоянка в Тотьме, на высоком берегу среди толпы людей узнал Николая.  Он был в форме студента Горного техникума, весь ухоженный, подкормленный…» [Архив В. Белкова]

 

Следующая встреча с Татьяной Агафоновой состоялась в  деревне Космово: «В начале августа неожиданно приехал ко мне Коля Рубцов. Это был его первый визит в мой родительский дом. Он явился с приятелем Сашей Гладковским, который дружил с моей деревенской подругой Ниной Курочкиной. Был август. Поспела малина, и все ходили в лес за ягодами». [4:44]

 

Итак, начало июля – начало августа в воспоминаниях Т. И. Решетовой-Агафоновой. Целый месяц между этими обозначенными датами Рубцов жил, на наш взгляд, в Биряково. К лету этого года относятся более конкретные и собственные воспоминания Дины Павловны Киселевой. Она, ученица начальных классов, приехала на летние каникулы к бабушке в Спасское. Снова попала в окружение четырех двоюродных братьев и с младшим, Сашей Чертовиковым, неотступно следовала за ними. К тете, Надежде Александровне, как обычно, приехал на каникулы племянник из Вологды Юра Зуев. Снова повторяются все деревенские занятия, но что еще вспоминает Дина Павловна, им с Сашей уже поручаются конкретные дела: Дине сходить к бабушке и принести хлеба, соли, только что поспевших молодых огурцов, а Саше вручалась мелочь – рубль или два, и он должен был из магазина принести какое-нибудь дешевое вино, что даст продавец (такие вот в торговле  нравы были тогда).

 

Юра часто говорил Дине о том, какой умный этот Коля Рубцов, какие хорошие он пишет стихи, как замечательно играет на гармошке и гитаре. По выходным вечерами биряковские юноши и Коля Рубцов (их собиралось человек 5-6) ходили на пристань Голуби. Расстояние в 18 километров туда и обратно легко преодолевалось молодыми людьми. На пристани встречали пароход, покупали в буфете во время стоянки пиво и уже ночью возвращались обратно. Дина Павловна рассказывает: «Летний вечер. Уже сумерки. Белеет дорога, а на ней – удаляющиеся фигуры парней. Среди них и Николай Рубцов. Он одет так же, как и остальные: в темные брюки, светлую рубашку». Долгие годы в семье Быковых хранилось две фотографии: на одной четверо молодых парней на Голубинской дороге – сзади надпись «Фотографировал Николай Рубцов. Поэт»; на другой в составе четверых стоит уже сам поэт. Сохранилась только первая фотография.

 

В начале августа Коля Рубцов уезжал. Еще одно  воспоминание Дины Павловны: «В один из вечеров Юра Зуев подарил Коле Рубцову шарф – накинул ему на плечи и обернул шею. На память».  Быковы вспоминают, что была еще одна фотография: Николай Рубцов в шарфе рядом с Юрием Зуевым. Она, к сожалению, пока не обнаружена.

Николай Рубцов уехал в Шуйское, чтобы встретиться и проводить Таню Агафонову – она уезжала по распределению на работу в Азербайджан. На место она должна была прибыть 15 августа. Как известно, Николай проводил ее до Москвы. Он видел, что Татьяна холодна к нему, и на перроне сказал, чтобы она не расстраивалась: он уезжает  в Ташкент. К учебе в техникуме в Кировске он приступил 8 сентября.

 

Последнее пребывание Николая Рубцова в Биряково – 1958 год.

 

14 апреля он отправился в армейский отпуск сроком на 50 дней. Поехал, конечно же, в Приютино к Тае Смирновой, к брату. В исследовании Л. Вересова мы читаем,  что Тая призналась в том, что у их отношений нет будущего, отец не разрешит, да и жить им будет негде – разве только что в шалаше. Николай сразу же уезжает прочь.

 

По воспоминаниям В. В. Грибовой, уроженки деревни Климовская, учителя русского языка и литературы, школьного библиотекаря г. Череповца, вместе с футбольной командой он приезжал в Биряково 18 мая 1958 года (о футбольном матче есть заметка в районной газете).  Она спросила у брата про незнакомого парня с баяном в руках: «Кто это?». Брат ответил: «Колька Рубцов с Головешек». Валентина Витальевна не совсем расслышала фамилию и переспросила: «Рычков?» Брат уточнил: «Нет, Чернеченок». Слова Павла Жданова говорят о многом: этот молодой парень ему хорошо знаком, он знает, что родная его родная деревня – Самылково, что отец Михаил Андрианович носил в деревне такое же прозвище.

 

И еще брат Валентины Витальевны сообщил, что Рубцов месяц жил в поселке Туровец, играл на танцах в Доме культуры и даже заработал там какие-то деньги. Он собирался поехать в Тотьму, но, как видно, не уехал. В конце мая 1958 года Рубцов уже снова в Ленинграде. 

 

В 1967 году Дина Быкова поступила на химико-биологический факультет ВГПИ. В свободное время она часто бывала у своей тети – Генриетты Бурмагиной в квартире на улице Пушкинской. Там встречала многих вологодских поэтов, в том числе и Николая Рубцова. Сама она его не узнала.  Однажды ее попросили проводить Николая до редакции газеты. По пути он и спросил у нее, почему не признается: «Мы ведь из одного места. Биряково, помнишь?»

 

Еще весной 1960 года, отслужив в армии,  Николай Рубцов, по свидетельству Александра Чертовикова,  встречался со своими биряковскими друзьями в Вологде. Все уже повзрослели, покинули родную деревню, и поездок  в Биряково больше не было.

 

Таким образом, Николай Рубцов в ранней юности неоднократно приезжал на родину своих родителей, в село Биряково, проводил там какое-то время ученических летних каникулы 1951, 1952, 1953, 1954 г. и армейского отпуска 1958 года.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

1.     Багров С. П. Россия Родина Рубцов, 2006

2.     Белков В. С. Материалы архива. Воспоминания З. А. Нужиной

3.     Коняев Н. М. «Николай Рубцов». Москва, Алгоритм, 2006

4.     Мартюков А. Воспоминания о Рубцове.  Материалы архива В. Белкова

5.     Решетова Т. И. «Сколько лет пронеслось». Вологда, 2013

 


 

Материал предоставлен автором.

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх