На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Исследования

Леонид ВЕРЕСОВ,

зам.председателя Вологодского Союза писателей-краеведов

Неопубликованные письма, архивные документы 

 

Приложения к книге

«Страницы жизни и творчества поэта Н.М. Рубцова» (Вологда, 2013 г.)

 

Как известно в Литературном институте у Николая Рубцова было много приятелей. Они условно делились на студентов – вологжан, студентов – почитателей, студентов – однокурсников. Видимо особой группой приятелей Николая Рубцова были и студенты знакомые с романтикой моря. Именно к таким принадлежал чернокожий советский офицер Черноморского флота Д.Л.Паттерсон. Личностью он был оригинальной и самобытной. При всём том надо учитывать, что литературные круги Москвы были довольно специфическим сообществом. Поэтому почти все заметные  и известные поэты знали друг друга не только по творчеству, но и лично.  Расскажем о Джеймсе ( Джиме) Паттерсоне несколько подробнее.

 

В 1935 году уже знаменитый кинорежиссер Григорий Васильевич Александров приступил к съемкам своей новой ленты под названием "Цирк" с Любовью Орловой в главной роли. Картина была посвящена интернациональной дружбе народов. По сценарию, в одном из эпизодов ленты происходило "разоблачение" белой женщины - артистки американского цирка Марион Диксон. Ее "преступление" состояло в том, что она родила черного ребёнка.

 

Исполнителей на все роли нашли, а вот с "актером" на роль негритенка-сына Марион Диксон возникли сложности. Где найти чернокожего маленького мальчика, способного воплотить сценарный образ? Ассистенты режиссера сбились с ног. Они искали его по всей стране. Даже заглядывали в цыганские таборы и в Молдавии, и на Украине, и в Подмосковье. Но "актер" нашелся в самой Москве - в семье чернокожего диктора радио Ллойда Паттерсона, приехавшего в Россию из Америки, и его жены-художницы Веры Араловой. Полное имя ребенка было Джеймс Ллойдович Паттерсон. Но дома все его называли Джимом, или, ласково, Джимка. Ведь будущему герою фильма "Цирк", ставшему известным на весь мир, едва исполнилось… два года.

 

Однако судьба Ллойда Паттерсона, нашедшего в России свою вторую родину, сложилась трагически. Несчастья одно за другим преследовали его. В начале войны, в Москве, он попал под бомбежку, был ранен, контужен, работу на радио пришлось прервать. Вместе с семьей он вынужден был эвакуироваться в Комсомольск-на-Амуре. Как только угроза захвата столицы миновала, Вера Аралова с детьми вернулась домой и стала ждать мужа. Но он не приехал ни через месяц, ни через два, ни через три. Как в воду канул. Она и не подозревала, что ее супруга давно уже нет в живых. Ллойд тяжело заболел тифом, спасти его не удалось. Он был похоронен в чужом городе чужими людьми. Долгие годы Вера Ипполитовна, а затем и Джим Паттерсон пытались найти его могилу. Но обнаружить ее так никому и не удалось. Как и многим другим женщинам того времени, жизнь уготовила ей судьбу матери-одиночки. Все тяготы военной и послевоенной жизни, забота о детях легли на ее хрупкие плечи...

 

Чтобы как-то выйти из тяжелого положения, выжить, Вера Ипполитовна решила устроить Джима в Нахимовское училище. Вскоре она получила письмо из Министерства обороны о том, что ее сын, ученик пятого класса, принят в Нахимовское училище в городе Риге. Чернокожего парня, никогда и в глаза не видевшего моря, ожидала морская карьера. После Нахимовского он поступил в Ленинградское высшее военно-морское училище, стал офицером и, плавая по Северному морю на кораблях, на подводной лодке, начал писать стихи. Невесть откуда обнаружился у него литературный дар. Любовь к поэзии настолько захватила его, что он решил круто изменить свою судьбу. Появление в стенах Московского литературного института молодого, симпатичного, веселого негра многих шокировало. Такого еще никому не доводилось видеть. Чернокожий парень, да еще в форме морского офицера - было чему удивляться. Стихи его, в основном морской тематики, всем понравились. Джим стал студентом Литинститута, а через пять лет защитил диплом с отличием. Его имя стало появляться в поэтических рубриках на страницах газет и журналов. Читатели с интересом следили за творческой судьбой несостоявшегося киноактера, бывшего моряка и профессионального поэта...

 

В 1963 году в издательстве "Молодая гвардия" вышла первая книжка стихов Д. Паттерсона: "Россия. Африка". Затем один за другим стали появляться его поэтические сборники: "Рождение ливня", "Взаимодействие", "Зимние ласточки", "Красная линия", "Залив Доброго начала", "Дыхание лиственницы". На творчество молодого поэта обратили внимание Михаил Светлов, Ярослав Смеляков, Константин Ваншенкин, Герман Флоров - ответственный секретарь объединения поэтов Союза писателей СССР. Именно по их рекомендации Джим Паттерсон был принят в Союз писателей. В творческой карточке поэта обозначен год вступления -1967-й.

 

И уже с удостоверением члена Союза писателей Джим Паттерсон исколесил всю страну вдоль и поперек: побывал в Сибири, на Урале, на Дальнем Востоке, на всех важнейших молодежных стройках - в Тюмени, на БАМе, в Нижнеагарске, Тынде, на сибирских реках, видел огни Нурека. Молодой поэт, юный герой из полюбившегося всем фильма "Цирк", всюду был желанным гостем. Публика принимала его как кинозвезду первой величины... 

 

В последние годы Джиму Паттерсону и его матери Вере Ипполитовне жилось особенно трудно. Напечатать сборник стихов, заработать на жизнь стало практически невозможно. Ни пенсии матери, ни пенсии сына явно не хватало. Долгое время они жили на средства, которые имели от сдачи внаем квартиры. В конце концов они пришли к выводу, что в России им не прожить. Мать с сыном решили уехать в Америку. Родственники прислали им вызов. Джим распродал всю мебель, раздарил друзьям и знакомым все свои вещи и купил в авиаагентстве билеты за океан. Сейчас они живут в Вашингтоне. Рассказывают, что Джим с выставкой картин своей матери ездит по стране, зарабатывает деньги. Пробовал он сниматься и в кино, но из этого ничего не вышло. И по-прежнему он пишет, пытается издать на английском языке сборник стихов. Одним словом, всеми возможными способами старается заработать на жизнь. Как выяснилось, жить в Америке ничуть не легче, чем в России.

 

Но в нашем материале читателям будет более интересно познакомиться с воспоминаниями Николая Беседина.

 

«В ту зиму 1962/63 года мы иногда уходили после занятий втроем, бывшие моряки: Николай Рубцов, мой друг по флоту и в последующие годы Джим Паттерсон (известный по фильму «Цирк»), который часто сидел с нами у Сидоренко, и я — и шли куда-нибудь перекусить.

 

В зависимости от наличия денег и настроения это были шашлычная «Кавказ» на Тверском, почти рядом с институтом, или молочное кафе, выходящее фасадом на Пушкинскую площадь (сейчас этих зданий нет). Зима была снежная, институтский сквер с его лавочками был занесен снегом, Герцен стоял, склонив голову под белоснежной шапкой, и Рубцов прочитал как-то стихи, написанные экспромтом на открытии памятника А.Герцену. Тогда от комсомольской организации на митинге выступил ее секретарь бойкий поэт Молодняков. Рубцов, смеясь, прочитал:

 

Выступал Молодняков.

С высоты своей устало,

Озирая торжество

Герцен плюнул с пьедестала

На питомца своего.

 

В своем скромном застолье мы брали бутылку вина, вспоминали флот, и Николай оживал, читая стихи о море, и просил читать нас. Знаю по себе и думаю, что это верно в отношении к Рубцову, что флот, флотская дружба и почти братские отношения между моряками, где не было и следа дедовщины и прочих неуставных отношений, сыграли немалую роль в становлении характера, и поэтому, наверно, светлели глаза Николая и улыбка теплила и оживляла его лицо при воспоминании о флотской юности» [1].

 

Джеймс Паттерсон

 

Итак, познакомились Николай Беседин, Николай Рубцов и Джеймс Паттерсон на литературном семинаре Н.Н.Сидоренко  в 1962 – 1963 годах. Паттерсон и Беседин уже заканчивали своё обучение в Литинституте, но ходили на этот семинар. Все трое бывшие моряки, познавшие солёный вкус  морской службы и не хлебнувшие ещё славы поэтической. Они ещё были язвительными молодыми,  поэтами задиристо смотревшими на мир. Это потом они станут членами Союза писателей, маститыми авторами книг. Но кто знает не имел ли в виду Николай Рубцов Джима Паттерсона в своём мистическом стихотворении « На озере».

 

Светлый покой

Опустился с небес

И посетил мою душу!

Светлый покой,

Простираясь окрест,

Воды объемлет и сушу...

О, этот светлый

Покой-чародей!

Очарованием смелым

Сделай меж белых

Своих лебедей

Черного лебедя — белым!

 

Не может ли это стихотворение быть навеяно приятельством с Джимом. Да, оно впервые было опубликовано только в сборнике «Зелёные  цветы» в 1971 году  уже после смерти Н.М.Рубцова и в газете «Вологодский комсомолец» за 16 июня 1971 года в рубрике «Из творческого наследия поэта». Но машинописная копия в ГАВО датированная 28.7.64, позволяет сделать такое смелое предположение. Поэты разные по отпущенному таланту, степени любви к России, по смелости суждений и пониманию степени дозволенности – они были всё же студентами Литературного института. А раз так, то по чисто  профессиональным качествам  -  умению рифмовать, чувству ответственности к поэзии, они если и отличались, то  только на поле  одарённости. А вот Патерсон был «белой  вороной» чёрного цвета в кругу знакомых Рубцова.  Николай возможно хотел сказать , что несмотря на цвет кожи, Джим , пишущий на русском языке, тоже поэт, заслуживающий внимания. И обращать взор надо на его талант, а не на цвет кожи. Николай Рубцов, возможно, хотел подчеркнуть, что Джим Паттерсон поёт своим пронзительным голосом и не должен восприниматься как нечто экзотическое в нашей поэзии. Думается, интересен и важен вопрос, почему Н.М.Рубцов так и не опубликовал это стихотворение, не поставил посвящение Паттерсону и почему разошлись жизненные и поэтические дороги поэтов.

 

Поэтические способности Джима Паттерсона не были выдающимися, но он вполне вписывался в стиль социалистического реализма как некий индивид, который своим видом как бы говорил, что в стране Советов и такое может быть. Тем более его роль в фильме «Цирк» прямо таки вопила об этом.  Примерно в это время Николай Рубцов публикует в сборнике «Волны и скалы» стихотворение «Поэт», где всерьёз размышляет о месте и роли поэта в обществе.

 

Но всё равно опутан я всерьёз

Какой – то общей нервною системой:

Случайный крик, раздавшись над богемой

Доводит всех до крика и до слёз.

 

И  вдруг такой неординарный случай, и какие–то мистические стихи получились у Рубцова. Может дело  выглядит и ещё проще. Вдруг  Джим  испытывал первое время  некое неудобство в поэтическом мире из–за своего цвета кожи и моряк решил в лирическом стихотворении поддержать моряка.  Будет покой и очарованный им Джим останется таким же искренним поэтом как Рубцов, как все их приятели. Но ведь не опубликовал же  Николай Рубцов эти хорошие стихи при жизни. Может понял, что эта поддержка  поэту Паттерсону не нужна... 

 

 

Джим вскоре после окончания Литературного института стал вхож в различные комитеты, общества дружбы со странами Африки и Латинской Америки, приглашался на приёмы в посольства, участвовал в писательских конференциях развивающихся стран, ездил как посол СССР в эти страны, показывая лицо и преимущества социализма. Видимо такой типаж был просто необходим советской пропаганде и помимо всего прочего Паттерсон неплохо зарабатывал на этом, а также на публикациях в журналах и выпуске своих книг.

 

 

Чернокожий советский поэт стал необходим и обласкан властями. В этих условиях  обращение Рубцова потеряло смысл. И поэт «забывает»  свой душевный порыв, связанный с Джимом Паттерсоном. Последний очень хорошо устроился в современном ему СССР. Такими стали и его стихи, декларативные и лозунговые, против колониализма и расизма в мире капитала, за дружбу всех народов на Земле. Но была ли это та поэзия, которая бурлила в молодом моряке Паттерсоне? Наверное всё же лирический герой  Джима пошёл на поводу конъюнктуры, которая складывалась  из  цвета его кожи и биографии. Что ж  он получил неплохие дивиденды на  этом, но с распадом СССР и сменой идеологии потерялся и потерял всё. Джеймс Паттерсон  издал семь поэтических книг – первую  в 1963 году, последнюю в 1993 году и несколько книг публицистики [2]. Былая популярность улетучилась  вместе с переменам в стране...

 

Удалось найти  пока одну, совместную публикацию Джеймса Паттерсона и Николая Рубцова в журнале «Сельская молодёжь» №7 за 1967 год.  А  это был знаковый год  для обоих. У Рубцова вышел сборник «Звезда полей», а Паттерсон стал членом Союза писателей. Вот такие удивительные друзья – приятели были у Николая Рубцова.

 

Поражает ещё одно. Николаю Беседину о трагической гибели Николая Рубцова сообщил не кто иной, как Джеймс Паттерсон. Значит, следил темнокожий поэт за творчеством Рубцова, интересовался его судьбой.

 

Ещё об одном факте невозможно не написать. В Череповце до недавнего времени жил капитан – лейтенант в отставке Валентин Носов. Он служил командиром дизельной подводной лодки на Северном флоте как раз в то время, когда в 1955 – 1956 годах на эсминце «Окрылённый» проходил полугодовую практику курсант мореходного училища в Ораниенбауме  Николай Беседин, рядом на другом эсминце «Острый» служил матрос  Николай  Рубцов.  И ещё что удивительно, тот же Валентин Носов учился вместе с курсантом Джимом Паттерсоном в Ленинградском высшем военно–морском училище.  О чём свидетельствует автограф Джима на книге подаренной Валентину во время одной из встреч их выпуска.

 

Рисунок Валентина Носова.

 

Да, удивительные бывают судьбы моряков, ставших поэтами. Валентин Носов также преподнёс особый подарок рубцововедам страны. Он нарисовал несколько рисунков эсминца «Острый», на котором проходил службу Николай Рубцов. Причём как он выразился, вручая эти рисунки автору этих строк, что за все палубные постройки эсминца и общий его внешний вид он головой отвечает. Так уж повелось у моряков, что  морская служба и морская дружба являются категориями непреходящими. И очень знаменательно, что в этой статье вспомнились настоящие поэты и хорошие моряки нашей родины.

 


Примечания:

 

1. Николай Васильевич Беседин родился в 1934 году в Кемеровской области. В 14 лет ушёл юнгой на флот. Окончил мореходное училище в Ленинграде, затем Литературный институт. Работал в институте ядерной физики им. Курчатова, Госплане СССР. Автор 14 сборников стихов и трёхтомника «Избранное». Лауреат Всеросийских и международных литературных премий. Член Союза писателей России. Живёт в Москве. Воспоминания опубликованы в сентябрьском номере  журнала  «Москва» за 2011 год.

 

2. Фотография Джеймса Паттерсона  и его стихотворение  взяты  из журнала  «Юность» № 9  за 1968 год.  Хотелось бы обратить внимание на имя поэта в журнале.  В «Юности» - Джемс, в воспоминаниях друзей он – Джим, в официальной биографии и на обложках книг – Джеймс , в детстве  - Джимми. Всё это один и тот же чернокожий актёр фильма «Цирк», офицер советского флота, поэт, член СП СССР, эмигрант Джим Паттерсон.

 


 

Материал предоставлен автором.

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх