На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ОЧЕРКИ, ЗАМЕТКИ, МЕМУАРЫ

Леонид ВЕРЕСОВ

 

Рыбацкая юность поэта Николая Рубцова

 

 

Материал с названием «Рыбацкая юность поэта» автор относит к серии, которая условно называется «Неспокойная юность поэта». К ней ещё можно отнести статьи «Рубцов и Северный флот» [1], «Хибинский эпизод великого поэта» [2], «Раннее (Хибинское) творчество Н. Рубцова, как пролог его великой поэзии» [3], «Стихотворение «В кочегарке» пример несомненного успеха в раннем творчестве Н.М.Рубцова» [4].

 

Однако, существуют ещё ряд воспоминаний и фактов, требующих осмысления по этой теме. Когда сталкиваешься с фактом работы Рубцова на Архангельском траловом флоте, в распоряжении исследователя имеются только сведения о приёме на работу и заявление будущего поэта с просьбой отпустить его на учёбу. Кроме воспоминаний капитана Шильникова, они и составляют весь спектр опубликованных документов по этой теме.
 

О некоторых недобросовестных воспоминаниях говорить просто не хочется.

 

Таким образом возникло желание найти какие-то новые документы в подтверждение трудовых будней Рубцова на траловом флоте. И они нашлись в периодической печати.

 

Давайте начнём рыбацкую одиссею Коли Рубцова, студента Тотемского лесотехнического техникума, с даты оставления им города вологодских мореходов – Тотьмы. Последний приказ по техникуму, в котором есть фамилия Рубцова, датирован 7 августа 1952 года, и подписан директором Сумароковым Н.Н.

 

Процитируем статью В.А. Притчиной [5]: «Учащихся, показавших крайне низкую успеваемость, слабую подготовку и нежелание учиться, из числа учащихся техникума исключить». Скорее всего, Рубцова исключили из-за нежелания учиться. Так как его успеваемость была хорошая, и он даже был старостой группы.

 

А.А. Перцов пишет в письме Мананиной М.А. (2005 г.), что Рубцов уехал из техникума в конце июня 1952 года. (Получил паспорт, и перед ним открылись другие дороги, стал пропускать занятия в текущем семестре.)

 

Та же дата – конец июня – зафиксирована и в книге М.А. Полётовой [6] в главе по воспоминаниям А.А. Перцова.

Н.Н. Алексеевская, преподаватель математики в лесотехническом техникуме, в своих воспоминаниях писала: «Весной 1952 года я зашла в канцелярию учебной части. Около стола секретаря стоял Рубцов. Он обернулся и сказал: «Вот, уезжаю».

 

Предпоследнее упоминание в приказах техникума о студенте Рубцове относится к 21 апреля 1952 года. (Приказ от 22 апреля 1952 года.) В этот день учащиеся второго курса строительного отделения (среди них назван и Рубцов) открыли окно аудитории №2 и ходили по карнизу главного корпуса до 4-й аудитории. Об этом эпизоде хорошо написано в воспоминаниях участника событий писателя С.П. Багрова.

 

Очень прояснили бы важнейшие даты весны-лета 1952 года сведения о том, сдал или нет студент Рубцов летнюю сессию за второй курс. Интересно знать, на какие средства Рубцов мог путешествовать летом 1952 года, если он не получил стипендию после сдачи экзаменов за семестр и за летний период. Наличием или отсутствием денег можно было бы объяснить и продолжительность, и адреса поездок будущего поэта, то есть подтвердить, пусть и косвенно, воспоминания людей, знавших поэта в это время.

 

Почему ещё важно определиться с датой оставления будущим поэтом лесотехнического техникума города Тотьмы? Дело в том, что следующей достоверной датой жизненного пути Николая является 12 сентября 1952 года. В этот день было написано заявление о приёме на работу в Тралфлот. Однако, между этими датами произошло по устным и записанным воспоминаниям много событий. Они могли иметь место, ибо приказ от 7 августа 1952 года просто констатировал факт о нежелании студента Рубцова далее продолжать образование в Тотьме.

 

Давайте проанализируем события, которые могли иметь место в жизни Рубцова до момента зачисления его в Архангельский траловый флот. Сразу оговоримся, что документальных подтверждений этих нескольких месяцев жизни поэта почти нет. Кроме одной фотографии, которая хранится в архиве Вологодского музея-заповедника (ф. 144, оп. 1, д. 59). В пояснительной записке указывается, что фото принесла в 1986 году неизвестная женщина и подарила музею. Её никто ни о чём не спросил, хотя это был год 50-летия со дня рождения поэта, и даже областное телевидение, наконец-то, посвятило персональную программу Николаю Рубцову. На фото он в гражданской одежде, молодой, красивый, а надпись на обороте гласит: «На память Лиде от Рубцова Николая. Лето 1952 года. Подпись поэта».

 

 

Не хочется строить предположений, но приходится, ибо эта Лида из 1952 года могла оказаться хорошей знакомой Николая Рубцова либо из Тотьмы, либо из Вологды, либо из Череповца, а возможно и из Архангельска. Таков предположительный маршрут первых юношеских странствий поэта.
 

Существуют известные воспоминания Г.М. Шведовой-Рубцовой [7], старшей сестры Н.М. Рубцова, где она утверждает, что Николай заезжал к ней летом 1952 года и жил у неё, в женском общежитии, около недели. Единственное, что смущает в её рассказе, то, что зная адрес его отца в Вологде, она не передала его Николаю Рубцову, и первая встреча отца и сына после войны состоялась лишь в марте 1955 года, когда снова, через адресный стол, поэт нашёл адрес тёти Сони, сестры отца, и почему-то жены брата Альберта, который жил в это время в Вологде в доме отца на улице Республиканской 8 (дом не сохранился, прим.автора).

 

Исследователи жизни и творчества Рубцова утверждают, что в Вологде летом 1952 года он всё же побывал (миновать Вологду по пути из Тотьмы он просто не мог. Прим. автора.), приводя свои аргументы, почему не повстречался с отцом.

 

Итак, точной даты приезда Рубцова в Архангельск не может привести пока никто. Значит, условно определим её серединой июля 1952 года, учитывая возможные задержки в Вологде и отдых у старшей сестры в Череповце, а также возьмём как факт, то что в июне он сдавал сессию за второй курс тотемского техникума.

 

Далее приведём факты, из исследований рубцововедов, второй половины лета 1952 года и присутствия Рубцова в городе Архангельске.
 

Ю.И. Кириенко-Малюгин [8], не приведя никакой доказательной базы, считает, что с сентября 1950 по июнь 1952 гг. Рубцов учится в лесном техникуме (лесотехнический техникум, согласно архивам. Прим. автора.). Также ссылаясь на книгу С.Ф Педенко [9], Кириенко-Малюгин пишет: «И вот ему удаётся устроиться на работу «избачом» (библиотекарем) и одновременно слесарем и истопником в местную библиотеку». (Вопрос, в какую именно, автора не волнует.) Далее просто указывается: «Проплавал до июля 1953 года». Где и как автор не расшифровывает. «Решает учиться на механическом факультете Кировского горно-химического техникума». (Такого факультета в техникуме просто не было).

 

Те же сведения повторяются и в следующей переработанной книге Ю.И. Кириенко-Малюгина [10].

 

Н.М. Коняев [11], надеемся, опираясь на какие-то документы, пишет: «И всё-таки, хотя и перевели Николая из кочегаров в повара, а по совместительству в уборщики, работа на тральщике оказалась непосильной для него». Следующая цитата Коняева: «Сравним две даты: 12 сентября 1952 года Н. Рубцов пишет заявление о зачисление на тральщик в качестве угольщика, а 23 июля 1953 года Рубцов увольняется с тральщика… В месяцы заключённом между этими датами, вместились и оформление на работу, и получение формы, которую надобно было ушивать, и наступившая зима… Получается, что в плаваниях Рубцов провёл совсем немного времени». Не учитывает уважаемый автор биографии Николая Рубцова, что зимой РТ-20 ходил на промысел рыбы из незамерзающего порта Мурманска, куда каждую зиму перебазировались все корабли Архангельского тралового флота. (Это будет доказано документально. Прим. автора).

 

Более ни о чём не упоминает Н.М. Коняев, ибо в его трактовке сюжетной линии жизни поэта другое было более интересным.

 

А.В. Быков [12] не приводит «легендарных» данных о работе Рубцова в Архангельске в библиотеке, но зато без тени сомнения и доказательств пишет: «Весеннюю сессию Рубцов так и не сдал, забрал документы из техникума и попрощался с Тотьмой». По сюжеты его повести автору в иные подробности и не надо было вторгаться. Между тем, для данного материала факт сдачи Рубцовым сессии принципиален.

 

М.А. Полётова [13], пересказывает воспоминания В.Ф. Капусты, бывшего стармеха тралового флота, которые были положены в основу статьи «Влюблённый в море», которую опубликовала З. Майсеня в одной из областных газет Архангельска. М.А. Полётова приводит эпизоды попытки поступления Н. Рубцова в Архангельское мореходное училище.
 

«Хотя Николай был самым молодым, но приняли его на второй курс, так как он представил документы Тотемского лесотехникума. А поскольку денег у бывшего детдомовца не было, пристроили его красить заборы… Был у них комендант, который любил подбирать всё, что плохо лежало. «Вы как Плюшкин!» - сказал ему однажды задиристый Коля. Он смертельно обиделся и наябедничался начальству. И Колина карьера полетела под откос. Напрасно косил он летом два дня сено вместе с принятыми в мореходку, надеялся, что его зачислят. Увы, не оказалось Рубцова в приказе».

 

Эти события по-своему интерпретирует А.В. Быков в своей книге. Думаю, здесь важен сам факт попытки поступления в мореходное училище. И случиться это должно было в июле-августе 1952 года. Более конкретные даты документами не подтверждаются.

 

С.П. Багров [14] пишет уже о работе Николая на траловом флоте: «Рубцов выигрывал от того, что здесь, на борту корабля, не приходилось заботиться ни о еде, ни о крыше над головой, ни об обуви, ни об одежде. И профессия шла к нему в руки сама. На тральщике (?!) он истопник, уборщик и даже повар». И только в другом месте Багров упомянул, что Рубцов стал на тральщике РТ-20 помощником кочегара.

 

По-видимому, многие сведения о лете 1952 года и работе Рубцова на траулере заимствованы авторами из книги С.Ф. Педенко [15]. Однако, Станислав Педенко, приводя факты, не приводит ни одного документа, который бы эти факты подтверждал. Вот характерные цитаты из его книги:

 

«Окончив первый курс техникума (?) и получив паспорт, Рубцов с бесшабашной решимостью юности, готовый бросить всё сегодняшнее ради завтрашнего, уехал в Архангельск и поступил в мореходное училище. Однако, и там проучился недолго… Пришлось ему стать пока избачом – так называлась должность работника избы-читальни, выполняющего обязанности и администратора, и библиотекаря, и истопника». Очевидно, в это время он стал серьёзно писать стихи... (Не очень понятно, откуда в Архангельске могла быть изба-читальня. прим. автора.) …Для того, чтобы сделать новый шаг в творчестве, Рубцову нужны были свежие впечатления. И он пошёл кочегаром на рыболовный траулер-угольщик Архангельского тралового флота и проплавал на нём около года. Когда судно приходило в порт, моряки шли в ресторан, а Рубцов в тир».

 

Много неточностей и о периоде учёбы будущего поэта в Кировском горно-химическом техникуме. По-видимому, С. Педенко впервые приводит эпизод с дорогой Н. Рубцова из Архангельска в Кировск на крыше вагона. О том, что его обокрали в дороге, и моряки Тралфлота, узнав об этом, собрали ему денег больше украденного.

 

Как-то не убеждают противоречивые сведения об этом периоде жизни Н.М. Рубцова. Ни один автор не приводит документов, конкретных дат, фактов. Наиболее документален из всех упомянутых писателей В.С. Белков [16], который приводит текст автобиографии поэта. Этот же документ, видимо чуть ранее, публикует Н. Антонов, журналист из города Архангельска, который утверждает в статье «Зато работаю в тралфлоте» (она имеется у автора материала без указания названия газеты), что это он обнаружил её в архиве Архангельского тралфлота.

 

 

Вот выдержки из автобиографии 12.09.1952 г.: «Отец ушёл на фронт и погиб в том же 1941 году… В 1950 году я поступил в Тотемский лесотехнический техникум, где кончил два курса, но больше учиться не стал и ушёл… Подал заявление в тралфлот». А в тексте, которые приводит В. Белков, между последним и предпоследним предложением читаем: «Подал заявление в Архангельскую мореходную школу, но не прошёл по конкурсу. В настоящий момент подаю заявление в тралфлот».

 

Возможно, эти разночтения объясняются тем, что при приёме на работу Николаю согласно списка принятых документов пришлось приложить одну карточку медосмотра и две автобиографии. Получается, что Николай Рубцов всё таки закончил два курса техникума, как он сам пишет в автобиографии.

 

В. Белков также утверждает, что «успел Коля на тральщике (?) и поваром, и уборщицей поработать. Успел и в ледовый затор попасть в Белом море в мае 1953. Работа была тяжёлая, и мальчишка решил учиться».

 

Собственно, теперь пора переходить к фактам, которые удалось обнаружить в газетных архивах, и представить своё видение событий, связанных с Рубцовым и траловым флотом.

 

Оставим лето 1952 года на откуп архангельским и мурманским исследователям-краеведам и будем искать документальную стезю для собственных выводов.

 

Известно заявление, которое написал юный Коля Рубцов при приёме его на траловый флот: «Начальнику Тралфлота т. Каркавцеву И.Г. от Рубцова Н.М. Заявление. Прошу Вас устроить меня на работу на тральщике в качестве угольщика. Просьбу прошу удовлетворить. К заявлению прилагаю: 1 карточку медосмотра, 2 автобиографии. Н. Рубцов. 12.09.1952 г.»

 

Вслед за этим заявлением все биографы Рубцова твердят в один голос, что Н. Рубцов стал работать подручным кочегара, угольщиком на тральщике РТ-20 «Архангельск». Но давайте сразу заявим, что РТ-20 – это рыболовецкий траулер. Термин «тральщик», видимо, ходил в кругу моряков, и его будущий угольщик Рубцов применил в заявление как бытовавший тогда жаргонизм. Итак, тральщик – это сленговое название рыболовецкого судна (траулера, сейнера), на котором на промысел рыбы ходили рыбаки.

 

Средний рыболовецкий траулер мог ходить за рыбой далеко от родных берегов. Это судно для лова тралом рыбы и нерыбных объектов и их первичной обработки (разделки, мойки, заморозки).

 

Тральщик – это боевой корабль для обнаружения и уничтожения морских мин с помощью тралов и для проводки кораблей через минное заграждение вслед за тралами. Тралить мины – значит, взрывать их, освобождая акваторию для судоходства.

 

Эта неточность Рубцова стала закономерностью для всех его жизнеописаний. Как пример приводится фото середины 50-х годов ХХ века рыболовецкого траулера РТ-177 «Сулин». Вот на таком примерно корабле и принял морское крещение Николай Рубцов.

 

 

Отважным и мужественным юношей был будущий поэт, которого тянуло к морской романтике. Пусть по воспоминаниям капитана РТ-20 «Архангельск» т. Шильникова, роба у Рубцова была не по размеру велика, но характер стал закаляться на Белом и Баренцевом морях.

 

 

Траулеры треста «Севрыба» Архангельского тралового флота летом ловили рыбу на Белом, а зимой швартовались в Мурманске и ходили на промысел в Баренцево море. Таким образом, значительная часть рыбацкой одиссеи Н. Рубцова связана с мурманским незамерзающим портом и Баренцевым морем.

 

К сожалению, никаких достоверных фактов и документов этого архангельско-мурманского периода нет. Воспоминания того времени, которые имеются у автора, слишком неустойчивы по датам и касаются лишь развесёлой жизни моряка Рубцова. Однако, давайте приведём хотя бы небольшую часть воспоминаний, в которых возможно есть рациональное зерно. Эти воспоминания никогда не публиковались и связаны с городом Мурманском. (О том, что Мурманск играл в рыбацкой жизни Рубцова такую же роль, как и Архангельск, внятно вообще не упоминалось исследователями его жизни и творчества.)

 

«Когда приехали в Мурманск, Рубцов у меня адрес попросил. Я оставила ему адрес своего дяди. Рубцов ушёл по направлению к порту. Затем я от него получила дружеское письмо. Он писал, что первый раз не устроился на работу, так как свободных мест не было и в отпуска никто не шёл. Работу ему дали библиотекаря и истопника, но ему так хотелось в море. В конце концов его взяли на судно помощником кочегара. Оно должно было уйти в рейс, и он попросил меня его проводить. Проводить Колю я ходила с подружкой из Тотьмы - Галей Малышевой. Помахали, пока мачта не скрылась. Суда в море выходили зимой, разгружали рыбу в Мурманске, а летом в Архангельске. Когда он был в Архангельске, то письма писал. А когда приходили в Мурманский порт и Коля получал увольнение, то часто заходил в общежитие. У нас на стене в комнате висела гитара Шуры - москвички, Коля брал её в руки и играл. Я молодая петь - то любила и ему подпевала. Играл он хорошо. В его исполнении прозвучало много песен, и ещё одна, которую я никогда не слышала, запомнила только последний куплет:"Мурманск, Мурманск, гудки парохода, беспокойная юность моя". Я говорю:
- Что это за песня? Наверно, ты сочинил? Коля ничего не ответил.
Он всегда в письмах стишок какой-нибудь писал или рисовал что-нибудь. Встречались и переписывались мы с ним до 1953 года. Затем я вышла замуж и ушла из общежития, а Коля уехал поступать в горный институт, в город Киров (город Кировск. прим. автора.) Мурманской области».

 

Воспоминания оставила Погодина Аполлинария Михайловна, а записали их ученики школы деревни Батран Череповецкого района Вологодской области в 2002 году. Воспоминания записаны к дню памяти Николая Рубцова 19 января 2002 года в школе под руководством учителя литературы Андреевой О.Н. Эти воспоминания, конечно, нуждаются в корректировке и анализе, но некоторые факты, думается, всё же имели место быть.
 

Почему-то ни у кого из почитателей Рубцова не возникало вопроса: а почему Рубцов был принят на траловый флот угольщиком (помощником кочегара)? Ю.И. Кириенко-Малюгин пытается доказать в уже упоминаемых работах важность и техническую сложность этой профессии, но по сути РТ-20 «Архангельск» был пароходом с паровой машиной (двигателем уже тогда, в 50-е годы, морально устаревшим). На большинстве судов были дизельные двигатели, работавшие на солярке. Далее попробуем доказать, что принят был Николай Рубцов на работу на далеко не на передовой корабль. Все лучшие корабли, конечно, были укомплектованы постоянным экипажем, и должность Рубцова на пароходе РТ-20 была одной из самых неквалифицированных и малооплачиваемых. К тому же морского образования и опыта будущий поэт не имел. Возраст 16 лет тоже не внушал доверия к морским порывам Николая. На Тралфлоте, возможно, вошли в его положение как сироты, он написал в автобиографии: «Отец погиб», и дали работу.
 

В Российской национальной библиотеке Санкт-Петербурга автор выписал некоторые материалы из газеты тралового флота «Рыбак Севера» города Архангельска, которые касаются судна РТ-20. Думаю, после их опубликования рыбацкая эпопея поэта станет намного понятнее, как и причины его разрыва с мечтой о море. Конечно, хотелось найти в газете стихи Николая Рубцова, однако, этим надеждам пока не суждено сбыться.
 

«Рыбак Севера», 2 июня 1953 г. Передовица: «Строго соблюдать государственную и трудовую дисциплину», «Не случайно по вине второго штурмана траулера «Архангельск» судно простояло 48 часов».

 

21 июля 1953 г. «Так, например, по вине бывшего старшего механика Поликина, ранее работавшего больше на дизелях, чем на паровых машинах, траулер «Архангельск» три раза в первом квартале раньше срока возвращался в порт».

 

2 июня 1953 г. Разгромная статья написана редактором газеты «Рыбак Севера» А. Эктиным. «На палубе траулера «Архангельск» сидела группа моряков. Корабль пришёл в порт, но не разгружался.
 

- Ясно, что нас будут принимать в последнюю очередь. К нашему кораблю другого отношения и не жди, - заметил один из сидящих. Остальные с ним согласились… Такого же мнения придерживался и командир тов. Шильников, и помполит тов. Попов… На траулере считают, что всё делается в ущерб интересам команды корабля: ремонты проводятся заведомо некачественные, орудия лова даются худшие, заботы о благополучии экипажа не проявляется…
 

Но командование траулера скромно умалчивает о своих недостатка… Они вполне довольны тем, что ничего из ряда вон выходящего на судне не происходит. Их уже не возмущает факт, что второй механик тов. Богданков находится на вахте в нетрезвом состоянии, что кочегар вместо несения службы спит в кубрике, что даже в каюте капитана люди разрешают себе крепкие выражения, что подчинённые обращаются к капитану и помполиту на «ты», подчёркивая этим своё неуважение к ним…
 

Только плохим исполнением служебных обязанностей, отсутствием требовательности к себе и подчинённым со стороны командования можно объяснить факт систематического отставания корабля в выполнении плана добычи рыбы». (Как хорошо известно, нет плана –нет заработка. Автор мог бы привести конкретные цифры зарплат, но к угольщику Рубцову они бы не имели никакого отношения).

 

1 декабря 1953 г. Заметка «Последние корабли». «В Архангельске закончилась навигация промыслового флота. Одним из последних ушёл пароход «Архангельск». Теперь до весны следующего года траулеры треста «Севрыба» будут базироваться на Мурманский порт». Тут же приведён снимок капитана Шильникова и помполита Попова на капитанском мостике. Они смотрятся бывалыми морскими волками (отличное фото П. Дружинина). Кстати, эта заметка доказывает, что годом ранее, с декабря 1952 г. по март-апрель 1953 г, Рубцов должен был быть со своим кораблём в городе Мурманске.

 

9 декабря 1955 г. «Успех коллектива траулера «Архангельск». «Капитаном траулера стал Н. Сенчуков. В течении 7 лет не выполнялся государственный план по добыче рыбы, а в этом году к 20 сентября он уже был выполнен на 113,8%. Матрос Кузнецов сказал: «Вот мы и доказали, что не корабль виноват в том, что не выполнялся план, а люди, которым он поручен».

 

Таким образом, газетный материал помогает наполнить правдивыми фактами этот период жизни будущего русского поэта. По-видимому, не только тяжесть труда помощника кочегара (в распоряжении автора нет документальных свидетельств о том, что Рубцов занимал на траулере ещё какие-то должности) заставила Рубцова писать заявление об уходе с тралфлота (оно датируется 27.7.53 г.), но и неустойчивая, нередко маленькая зарплата не устраивала Николая.

 

Развесёлая жизнь на берегу во время стоянок, возможно, также разонравилась будущему поэту. Перед ним снова встала необходимость получения образования и выбора дальнейшего пути в жизни. Однако, сохранилось воспоминание Б.И. Тайгина «Ленинградский год Николая Рубцова»: «На одном из таких вечеров (поэтических. Прим. автора.) 24 января 1962 года читал свои новые стихи вернувшийся из сезонной поездки на Север, где он ходил на рыболовном траулере ловить рыбу, на вид молодой, но почти без волос на голове, худощавый и низкорослый парень Николай Рубцов».

 

Таким образом, в один из своих отпусков, работая на Кировском заводе в Ленинграде, поэт, возможно, ездил подрабатывать на рыболовную путину в Архангельск. (Однако, это воспоминание Борис Тайгин больше нигде не повторяет.)

 

Интересный факт сообщает Эдуард Штыб в письме автору материала о встрече с Н. Рубцовым в начале 60-х годов. Он записал меткое выражение, чисто флотское, о сути труда кочегара, которое выдал Н. Рубцов: «Зашлакуется под топки, и чтоб тягу наладить, ты прыгаешь на трёхметровом «карандаше» стальном, как «блоха» (Рубцов употребил несколько другую идиому. Прим. автора.), пока подломишь вонючую корку, чтоб отгрести её и, ровно рассыпав уголёк, раскочегарить и поднять пар до марки». Одной фразой вся суть нелёгкого дела кочегарского…

 

Но главным в теме «Рыбацкая юность поэта» остаётся всё же творчество, и то, как в стихах Рубцова отозвалась эта рыбацкая эпопея. Скажем прямо, в ранний период творчества поэта стихи о тралфлотоской юности, работе в северных морях были если не лучшими, то наиболее печатаемыми произведениями.

 

Рубцов посылает во время службы на СФ стихи в разные газеты и журналы: в «Комсомолец Заполярья», «На страже заполярья», «Советский флот» и другие - и их печатают. Это были стихи о службе на флоте, флотских буднях и трудностях, о героике морских походов. Но вспоминает Рубцов и свою рыбацкую юность. В газете «Рыбный Мурман» печатает 20 июня 1959 года стихотворение «Кочегар», 4 июля 1959 года – стихотворение «В море», 29 августа того же года – стихотворение «Начало». Эти стихи об ином – работе юноши на траловом флоте.

 

Наиболее востребованным в этом цикле оказалось стихотворение «В океане». Оно напечатано в газете «Комсомольская правда» 24 ноября 1963 года с рубрикой «На конкурс «Твоя звезда». Опубликовано, также, в сборнике Кировского завода «И снова зовёт вдохновение». 14 января 1964 года его перепечатывает газета «Ленинское знамя» города Тотьмы. В тотемской подборке напечатано также стихотворение «Я весь в мазуте, весь в тавоте».
 

 

У автора есть воспоминания Н.Н. Шантаренкова о том, что учась в Кировском горно-химическом техникуме (1953-1955 гг.), Рубцов рассказывал, что читал это стихотворение морякам на траулере. И делает вывод, что лирика поэта была лишь замаскирована под производственную тему. Если это так, то какой-то вариант этого знаменитого стихотворения написан в 1952-1953 гг.

 

Газета «Авангард» (г. Никольск) печатает это стихотворение 23 августа 1969 года в подборке. Нет не забывалась тралфлотовская юность поэту…
 

Давайте перечислим стихи молодого поэта Н. Рубцова, которые он посвятил рыбацкой юности. К этому циклу автор относит следующие произведения поэта, учитывая два варианта стихотворения «В океане».

«Фиалки»
«Начало»
«Я весь в мазуте, весь в тавоте…»
«Кочегар»
«В океане»
«Хороший улов»
«Возвращение из рейса»
«Бывало, вырядимся с шиком…»
«На берегу»
«Старпомы ждут своих матросов…»
«Портовая ночь»
«Баренцево море»
«В море»
«В океане».
Одна строчка в стихотворении «Жар-птица».

То, что эти стихи тралфлотовского цикла были стихами юного Рубцова, говорит тот факт, что в своих книгах поэт их почти не публикует. Если в самиздатовском сборнике «Волны и скалы» был целый раздел «Салют морю!» - 6 стихотворений, то в сборнике «Лирика» - одно стихотворение, в сборнике «Звезда полей» - 3 стихотворения.

Интересен и такой факт, что в книгах поэта нет ни одного стихотворения, посвящённого военной службе на Северном флоте. В. Дементьев в одном из своих писем пишет, что Рубцов как-то обмолвился, что души нет во флотских стихах. Они были сочинены на заданную тему, их поэт не считал нужным публиковать вне ведомственных газет и журналов.

 

В своих стихах Н.М. Рубцов упоминает и тральщик, и сейнер (разновидность траулера), и траулер. Для поэта это, конечно, было творческой находкой – одно и то же судно называть в стихах по-разному. «В океане»: «Тральщик Тралфлота треста «Севрыба»; «На берегу»: «Однажды к пирсу траулер причалил»; «Жар-птица»: «И мотало меня и на сейнере в трюме».

 

Как пример, приведём стихотворение «В море».

За Медвежьим в угрюмых широтах,
Где лишь штормы да плотный туман,
Корабли рыболовного флота
День и ночь бороздят океан.

Огорчаться, мол, ну и погодка!
Тут не время, хоть ты и устал.
Вот опять загремела лебёдка,
Выбирая наполненный трал.

Сколько ценной на палубе рыбы!
Трепет камбал – глубинниц морей,
И зубаток пятнистые глыбы
В красной груде больших окуней.

Уйма дела! И кто-то с задором
Сразу крикнул: «Ура, навались!»
За кормою над пенным простором
Чайки шумно кричать принялись.

Здесь рождаются добрые вести,
Что всех радуют в Мурманске – там,
А на мостике в мокрой зюйдвестке,
Ночь не спавший, стоит капитан.

Пусть он радость свою не покажет,
Знают все: по привычке суров.
Ничего нет нужней экипажу,
Чем такой вот богатый улов.

Н. Рубцов, старший матрос, 4 июля 1959 года, газета «Рыбный Мурман».

 

Надо подчеркнуть, что именно о нелёгком рыбацком труде читаем мы в стихах Рубцова. И это лучшие документы для исследователей его творчества. Весь морской цикл поэта собрал в один сборник «Здравствуй, море!» (Апатиты, 2008) Н.Т. Ефремов (там же и стихи рыбацкой тематики), и собранные вместе они заиграли прекрасными красками моря, его романтикой, героикой службы и труда людей нелёгких профессий. Это своеобразный и ценный вклад в рубцововедение. Собрав, увидеть нечто замечательное вроде бы в привычном.

Сделаем некоторые выводы из приведённого материала. Море было светлой мечтой юноши Николая Рубцова. Cвидетельством этому попытки поступления в Рижскую и Архангельскую мореходки. Тяжёлая, физическая работа на траулере РТ-20 «Архангельск» помощником кочегара не стала абсолютным воплощением этой мечты, наверное, ещё и из-за бытовой и денежной неудовлетворённости. Корабль РТ-20 – один из отстающих, со сложным, сборным (в том числе, из бывших уголовников) экипажем. Возможно, общая обстановка стала тяготить Рубцова, переставшего видеть перспективы в морской работе. Поэт не имел соответствующего образования и, конечно, мог только мечтать о профессии матроса. Отсюда его дальнейшая попытка закончить Кировский горно-химический техникум и получить какое-то законченное образование и профессию.

 

Тралфлотовский эпизод в жизни Рубцова растянулся на 10 месяцев 10 дней и является одним из самых неизученных в его биографии, как и лето 1952 года. Примерно половину из этого срока Николай ходил в море, базируясь на Архангельск, а примерно половину срока корабль базировался в городе Мурманске. Краеведы ни того, ни другого города не сделали до сих пор серьёзных попыток изучить факты биографии Рубцова этого периода. А время, между тем, уходит. Из исследования в исследование повторяются неточности, связанные с названием траулера РТ-20 «Архангельск», глубоко не изучены причины расставания Рубцова с мечтой о море. Серьёзные исследователи жизни и творчества Н.М. Рубцова не заостряли на этом своё внимание, довольствуясь легендами и недобросовестными воспоминаниями в своих концепциях рубцовской биографии.

 


[1] Рубцов и Северный флот (По вновь открывшимся фактам и документам флотской службы и начала творческого пути русского национального поэта). // «Наука и бизнес на Мурмане» №1(70), 2011 г. С. 5-11; сборник «Душа, подобная звезде», Череповец, 2011 г. С 240-247; журнал «Невский альманах», Спб, №3(64), 2012 г., С. 58-61; альманах «Дела и люди» №1, Череповец, 2010, №2, Череповец, 2010, спецвыпуск к 75-летию со дня рождения Н.М. Рубцова.

 

[2] Хибинский эпизод великого поэта. Как Николай Михайлович Рубцов пытался стать маркшейдером. // журнал «Северянин» №3, Череповец, «Окраина», 2007; газета «Хибинский вестник», г. Кировск, Мурманская область, 6 января 2006 г.; альманах «Звезда полей» (НО «Рубцовский творческий союз», Москва), 2008 г.; альманах «Площадь первоучителей», Мурманск, 2006 г.

 

[3] Раннее Хибинское творчество Рубцова как пролог его поэзии. // газета «Хибинский вестник», г. Кировск Мурманской области, 1 февраля 2007 г.; журнал «Автограф» №50, Вологда, 2007 г.

 

[4] Стихотворение «В кочегарке» - пример несомненного успеха в раннем творчестве Н.М. Рубцова. // «Душа хранит», матер научно-просветительской конференции (1-е международные Рубцовские чтения), СПБ, 2011 г., С. 37-42; «Автограф» №62, Вологда, 2012, С. 20-25; альманах «Люди и дела» №5, Череповец, 2011 г., С. 45-52.

 

[5] В.А. Притчина. Студент из Тотьмы Николай Рубцов. // Сборник «Литературные традиции Русского Севера», Вологда, 2008 г., С. 263-264.

 

[6] М.А. Полётова. «Душа хранит». Н. Рубцов. Малоизвестные страницы биографии, М., 2009. Глава «По воспоминаниям А.А. Перцова, С. 44. Перцов А.А. – ныне генеральный директор объединения «Пермьлес».

 

[7] Воспоминания или отрывки из них опубликованы в различных газетах. Полные варианты напечатаны в «Рубцовском сборнике. Материалы научной конференции. Выпуск 1», Череповец, 2008, С. 67-75 и в книге «Душа, подобная звезде. Череповецкий венок Рубцову», 2011 г., С. 19-28.

 

[8] Кириенко-Малюгин Ю.И. «И пусть стихов серебряные струны», М., 2002.

 

[9] С.Ф. Педенко. «Лёд и пламень. Заметки о поэзии Севера», СЗКИ, 1981 г.

 

[10] Кириенко-Малюгин Ю.И. «Звезда полей горит, не угасая», М., 2011 г.

 

[11] Н.М. Коняев. «Николай Рубцов», М., «Алгоритм», 2006 г., С. 47-48.

 

[12] А.В. Быков. «И золотое имя Таня», Вологда, 2009 г.

 

[13] М.А. Полётова. «Душа хранит». Н. Рубцов. Малоизвестные страницы биографии, М., 2009.

 

[14] С.П. Багров. «Россия. Родина. Рубцов», Вологда, 2005 г., С. 51.

 

[15] С.Ф. Педенко. «Лёд и пламень. Заметки о поэзии Севера», СЗКИ, 1981 г.

 

[16] В.С. Белков. «Жизнеописание Рубцова», сайт «Душа хранит».

 

Л.Н.Вересов, 

Зам. председателя Вологодского союза писателей-краеведов.

 


 

Материал предоставлен автором

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх