На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ОЧЕРКИ, ЗАМЕТКИ, МЕМУАРЫ

Леонид ВЕРЕСОВ,

член Союза писателей-краеведов Вологодской области

Рубцов и Северный флот

 

По вновь открывшимся фактам и документам

флотской службы и начала творческого пути

русского национального поэта

 

 

Позднее я стал печататься в газете «На страже Заполярья» -

газете Северного флота. Там я уже на себе испытал, что значит

быть связанным строго заданными темами…

Главная то мысль всё равно не оригинальна, поскольку она газетная, казённая, как матросская шинель, выданная под расписку.

 

Н. Рубцов из письма Герману Гоппе

 

            Нельзя сказать, что тема, заявленная в названии блистает новизной. С удовольствием познакомился с публикациями предшественников по её раскрытию. В.Е. Кузнецова, А.А. Миланов, В.В. Сорокажердьев, М.А. Полётова, Н.М. Коняев, Н.Т. Ефремов и другие – каждый из них в своё время писал о службе и творчестве Рубцова на Северном флоте. Важными источниками в понимании темы также стали воспоминания Г.П. Фокина, Б.С. Романова, В.И. Сафонова.  Однако, новые материалы последнего времени заставили взяться за перо с целью дополнить и уточнить труды коллег.

            Архивные материалы о прохождении службы старшего матроса Рубцова Николая Михайловича собраны по поручению начальника Генштаба Вооружённых Сил России генерала армии Ю.Н. Балуевского в 2005-2006 гг. Эти материалы любезно предоставила автору статьи дочь поэта Е.Н. Рубцова.

 

 

Глава I

Матрос Рубцов: документальная летопись службы

 

            Из учётно-послужной карточки, составленной 1 октября 1955 года, мы узнаём много интересного о призывнике и матросе Николае Рубцове. Последним местом работы его была Ржевка, в/ч 31391, основной гражданской специальностью на момент призыва – слесарь-сборщик. Николай – член ВЛКСМ, образование – 7 классов (почему-то не указывается, что учился в двух техникумах. Прим. автора статьи.), не служил, не участвовал, не привлекался, не судим, наград не имеет, холост. Из родных Рубцов указывает только брата Альберта (у Альберта в пос. Приютино и жил до призыва Николай. Прим. автора.)

            А вот это уже интересно и конкретно! 23 ноября 1955 года Всеволожским РВК (райвоенкомат) Ленинградской области он признан годным к строевой службе и мог управлять мотоциклом и велосипедом. А любимым видом спорта Николая в те годы, согласно учётной карточки, был волейбол. Он не владеет иностранным языком, а своим родным языком считает русский. (Спешу заметить, что теперь каждый владеющий русским языком, считает поэта Н. Рубцова своим родным.)

            К сожалению, графы о военной подготовке (наименование курсов, номер приказа об окончании), о присвоении воинских званий, о назначении на должности, о переводе из одной части в другую не заполнены. О событиях в службе матроса Рубцова будем судить по приказам.

 

Приказ №450 по войсковой части 62656 от 05 декабря 1955 г.

Содержание: по личному составу: зачислить в списки части и все виды довольствия и числить прибывшими для прохождения дальнейшей службы с 1956 года… (перечисляются фамилии).

20. Рубцов Николай Михайлович, матрос, ученик дальномерщика.

(Войсковая часть №62656 – это эскадренный миноносец «Острый», а о военных специальностях матроса Рубцова приказы ещё не раз упомянут. Прим автора.)

 

На корабле даже молодой матрос должен был занимать какую-то должность и до получения специальности дальномерщика матрос Рубцов занимал в 1956 г. (первый год его службы) согласно приказу №171 штатную должность электрика артиллерийского. В августе 1956 г. приказом №279 командир войсковой части 62656 в посёлка Роста допускает личный состав к самостоятельному обслуживанию своих заведований. Т.е. матрос Рубцов становится  полноправным дальномерщиком боевого эсминца.

Видимо, служба нравилась Николаю, и в декабре 1956 г. приказом командира корабля №404 матросу Рубцову объявляется благодарность за хорошие достижения в освоении боевой техники.

Год службы был позади. Матрос Рубцов вполне освоился на корабле. Хорошее владение специальностью оставляло время для отдыха, общения с друзьями. На фотографиях Рубцов с гармонью, в рабочей робе и в парадном строю гордо несёт звание моряка.

А с 1957 г. Рубцов пишет письма-открытки. Тае Смирновой в Приютино нередко стихами. Свободное время и возникновение при газете «На страже Заполярья» литературного объединения стали основными причинами появления «флотского» поэта Рубцова. Правда и талант стихотворца не давал матросу покоя уже давно.

Ну а служба на корабле идёт своим чередом. Рубцов стоит вахты (с 2.05.57. на 3.05.57. – вахтенным на полубаке, например). Назначается в группу управления артиллерийским огнём на должность главного наводчика КДП (кормового дальномерного поста. Прим. автора.) - 14 апреля 1957 г., приказ №109.

С 24 мая 1957 г. будущий поэт числится убывшим в Военно-морской госпиталь. О чём сам Рубцов пишет в письме своему другу В. Сафонову: «Пишу тебе из мурманского госпиталя. Требовалась лёгкая операция – вот я сюда и угодил». (Рубцов был в госпитале два раза. Возможно, это письмо относится ко второму эпизоду его попадания в госпиталь – 12.05.59. Прим. автора.)

А уже в октябре 1957 г. приказ бесстрастно фиксирует: «Числить прибывшими 24.10.57 года, как ниже указано: матрос Рубцов Н.М. с гауптвахты». Тот не служил в армии и флоте, кто не побывал на губе. Вполне заурядное наказание за флотские шалости.

Два года службы во флоте закалили характер Рубцова, а 1 мая 1957 г. состоялась его первая газетная публикация стихотворения «Май пришёл» в газете «На страже Заполярья». Служба же на эскадренном миноносце шла своим чередом.

В апреле 1958 года приказом командира войсковой части 62656 наряду с другими матросами (например, Г.П. Фокиным – речь о нём пойдёт далее) матрос Рубцов Н.М. получает классификационный билет и значок ГТО (готов к труду и обороне) первой ступени. Для матроса это была серьёзная награда, которая подтверждала хорошие кондиции человека в спорте и отражала уровень его великолепного здоровья. Далеко не все могли получить значок ГТО первой ступени.

В апреле 1958 г. матросу Рубцову объявляется отпуск сроком на 51 сутки. (Проводит его Николай у брата Альберта в Приютино. Прим. автора.) 14 июня 1958 г. согласно приказа Рубцов числится прибывшим в свою часть из отпуска.

30 декабря 1958 г. согласно приказа №371 о недостатке вещевого имущества и наказании виновных с матросом Рубцовым произошла неприятность – пропали яловые сапоги, которые он хранил не в рундуке, а под рундуком (возможно, просушивал. Прим. автора.) Но спасибо командиру корабля капитану III ранга И. Капитанцу – стоимость сапог на сумму 115 рублей 50 копеек была списана за счёт государства.

В последний год службы Рубцов становится старшим матросом (ему присваивается это звание). В госпиталь 12 мая 1959 г. убывает уже старший матрос Рубцов (по-армейскому – ефрейтор. Прим. автора.).

И вот интереснейшие приказы: от 30 августа 1959 г. – считать убывшими в командировку 10 матросов эсминца (в том числе и Рубцова), и приказ от 22 октября 1959 г. – считать прибывшими из командировки троих матросов (в том числе и старшего матроса Рубцова). С большой долей вероятности это и была командировка для «обслуживания» ядерного взрыва на Новой Земле, который Рубцов наблюдал с моря.

Есть мнение, что по этой причине будущий великий поэт начал рано лысеть, но если посмотреть на фотографии Альберта, старшего брата Рубцова, того периода, то и он уже «шелестел остатками волос». Правда, до конца здесь исключать ничего нельзя.

Уже на следующий день приказ №370 от 23 октября 1959 г. увольняет Рубцова Николая Михайловича, старшего матроса, дальномерщика в запас. Убыл матрос в распоряжение Всеволожского райвоенкомата. К брату Альберту выписал Николай проездные документы, получив на дорогу 3 суток. Несколько ранее старший матрос Рубцов Н.М., визирщик, был выведен за штат.

Завершилась «морская» дорога поэта. Больше он не вернётся на море. А в конце этой главы хочется назвать поимённо капитанов эсминца «Острый» во время службы Рубцова Н.М. В разные годы ими числились:

К.Ф. Морозов, капитан III ранга (1956 – нач. 1958 гг.);

В.М. Гринчук, капитан III ранга (1958 г.);

И.М. Капитанец, капитан III ранга (конец 1958 – 1959 гг.)

 

Долго ещё носил поэт Николай Рубцов тельняшки, как память о флоте, красивую и практичную. А некоторые флотские привычки ещё долго сопровождали его по жизни.

Да и Северный флот не простился с именем Николая Рубцова. Один из разъездных катеров флота, которые обычно не имеют названий в 2006 г., по ходатайству губернатора Вологодской области В.М. Позгалёва, стал носить имя «Николай Рубцов».

В составе Северного флота катер находится с 1998 г. длина его 24 метра, ширина – 5 метров. Катер «Николай Рубцов» может перевозить до 50 тонн груза. Экипаж – 4 человека (мичман и три матроса). Суда подобного типа – это трудяги по обеспечению различными грузами больших кораблей. Разъездные катера развозят также грузы военного назначения по всему Кольскому полуострову, и тысячи людей видят название корабля.

Итак, служба «Николая Рубцова» на Северном флоте успешно продолжается. И очень хорошо, что моряки не забывают поэтов.

  

Приложение к Главе I

Тактико-технические данные эскадренного миноносца «Острый»

и военных специальностей матроса Рубцова Н.М.

 

Что же из себя представлял корабль, на котором служил будущий поэт? Эскадренные миноносцы проекта «Мина 30 бис» были весьма грозными кораблями. В середине 50-х годов ХХ века около 20 кораблей этого типа носили имена на букву «О»: «Осторожный», «Отчаянный», «Ответственный» и «Острый», на котором и проходил службу Николай Рубцов. Эти миноносцы сопровождали в дальних походах эскадры (отсюда – эскадренный миноносец).

(Внешний вид корабля «Острый» сохранился в фотографиях Рубцовского фонда №51 ГАВО (Государственный архив Вологодской области). Видимо, втайне от командования матросы фотографировали корабли этого класса на рейде и в море. Эти фотографии никогда не публиковались. Наверное, и показывать их друзьям Рубцову было в те годы небезопасно. (Можно было получить очень серьёзные неприятности как за разглашение государственной тайны. Прим. автора.)

Это были многоцелевые боевые единицы. Судите сами: около 400 человек экипажа, водоизмещение - 3000 тонн, длина - 120 метров, осадка в воде – 6 метров, скорость хода – 38 узлов. Две главных башни с 4 130-мм. орудиями, 2 100-мм. орудия, 6 установок «В-11» - это спаренные 37-мм. пушки, 2 пятитрубных торпедных аппарата. Очень сильное вооружение для борьбы с подводными лодками. Эти корабли несли на борту много мин.

Глазами и ушами всей этой боевой мощи были дальномеры (приборы для замера расстояния до цели). Они обслуживали центральную систему стрельбы. Этот серьёзный и тяжёлый прибор обслуживали 3-4 человека. Служба Николая Рубцова на эскадренном миноносце «Острый» и была связана с дальномером. И, видимо, по должности он дослужился до главного наводчика одного из двух дальномеров корабля. Это была серьёзная военная специальность поэта.

«Визирщик» - смежная военная специальность Н.М. Рубцова. Визир – это оптический прибор, являющийся вспомогательным средством поиска и обнаружения морских, воздушных и береговых целей для наведения дальномеров, а также корректировки артиллерийского огня.

(Сведениями о кораблях поделился с автором капитан-лейтенант, командир подводной лодки В.А. Носов. Цифровые данные взяты из военно-морского словаря. Прим. автора.)

 

 

Глава II.

Начало литературной деятельности Н.М.Рубцова в Заполярье.

(Неизвестные факты по архивным материалам. )

 

          В этой главе автор не претендует на бесспорное раскрытие темы. Рубцов  слишком многогранен в литературной жизни, даже в начале поэтической карьеры. Он, по каким  то причинам, не делился ни с кем некоторыми фактами своей творческой биографии. Лишь архивные документы смогли прояснить её. Вырезки из газет, черновики, письма, записные книжки, машинописные материалы, связанные с творчеством поэт хранил в своём архиве и после смерти они стали   достоянием исследователей. Надо отметить, что работ, посвящённых литературной деятельности матроса Рубцова на Северном флоте не много. Из- за недостатка информации они грешат неточностями и схематичностью.  Исключение составляет  статья В.Е.Кузнецовой, опубликованная в альманахе «Наука и бизнес на Мурмане. Рубцовский форум». Валентина Евгеньевна очень интересно и полно раскрыла деятельность литературного объединения  при газете « На страже Заполярья»  ещё в докладе на Рубцовских чтениях в г. Тотьме летом 2008г. Она провела ценную поисковую и архивную работу  по уточнению роли  в лито матроса Рубцова. Подобную работу в Вологодском областном государственном архиве (ГАВО) провёл и автор этой статьи. Позвольте сначала маленькое отступление. Работать с Рубцовским фондом должен человек подготовленный, интересующийся поэзией Рубцова и его жизнью. Только тогда возможны какие-то открытия в «мире поэта». Очень правильно, что Союз писателей России (Вологодское отделение) даёт индивидуальные разрешения на работу с документами  Рубцова в ГАВО. Несведующий исследователь, во- первых, не разберётся в хитросплетениях документов, а, во-вторых, почти наверняка придёт к поверхностным умозаключениям. Архив – это те документы и произведения, которые сам поэт не хотел видеть опубликованными. Поэтому работать с ними необходимо  вдумчиво, деликатно, со знанием дела. Заниматься архивом Рубцова должны в первую очередь филологи; много вариантов известных стихов  предлагают исследователям  рукописи и машинописи поэта. Однако, есть факты, мимо которых пройдёт литературовед, но которые являются крупицами золота для историка литературы, исследователя, который занимается  творчеством и биографией поэта. Как известно, у Рубцова они сильно переплелись. Изучая архив, можно поспорить и со стереотипами, сопровождающими творчество  поэта, и найти новые неизвестные факты творческой биографии. Иногда самая   маленькая деталь способна помочь раскрыть неизвестные страницы жизни  Н.М.Рубцова. Замалчивание фактов или их подгонка под  идеальный образ человека и поэта Рубцова идёт только во вред истории русской поэзии и создаёт среду для пересудов среди недоброжелателей поэта. Любите Рубцова, будьте объективны, по крайней мере , старайтесь не проходить мимо фактов и не игнорировать их, давайте оценку, но в духе любви к поэту, и к его творческому наследию.

 

          Новые, интересные факты удалось  обнаружить в  личном фонде  поэта  №51, дело №382. По какой-то причине, они прошли мимо внимания рубцововедов, ранее работавших в архиве. Однако, присуждение  флотскому поэту Рубцову 3-ей премии в конкурсе на лучшее литературное произведение  в честь 25-летия Северного флота, факт не рядовой в его биографии, а материал, требующий выводов и размышлений. Эта премия – первое признание  литературного таланта поэта. Что интересно, считалось, что Рубцов никогда не получал  никаких премий, наград, поощрений, кроме почитания поклонников поэзии, конечно. А тут - начало творческого пути и явный признанный успех. Николай Рубцов, по-видимому, никому не рассказывал и не писал об этом факте биографии. Сумма премии в 400  руб. (деньги  до реформы 1961г.) была вполне приличной, тем более для моряка- срочника. Скажем, в Ленинграде, на  заводе, Рубцов зарабатывал 700 руб. в месяц (письмо В.Сафонову от 1960г.) Даже закрадывается  сомнение, а получил ли Николай эти деньги. Но эти сведения из газетной вырезки, которую сам поэт хранил в личном архиве. Значит, это было памятное для него событие и лишь природная скромность не позволяла  тиражировать этот успех. Даты на газетной вырезке нет, но привязка  по времени – явная, 25-летие Северного флота. Напомню, что флот создан в 1937г. на базе Северной военной флотилии, сформированной в 1933г., т.е. 25-летие СФ отмечалось в 1958г. Думаю, с более точными датами смогут разобраться мурманские рубцововеды.

 

          Важно то,  что I  место в конкурсе не присуждалось ни по одной заявленной номинации, в том числе и по поэзии. Значит, фактически Рубцов занял  2-ое место в  творческом соревновании поэтов  Северного флота. Процитируем выдержки из газетной  статьи, ставшей  архивным документом: «…Третью премию в размере 400 руб.- матросу Н. Рубцову за стихотворения  «Сердце героя», «Шторм», опубликованных 12 июля  и стихотворение «В походе», опубликованное 26 июня. … Наиболее активное участие в конкурсе приняли поэты. Жюри рассмотрело более 200 стихотворений. …Третьей премии удостоен матрос Н.Рубцов за стихотворение «Сердце героя» и стихи «Шторм» и «В походе». Н. Рубцов – способный поэт. Он серьёзно и  вдумчиво подходит  к решению каждой темы, тщательно работает над своими стихами, внимательно прислушивается к замечаниям и советам товарищей по литературному объединению. Результатом этого явился значительный рост поэтического мастерства Н. Рубцова… .» Этот документ позволяет заявить , что даже  в начале своей поэтической работы  творчество  поэта Рубцова оценивалось довольно высоко. Он стал в среде флотских  поэтов заметной фигурой с огромным творческим потенциалом. Многое говорит за то, что  флотский поэт, матрос Рубцов, заставил потесниться в поэтическом ряду  признанных певцов моря.

 

          Вот ещё одна архивная вырезка из газеты «На страже Заполярья» (ф.51, оп.1, д.381) - «Первая заявка» автор Николай Панов. Это рецензия на литературный сборник « На страже Родины любимой» (Политуправление СФ, 1958г.). Рубцов в ней отмечен одной фразой: «Поэтичны стихи матроса Рубцова.». Без разбора плюсов  и минусов поэтики, как у некоторых других авторов сборника. Это тоже не плохая  официальная  оценка  в начале творческого пути. Есть в музее села  Никольское  и достаточно  критический отзыв о стихах  молодого поэта  Рубцова, датированный 26 декабря 1958г. из газеты «Комсомолец Заполярья» г. Мурманска. Сотрудник газеты пишет о красивостях, стилистических ошибках в стихах поэта, об отдельных его удачах. Об этом можно прочитать в книге В.С.Белкова «100 историй о Рубцове». Что же, не только розы, но и шипы встречаются на поэтическом поприще. 

 

          Хотелось бы привести ещё несколько малоизвестных фактов из жизни литературного объединения Северного флота. Валентин Сафонов в газете «Советская Россия» (январь 1986г.) вспоминает о двухдневном семинаре литобъединения с участием критика  Андрея Туркова. «Отчёт о семинаре  газета публиковала со снимками. На одном из них участники лито сгрудились возле классной доски, завешенной полотнищами с текстами стихов. Самый внимательный читатель, если верить мгновению, запечатлённому объективом - Коля Рубцов. Ребята не позировали, даже не подозревали, что их фотографируют, и, потому естественны, не приукрашены. Вот этот мартовский семинар и положил начало таким отношениям между нами, которые я решаюсь назвать  дружбой.»

 

          Н.М.Коняев в книге «Николай Рубцов», М.,2006г., приводит (правда, без указания номера газеты «На страже Заполярья») тот факт, что стихи  старшего матроса Рубцова (а это говорит о конце службы поэта)разбирались на лито. С флотскими поэтами беседовал З.Я. Штейман. «Речь шла о поэтическом мастерстве, о борьбе за образность и действенность стихов, о точности словоупотребления, о необходимости высокого душевного накала при создании каждого произведения и большой требовательности к себе – требовательности в  свете решений Коммунистической  партии».

 

          Всё вроде бы верно, но вот как сам Рубцов оценивал  своё флотское творчество в письме Герману Гоппе (приблизительно 1960г.) из архива Веры Коротаевой, публикация  В.Н. Баракова («Красный Север», 20 октября 2005г.): «Вы говорите  стихи очень традиционны. Согласен.  Но этот грех наполовину – не мой.  Когда-то, читая стихи в газетах, я убедился и был убеждён до последнего времени, что кроме поэзии, так называемой «ура- патриотической»,   у нас никакая поэзия не принимается. Позднее я стал печататься в газете «На страже Заполярья» - газете Северного флота. Там я уж на себе испытал, что значит быть связанным строго  заданными темами, не допускающими, так сказать, художественной самодеятельности: «Люблю море», «Хорошо служить на корабле», «Стучат сердца как у героев», «Готов в строй», «Любовь помогает служить моряку». Все авторы изощряются в выискивании оригинальных деталей, но , главная мысль всё- равно не оригинальна, поскольку она - газетная, казённая, как матросская шинель, выданная под расписку. Не только там, и в некоторых других газетах шаблон, казёнщина, можно сказать, узаконивается. После каждого, напечатанного в такой газете стихотворения, можно говорить другу: «Поздравь меня с законным браком.»

 

          Хочется также привести выдержку  из неопубликованного письма критика Валерия Дементьева поэту Сергею Чухину. Критик пишет поэту, что в некоторых его стихах «… Нет места для сопереживания, а следовательно, нет и моего соучастия. Нет «тайны» как однажды сказал Николай Рубцов. Вот почему он не очень то любил  свои ранние тралфлотовские стихи.» (Видимо, Дементьев имел в виду весь морской цикл Рубцова. Прим. авт. ст.) Возможно, в этом письме и в оценках самого Рубцова, ставших известными только в последнее время кроется загадка забытой и  неупоминаемой   премии в честь 25-летия СФ. Возможно, и сам Рубцов понимал, что настоящим поэтом он стал намного позднее, когда иные темы и другая поэтика захватили его.

 

          С течением времени, углубляясь в биографию и творчество Н.М. Рубцова, все чаще приходит мысль о том, что доверять воспоминаниям и даже авторитетам  в рубцовововедении надо крайне осторожно. Особенно  если исследователь ссылается на воспоминания, доказывая что-то свое. Лишь критический подход, перепроверка  по другим источникам, только факты, архивные документы, причем просмотренные лично, дают уверенность в истине по Рубцову. Много встречается замалчиваний, много примеров редактирования  любимого поэта в сторону подгонки под тот образ, который рисуется в воображении исследователя. Это можно понять. Рубцовым увлекаются люди  неравнодушные к нему, любящие его поэзию и переносящие эту любовь и на личность поэта. Но история, в том числе и история литературы нуждается в объективности. В этом смысле от ошибок, неточных знаний, неполных сведений не застрахован никто. В.С.Белков в книге «Сто историй о Рубцове», в зарисовке «Не увенчан» пишет: «Слава Богу, что Рубцов никогда не был никаким лауреатом, не получал премий и наград… В конце концов, решил я, должен же быть хоть один великий писатель не увенчанный и бедный.» В этом Вячеслав Сергеевич оказался не совсем прав по фактам, хотя по духу  пожалуй… К сожалению, память подводит и Г. П. Фокина ( флотского друга Рубцова) члена СП России, живущего в городе Находка Приморского края. Геннадий Петрович оторван  от рубцовских архивов, ему сложно  уточнять свои воспоминания. Отсюда и невольные ошибочные факты в своей книге «Николай Рубцов. Малоизвестные страницы биографии», М, 2009г. приводит М.А Полётова, пересказывая случай, произошедший с матросами Рубцовым и Фокиным, от лица последнего. Конечно, гонорар в 400 рублей за стихи начинающим поэтам  флотская газета не могла выплачивать. Вспомним гонорары, которые получал Н.Рубцов в Вологодских  районных газетах в начале 60-х гг. и процитируем письмо поэта В.Сафонову из Ленинграда, датированное 2 июля 1960г. («Воспоминания о Рубцове», Архангельск, 1983г. , стр. 299 ) «Получил вчера из Вашей  газеты перевод 19-рублёвый (1руб.90 коп. после денежной реформы 1961г., прим. автора) мне интересно узнать, что это за миниатюра такая была напечатана в газете». Сафонов работал как раз в газете «На страже Заполярья». Хочется ещё раз уточнить и то, что первый доброжелательный отзыв- напутствие матросу Рубцову «Доброго пути, Николай Рубцов» был опубликован 23 марта 1958г. в г. «На страже Заполярья». Автором его был матрос Г.Фокин. Из книги М.А. Полётовой (рассказ по воспоминаниям С.А.Панкратова , стр. 82-83 упоминаемого издания) «Почти все члены литературного объединения  в дальнейшем стали членами Союза Писателей СССР.  Способные все были… Рубцов тогда не был заметен, будучи на третьих  ролях. Но самое главное, что он прикоснулся ко всему этому и то, что было в нём заложено стало развиваться… На занятиях вырабатывался литературный вкус…) Согласен, но не со всем. То, что Н. Рубцов был не заметен и на третьих ролях, автор статьи  и пытался оспорить архивными данными.

 

 

Глава III.

К вопросу о первой (газетной) публикации Николая Рубцова на Севере

 

            Надо сказать, что вопрос о первой публикации поэта далеко не закрыт. У автора статьи есть некоторые данные, позволяющие предположить, что первое стихотворение могло быть опубликовано Рубцовым в газете Тралового флота в 1952 г. или в газете «Кировец» Кировского рудника комбината «Апатит» в городе Кировске Мурманской области.

            Не вызывает сомнения, что стихи студента Рубцова публиковались в техникумовских стенных газетах в Тотьме и Кировске. Одно такое стихотворение приводит В.Д. Зинченко в трёхтомном собрании сочинений Н.М. Рубцова, вышедшем под её редакцией.

            О втором стихотворении кировского периода Николая Рубцова вспоминают однокурсники. Начиналось оно так:

            «Две подружки, две болтушки…»

 

            Но стенгазета не сохранилась, и дальнейшее содержание забылось.

            Давайте попробуем разобраться с этим вопросом по материалам, доступным на сегодняшний день. Итак, первая известная публикация стихотворения флотского поэта Рубцова состоялась 1 мая 1957 г. в газете «На страже Заполярья» Северного флота. Стихотворение называлось «Май пришёл» и являлось вариантом известного стихотворения «Весна на море».

            А теперь, к сожалению, о неточностях по незнанию и инерции. В.Д. Зинченко в наиболее полном на сегодняшний день собрании сочинений Рубцова (издательство «Терра», М., 2000 г.) в примечаниях Т1, стр. 312 пишет об этом стихотворении как об опубликованном 5 мая 1957 г.

            По-видимому, неточность этого авторитетного издания тиражируют в своих книгах и некоторые другие исследователи биографии и творчества Рубцова:

В. Сорокажердиев «Здесь ясен горизонт», Мурманск, 2007, С. 232.

Ю. Кириенко-Малюгин «Николай Рубцов. И пусть стихов серебряные струны», М., 2002, С. 59.

А. Быков «И золотое имя Таня», Вологда, 2009, С. 89.

Н. Ефремов сборник «На вершине земли Кольской. Рубцовские чтения в Мурманской области», Апатиты, 2006.

В.Е. Кузнецова в уже упоминаемой статье о литературном объединении «Полярное сияние» правильно утверждает, что публикации  Рубцова в номере газеты «На страже Заполярья» от 5 мая 1957 г. нет. Но в свою очередь делает неправильные выводы о первой публикации Рубцова 5 января 1958 г. (Стихотворение «Матери»). (Надо заметить, что выводы статьи Кузнецовой опровергнуты её же дальнейшей архивной работой, и дата первой публикации Рубцова - 1 мая 1957 г. - документально ею доказана.)

Автор статьи в правильной дате первой рубцовской публикации не сомневался никогда. И вот почему. В.Д. Зинченко в примечаниях к 3-му тому упомянутого собрания сочинений Рубцова стихотворение «Май пришёл» уже датирует верно – 1 мая 1957 г. (Это как-то не замечалось исследователями.)

Скрепя сердце, должен сослаться и на книгу Людмилы Д. «Всё вещало нам грозную драму», Вельск, 2001, С. 158, где она пишет о первой публикации Рубцова именно 1 мая. Упоминает также о первом его незабываемом гонораре, якобы по рассказу самого поэта.

Отталкиваясь от названия и содержания стихотворения, можно также сделать кое-какие выводы. «Май пришёл» - так говорили не только о месяце, так говорили и об официальном государственном празднике в советское время – 1 мая, День международной солидарности трудящихся. Хотя в последней строфе Рубцов употребляет клише советского праздника («Праздник счастья и труда»), возможно, стихотворение задумывалось поэтом как лирическое, посвящённое реальному приходу весны в Заполярье.

И ещё важно то, что стихи, пусть посвящённые формально Первомаю, не могли  быть опубликованы после праздника – 5 мая. За такими казусами зорко следили идеологические отделы партийных органов.

И вот ещё на что следует обратить внимание: литературное объединение Северного флота организационно оформилось лишь 5-9 июля 1957 г., а это говорит о том, что стихи Рубцов опубликовал до вступления в лито. И, может быть, эти неплохие стихи, наряду с другими стихами флотских поэтов и послужили поводом и причиной образования литературного объединения и начала его плодотворной работы.

 

 

Глава IV

Неизвестные архивные и иные материалы темы Рубцов и Северный флот.

 

Поэт Николай Рубцов продолжает преподносить загадки и сюрпризы исследователям его биографии и творчества. Наверное, каждый штришок важен в собирании мозаики его жизни и поэзии. Огромную работу провёл Н.Т. Ефремов – руководитель Рубцовских чтений в г. Апатиты Мурманской области по систематизации всего написанного Рубцовым за Полярным кругом.

Морской цикл поэта был объединён им в отдельную книгу стихов. Ксерокопии публикаций поэта в заполярных газетах прислала автору статьи В.Е. Кузнецова. Что очень важно для раскрытия темы.

Например, в ГАВО (фонд №51, опись 1, д. 348) газетная вырезка стихов «Деревенские ночи». Автором, Николаем Рубцовым ручкой изменены некоторые слова и поставлена дата: 1957 г.

У В.Д. Зинченко Т.1 С. 307 (примечания) указана газета «Комсомолец Заполярья» от 16 мая 1958 г. Это стихотворение Рубцовым публиковалось и позднее, скажем, в г. Всеволожске. Но по характерному оформлению названия стало понятно, что архивная газетная вырезка и присланная В. Кузнецовой ксерокопия – это одно и то же, т.е. публикация в «Комсомольце Заполярья». Остаётся ещё раз уточнить дату.

Это маленький пример сотрудничества людей в Рубцовском пространстве. Автор статьи считает, что необходимо опубликовать все стихи флотского поэта Рубцова, в том числе и о коммунизме, Ленине, написанные в Мурманске и Североморске. Они не вошли в книгу Н.Т. Ефремова. Это, конечно, не лучшие стихи поэта, но без них, скорее всего, не смогли бы состояться публикации других стихов поэта.

К чести Рубцова он никогда в свои сборники подобные «шедевры» не ставил. Но ради исторической и литературоведческой правды с комментариями печатать их необходимо.

В ГАВО нашлось и одно неизвестное стихотворение такого толка Н.М. Рубцова. Оно как-то потерялось и не было опубликовано в самых полных изданиях стихов В.Д. Зинченко и М.В. Сурова.

ГАВО, фонд №51, оп. 1, д. 348 (архивный документ):

 

Слава партии

 

Коммунизм возводить на Земле нам!

С ходом жизни, с временем в лад

Вновь направил партийный Пленум

Наши помыслы и дела.

 

Что с трибуны сказано было, -

Стало силой сердец и воль,

Стало мощной движущей силой

В буднях Родины трудовой!

 

Пусть над нами шумят знамёна,

Пусть работой гудит каждый час.

Слава партии, неуклонно

К коммунизму ведущей нас.

 

Старший матрос Н. Рубцов

 

А это значит, что стихи относятся приблизительно к началу 1959 г.

 

Для понимания того, как сам Рубцов и матросы эскадренного миноносца «Острый» относились к подобному вынужденному творчеству, процитирую письмо Г.П. Фокина автору статьи от января 2010 г.: «В нашем кубрике, на юте нашего эсминца, где и жили кочегары и машинисты из БЧ-5, Коля бывал часто, брал гитару или гармошку и, сидя на рундуке, начинал петь. Это были песни, нам незнакомые, только потом я понял, что пел он Есенина, и свои стихи, и ещё какие-то. Но вот частушки, все сразу запоминали, я их помню до сих пор:

 

Июньский пленум, июньский пленум,

Ты наш оплот,

Хорошим сеном,

Мы кормим флот!

 

Это был своеобразный отклик на состоявшийся Пленум ЦК КПСС, обсуждавший вопросы снабжения армии и флота продуктами сельского хозяйства. Петь такое было чревато последствиями, но, вроде, обошлось, стукачей в кубрике не нашлось».

О дружбе североморцев-моряков, членов лито «Полярное сияние» говорят никогда не публиковавшиеся архивные документы из ГАВО. Думаю, для читателей, особенно северян, они будут интересны и важны. Давайте только не забывать, что флотские поэты никак не рассчитывали увидеть их опубликованными.

 

Ф. 51, оп. 1, д. 447

Альманах «Полярное сияние» №1, С. 28 автограф В.И. Сафонова: «Коле, другу и поэту на память о дружбе флотской. Валька. 22 III. 59 г.».

 

Ф. 51, оп. 1, д. 448.

«Полярное сияние» №2. Стихи Аркадия Мееровича «Есть» и по стихам надпись: «Кольке Рубцову, моряку и поэту в знак уважения сердечного. Это Арк. Меерович. 18. Х. 59 г. Североморск».

(Кстати, Аркадий Меерович получил поощрительную премию в конкурсе поэтов в честь 25-летия Северного флота.)

 

Ф. 51, оп. 1, д. 448.

«Полярное сияние» №2, С. 22.

«Нам с тобою жалко

Расставаться.

Жалко, чёрт побери!

Сегодня последний наш

Общий вечер.

Последний, когда ты во флотской форме.

Сегодня мы расстаёмся

Но мы встретимся

Ещё раз

Обязательно

Встретимся, потому что оба

Верим в это, хотим этого!

Вот и всё

Жму лапу

Крепко, крепко

Родной мой Колька

 

В. Сафонов

18.Х.59 г.»

 

Итак, во время службы на Северном флоте матрос Рубцов печатался в следующих изданиях: «На страже Заполярья» (Североморск), «Рыбный Мурман», «Комсомолец Заполярья», «Советский флот» (Мурманск), журнал «Советский моряк» (?), альманах «Полярное сияние» №2, 1959 г., коллективный сборник «На страже Родины любимой» (Политуправление Северного флота, 1958 г.)

Это было время становления Николая Рубцова как поэта, помимо этого он возмужал и физически, получил друзей на всю оставшуюся жизнь и очень продвинулся в поэтическом мастерстве.

Северный флот явился своеобразной школой для будущего национального поэта России. Николай Рубцов за время службы написал немало прекрасных стихов, может быть, мало оценённых, в силу их морской тематики и специфики.

Лишь позже, уйдя в своём творчестве от частностей, он смог признаться в своей пронзительной любви к России и стать её гениальным певцом.

 

Л. Вересов,

член Союза писателей-краеведов Вологодской области

 


 

Материал предоставлен автором

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх