На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ОЧЕРКИ, ЗАМЕТКИ, МЕМУАРЫ

Леонид ВЕРЕСОВ,

зам.председателя Вологодского Союза писателей-краеведов

Проблемы публикации творческого наследия Н.М. Рубцова (Ещё раз к вопросу о «добром кресте» и «зелёных цветах» поэта)

 

Истина рождается в муках, в поисках и сомнениях. Но если не ставить вопросы ответов не будет. В предыдущей статье о необходимости защиты творческого наследия Н.М.Рубцова [1] автором высказывалась просьба к тем, кто имеет рукописный или машинописный прижизненный вариант строки Рубцова «Каждому на Руси  - памятник  добрый крест!», познакомить с ним исследователей творчества поэта. Скажу сразу, пишущий эти строки и обнаружил  данный вариант строки там, где он никак не должен был находиться. Отмечу, что не отрекаюсь ни от одного утверждения в ранее написанном материале. Существо рубцововедения как раз и заключается  не только в выводах (которые  в отношении  поэта Николая Рубцова не могут быть категоричными  и окончательными), но и в самом процессе поисков и находок, которые необходимо ввести в научный оборот и далее заниматься их анализом и комментариями.                                                         

 

В архиве Вологодского  государственного  музея-заповедника [2] хранится  папка с машинописью сборника стихов Н.М.Рубцова «Зелёные  цветы». Она датируется 1970 годом, но содержит  листы, отпечатанные на машинке, разных периодов творчества поэта и является первоначальным вариантом сборника, который  поэт Рубцов отправлял в издательство «Советская Россия» редактору и поэту  В. М. Ермакову для работы корректора,  художника и редактора будущей книги. Дадим краткое описание того, что содержит в  себе эта папка и её вложения. Прежде всего, зафиксируем  надписи на ней. Слева – «В. Ермакову» и справа - «2й экземпляр для художника»  (т.е. содержимым  этой папки мог пользоваться художник будущей книги  «Зелёные цветы» Игорь Снегур  для получения представления о том, какой должна быть обложка книги и иллюстрации  в ней). Это важно ещё и потому, что видимо, существовала  некая первая папка для редактора Валентина  Ермакова, но это мог быть и единственный вариант машинописи будущего сборника для всех участвующих  в создании книги стихов Николая Рубцова «Зелёные цветы». (По всей вероятности, какая - то другая папка всё же существовала, что следует из воспоминаний  А.С. Кузьмичевского, который пишет о красной папке с названием "Бег времени летящий", так в издательстве хотели назвать книгу "Зелёные цветы". Полностью воспоминания приводятся далее) [3].

 

Что ещё обращает на себя внимание, когда держишь в руках листы машинописи  Рубцова? Разный формат листов, различный цвет (белый, жёлтый, серый), некоторые листы с автографом Рубцова или  сверху написано Н.Рубцов и далее стихотворение… Два стихотворения наклеены на лист бумаги. (В такую папку легко подбросить лист с нужным текстом. Вопрос  только кому это нужно и для какой цели? В те далёкие годы  такие цели не просматриваются отчётливо, и значит, весь комплекс документов, с названием «Зелёные цветы» может рассматриваться как оригинальный и достоверный). Эта папка поступила в архив ВГМЗ (Вологодского государственного музея – заповедника) в 2008 году от поэта, писателя, главного редактора журнала «Наш современник» С.Ю.Куняева. Вот конкретно судьбой этой папки и озаботимся. Станиславу Куняеву  было написано письмо с просьбой осветить события. Приводим его ответ на поставленные вопросы.

 

 

 

 

«Здравствуйте, Леонид Николаевич! Рукопись книги «Зелёные цветы» я получил в Калуге из рук поэта Валентина Ермакова и в конце 90-х годов, когда приезжал в Вологду получать Рубцовскую премию, вручил её губернатору области Позгалёву, чтобы он передал её в Литературный Вологодский музей, куда я, по-моему, в конце 80-х годов отдал три письма Николая Рубцова ко мне. Вот всё, что могу Вам сообщить. Кроме того, я передал в музей несколько копий своих писем Николаю. Что касается стихотворения со строкой «Душа хранит», то не помню, при каких обстоятельствах я имел к нему отношение. Давно же всё было…  Жду Вашей книги. Станислав Куняев».

 

Справедливости ради необходимо привести и неопубликованные воспоминания А.С. Кузь­ми­чев­ско­го, хранящиеся в архиве музея - заповедника г. Вологды, несколько иначе, трактующие события вокруг папки "Зелёные цветы":

 

«Когда в издательстве «Советская Россия», где я работал в отделе поэзии, готовилась к изданию книга Николая Рубцова «Видения на холме», неожиданно появился поэт Валентин Ермаков. Он до меня работал в этом отделе и редактировал книгу стихотворений Николая Рубцова «Зелёные цветы». Ермаков сказал, что у него сохранился второй экземпляр рукописи и несколько писем Н. Рубцова. У меня появилось желание как-то использовать рукопись и письма. Ермаков привёз красную твёрдую папку с названием «Бег времени летящий» (так в издательстве хотели назвать книгу, как пояснил Ермаков). В папке оказались вторые экземпляры стихотворений и четыре письма – оригиналы Рубцова. Мне захотелось издать стихи Н. Рубцова в серии «Поэтическая Россия» и там опубликовать письма. Но потом наступили страшные времена. Мою должность сократили, осуществить своё желание не удалось. Наверно, потому решил передать письма главному редактору журнала «Наш современник» другу Рубцова - С.Ю. Куняеву, чтобы они увидели свет и дошли до любителей творчества Н. Рубцова». А.С. Кузьмический.

 

Из письма С.Ю.Куняева и воспоминаний А.С.Кузьмичевского можно сделать вывод о том, что папка «Зелёные цветы» с разрозненными листами машинописи является подлинной, полученной, так или иначе, из рук редактора книги В.М.Ермакова.  Важно ещё раз подчеркнуть, что была вторая красная твёрдая папка «Зелёных цветов» под названием «Бег времени летящий». Надо надеяться, что в будущем, когда она окажется в распоряжении исследователей, возникнет необходимость сравнить её содержание с той папкой «Зелёные цветы», которая хранится в архиве Вологодского музея-заповедника. И сделать более полные и, может быть, окончательные выводы о сборнике стихов Н.М. Рубцова «Зелёные цветы». Надеюсь, они не будут слишком отличаться от тех выводов, к которым пришёл автор данного материала в статьях о последнем сборнике Николая Рубцова, подготовленном им и вышедшем через три месяца после его трагической гибели.

 

Подлинной является и машинопись  стихотворения «В жарком тумане дня» под заголовком «Плыть плыть» с редакцией  последней строки «Каждому на Руси - памятник добрый крест!». Но говорить что это безусловная и единственная воля поэта рано.  Попытаемся более подробно проанализировать содержание папки "Зелёные цветы".

 

Бумага листа 17, на котором печатается стихотворение "Плыть плыть", жёлтая [4]. Видимо Рубцов взял для сборника один из своих старых вариантов стихотворения и вставил его в папку «Зелёные цветы». Перепечатать стихи набело ещё раз у поэта не было возможности. Старые же варианты (черновики, машинопись) были под рукой в архиве поэта. Ими он и воспользовался, соединив листы в будущий макет книги, над которым надо было работать ему самому и редактору. Как пример лист 78, очень жёлтый, старый. Вверху напечатано «Н.Рубцов. Из лирической тетради».  Надпись зачёркнута, ибо стихотворение «Судьба», напечатанное на листе, предназначалось уже в совершенно другой сборник. Некоторые листы пронумерованы своей, уже утратившей нужность для этого сборника нумерацией. На странице 99 напечатано стихотворение «Над вечным покоем». Вверху машинописи автограф поэта. То же на странице 105 (стихотворение «Скачет ли свадьба»). Автограф явно указывает, что когда - то поэт Рубцов хотел отправить эти листы для печати.

 

На странице 108 напечатано стихотворение «Сельский вечер» и написано (вероятно, рукой поэта),  что это вариант стихотворения «Ферапонтово». Вот и тема для исследования рубцововедов! Доказывайте, так ли это, как историки литературы или как литературоведы. Эти автографы Н.М.Рубцова, цифры, проставленные его рукой, доказывают, что листы из разных подборок видимо разных лет. Бумага листов машинописи разная по качеству, формату, желтизне, сероватости и степени изношенности. Ещё одной особенностью папки является то, что некоторых стихов, напечатанных на вложенных в неё листах, нет в оглавлении. Рубцов произвольно добавлял новые произведения редактору Ермакову  для сборника. Хотя, может быть, и сам редактор, имея свои предпочтения в стихах поэта Рубцова, что - то дополнял. Не будем забывать, что Валентин Ермаков тоже был поэтом... Всё вместе это показывает служебный, рабочий характер папки машинописных листов, озаглавленной "Зелёные цветы". В папку вложено оглавление, но в это оглавление не вошло изрядное количество стихов из папки. Например, стихотворение "Тост" страница 109, «У размытой дороги» стр. 113, "В твоих глазах" страница 119. 

 

Ценна машинопись и тем, что некоторые листы со стихами имеют дату написания этой редакции стихотворения. Так на стр.134 " Что вспомню я" 25.01.69., на стр.136 "Я переписывать не стану" 28.07.64.,на стр.133 "Сибирь как будто не Сибирь" май 1966. Стихотворение "Поезд" присутствует в папке в двух экземплярах (одно в начале папки другое в конце на стр.142). На страницах 143 - 144 наклеены стихи "Ласточка" и "Ночное ощущение" (об этом вынужденном "кощунстве" над стихами поэта читайте в письме Валентина Ермакова Александру Романову) [5] из прижизненных книг Н.М.Рубцова или журналов. В качестве наглядного материала приводятся фотографии двух стихотворений Рубцова из рассматриваемой папки.

 

 

Сейчас вы не найдёте в стихотворении "Зелёные цветы" строчки "И даже здесь мне что - то не хватает". Видите на листе из папки "Зелёные цветы" она исправлена так, как печатается сейчас во всех сборниках Рубцова - "И даже здесь чего - то не хватает" и есть подпись В.К. Лихановой редактора книги Николая Рубцова "Душа хранит, "которая и поправила эту строчку ещё в 1968 году в период подготовки книги к изданию. Исправлено Рубцовым и одно окончание в слове в стихотворении "Ферапонтово". В такой редакции стихотворение печатается сейчас повсеместно. Думается, в какой-то мере, подробный анализ содержимого папки соответствует цели данного материала о бережном отношении к наследию поэта Н.М.Рубцова. Будем учитывать, что поэт Николай Рубцов постоянно улучшал качество своих стихов, доходчивость образов и пробовал разные их варианты, изыскивая лучший в смысле воздействия на читателя.

 

Следующие факты останутся без комментариев. Они ярко иллюстрируют процесс подготовки книги и, если хотите,  отношение к Рубцову без особого пиетета. Книга "Зелёные цветы" состоит из 101 (ста одного) стихотворения. В папке из архива Вологодского музея-заповедника 79 (семьдесят девять) стихотворений, согласно содержанию. Из этого содержания 18 стихотворений в готовую книгу вообще не вошло. Это оглавление, конечно, было первым вариантом для дальнейшей работы над рукописью книги.

 

 

Ведь фактически в папке содержится много больше стихов, чем представлено в оглавлении, выполненном в печатном виде. Вся папка, включая оглавление, это рабочий материал будущей книги, так он и должен рассматриваться исследователями.

 

Итак, существует оглавление будущей книги в папке и стихотворение «Плыть, плыть» в нем присутствует. Но также необходимо ещё раз заострить внимание читателя на том, что некоторые стихи этого оглавления в изданную книгу «Зелёные цветы» не вошли. Это касается и стихотворения «Плыть, плыть». Таким образом, главным становится вопрос о творческом наследии поэта и выполнении его воли как автора стихов при их публикации. Но вопрос с волей поэта по поводу публикации своих стихов довольно сложный. Судите сами на нескольких примерах. Стихотворение "В кочегарке" печатается в настоящее время со следующей последней строфой:

 

Но не дуло. Я подумал:
«И не надо! Ерунда!»
И с таким работал жаром,
Будто отдан был приказ
Стать хорошим кочегаром
Мне, ушедшему в запас!

 

Но совершенно забыто, что в последней публикации поэта эта строфа звучит совсем по другому. [6]  

 

Ничего, что много пота,

Отблаженствуем во сне!

Вот лицо моей работы –

Пламя, белое, как снег.

 

А это имеет принципиальное значение т.к. в последней публикации поэт обобщает образ и как бы «зацикливает» стихотворение, начиная и заканчивая его одним и тем же образом "белого пламени." [7] В смысле поэзии так конечно интереснее. Посоветуйте, печатать или не печатать результат последней архивной находки автора данного материала, а именно первую строфу стихотворения "Октябрьские ветры," которая никогда не печаталась ранее, а была дописана поэтом Рубцовым специально для выступления по Вологодскому радио. В ГАВО, в фонде Вологодского радио это четверостишие только и сохранилось [8].

 

А вот ещё интереснейшая строчка стихотворения "Не надо не надо не надо" из архива Вологодского музея заповедника, благополучно забытая всеми. "Пусть Пушкина школьник читает и знает стихи наизусть". В ней практически третье обращение поэта Рубцова к имени Пушкина, после известного его четверостишия и строчки из стихотворения "Мой чинный двор зажат в заборы"  "Мой стиль, увы, несовершенный, но я ж не Пушкин я другой". Но нет, во всех абсолютно изданиях строка печатается только так - "Пусть школьник поэтов читает и знает стихи наизусть." Это тоже строка поэта Рубцова. Так какую же печатать?

 

 

Кто может абсолютно точно это сказать? Кто может ответить, почему стихотворение "Жалоба алкоголика" до сих пор в некоторых изданиях печатается как рубцовское стихотворение. Хотя давно уже доказано авторство Валентина Горшкова. Точно так же обстоит дело и со стихотворением "Огороды русские" Мары Гриезане.( С авторством данного стихотворения также не всё обстоит ясно. Стихотворение вполне может принадлежать перу другого поэта, приятеля Рубцова ещё со времён службы на Северном флоте, супруга М.Гриезане Юрия Влодова...). Кто скажет авторитетно и точно - печатать или нет второе четверостишие из стихотворения" Уединившись за оконцем" известное только из письма Рубцова руководителю семинара в Литературном институте поэту Сидоренко.

 

Уединившись за оконцем,

Я с головой ушел в труды! 

В окно закатывалось солнце, 

И влагой веяли пруды.

 

И вдруг являлся образ предка 

С холмов, забывших свой предел, 

Где он с торжественностью редкой 

В колокола, крестясь, гремел!

 

Как жизнь полна! Иду в рубашке, 

А ветер дышит все живей, 

Журчит вода, цветут ромашки, 

На них ложится тень ветвей.

 

И так счастливо реют годы, 

Как будто лебеди вдали 

На наши пастбища и воды 

Летят со всех сторон земли!

 

И снова в чистое оконце 

Покоить скромные труды 

Ко мне закатывалось солнце, 

И влагой веяли пруды...

 

О попытках прояснить ситуацию именно с этим стихотворением была написана целая статья. [9]  Но, факт есть факт, четверостишие не печатается, в этом случае, более чем вероятно, по воле автора. Известнейшее стихотворение "О Московском Кремле" сейчас печатается без 25-28 строк.

 

Бессмертное величие Кремля 

Невыразимо смертными словами! 

В твоей судьбе, — о, русская земля! — 

В твоей глуши с лесами и холмами,

  

Где смутной грустью веет старина, 

Где было все — смиренье и гордыня, — 

Навек слышна, навек озарена, 

Утверждена московская твердыня!

 

Мрачнее тучи грозный Иоанн 

Под ледяными взглядами боярства 

Здесь исцелял невзгоды государства, 

Скрывая боль своих душевных ран.

 

И смутно мне далекий слышен звон:

То скорбный он, то гневный и державный! 

Бежал отсюда сам Наполеон, 

Покрылся снегом путь его бесславный...

 

Да! Он земной! От пушек и ножа 

Здесь кровь лилась... Он грозной

                                                был твердыней! 

Пред ним склонялись мысли и душа, 

Как перед вечной русскою святыней.

 

Как, — посмотрите, — чуден этот вид! 

Остановитесь тихо в день воскресный — 

Ну, не мираж ли сказочно-небесный — 

Возник пред вами, реет и горит?

 

Как мирно флаг, поднявшийся в зенит, 

Весь осеняет Кремль золотоглавый! 

А по ночам, спокойно-величавый, 

Как мудро он молчание хранит!..

 

И я молюсь — о, русская земля! — 

Не на твои забытые иконы, 

Молюсь на лик священного Кремля 

И на его таинственные звоны...

 

Это заметил библиофил и рубцововед из города Дзержинска С.А.Першин. [10] Отметим только, что публикация данного стихотворения с этой строкой была не только в газете "Новый путь" посёлка Варнавино Горьковской области, но и в ряде других изданий уже Вологодской области. Кстати беловой автограф стихотворения "О Московском Кремле" с этой строкой хранится в архиве череповчанина С.А.Дмитриева. Почти с уверенностью можно сказать, что Н.М.Рубцов сам отказался от этого четверостишия, так как рифмы предыдущего четверостишия и рассматриваемой строфы совпадают. А такой расклад поэта вряд ли смог удовлетворить, ибо он был взыскателен к технической стороне своих стихов не менее, чем к содержательной. Но в трёх газетных публикациях оба эти четверостишия присутствуют. [11] Как по вашему, надо печатать это четверостишие впоследствии или нет? Совсем примечательный факт приметил С.А.Першин в стихотворении "По дрова" в той же Варнавинской газете, в публикации от10 июля 1969 года. [12]

 

ПО ДРОВА
 

Мимо изгороди шаткой,
Мимо разных мест
По дрова спешит лошадка
В Сиперово, в лес.

Дед Мороз идет навстречу.
— Здравствуй!
— Будь здоров!..
Я в стихах увековечу
Заготовку дров.

Пахнет елками и снегом,
Бодро дышит грудь,
И лошадка легким бегом
Продолжает путь.

Привезу я дочке Лене
Из лесных даров
Медвежонка на колене,
Кроме воза дров.

Мимо изгороди шаткой,
Мимо разных мест
Вот и въехала лошадка
В Сиперово, в лес.

Нагружу большие сани
Да махну кнутом
И как раз поспею к бане,
С веником притом!

Ноябрь 1965    

 

Думается эта строчка, особенно порадует дочь Рубцова Елену Николаевну и её дочек. Чуть позднее, на вопрос  известна ли ей эта интерпретация стихотворения, Е.Н.Рубцова ответила, что знала об этом с детства. Тогда получается, что "медвежонка на колене " - редакторская правка какого - то издателя, которому точная рифма "дочке Лене - медвежонка на колене" была важнее отцовских добрых чувств к дочке, выраженных столь трогательно "дочке Лене - медвежонка на колени". И надо или нет исправлять устоявшийся вариант? Возьмём стихотворение "А между прочим осень на дворе ". Вот какой вариант концовки предлагает поэт Рубцов в письме Борису Слуцкому "И все лучи как сотни добрых рук мне по утрам протягивали солнце". У Станислава Куняева было основание думать, что это прелестный образ 1963 года, а не описка. Ибо устоявшийся вариант, конечно, - "И все лучи как сотни добрых рук мне по утрам протягивало солнце". Вот и стройте литературоведческие работы, неясно только из какого варианта исходить. [13]

 

Можно вспомнить и знаменитейшее стихотворение "Тихая моя родина". Приведём его в двух вариантах. В первом варианте есть интересная для нас строка: «Тихо ответили жители: каждому памятник – крест». Этот вариант редко публикуется в сборниках Рубцова.

 

Тихая моя родина! Вербы, луна, соловьи... 

Мать моя здесь похоронена в давние годы мои.

 

Где же могила, не видели? Поле до края небес. 

Тихо ответили жители: «Каждому памятник — крест!»

 

Тихо ответили жители, тихо проехал обоз. 

Купол церковной обители яркой травою зарос.

 

Лица старушек землистые, вроде могильной земли, 

Тоже какою-то мглистою серой травой заросли!

 

Там, где я плавал за рыбами, сено гребут в

                                                                сеновал:

Между речными изгибами вырыли люди канал.

 

Тина теперь и болотина там, где купаться любил. 

Тихая моя родина! Я ничего не забыл...

 

Старый забор перед школою, тщательно выметен сор. 

Словно ворона веселая, сяду опять за забор.

 

Школа моя деревянная! Поле, холмы, облака... 

Медом, зерном и сметаною пахнет в тени вербняка.

 

С каждой избою и тучею, с громом, готовым упасть, 

Чувствую самую жгучую, самую смертную связь...

 

 

 

ТИХАЯ МОЯ РОДИНА
 

                                       В. Белову

Тихая моя родина!
Ивы, река, соловьи...
Мать моя здесь похоронена
В детские годы мои.

- Где тут погост? Вы не видели?
Сам я найти не могу. -
Тихо ответили жители:
- Это на том берегу.

Тихо ответили жители,
Тихо проехал обоз.
Купол церковной обители
Яркой травою зарос.

Там, где я плавал за рыбами,
Сено гребут в сеновал:
Между речными изгибами
Вырыли люди канал.

Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил...
Тихая моя родина,
Я ничего не забыл.

Новый забор перед школою,
Тот же зеленый простор.
Словно ворона веселая,
Сяду опять на забор!

Школа моя деревянная!..
Время придет уезжать -
Речка за мною туманная
Будет бежать и бежать.

С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.

 

 В Рубцовском автографе из ГАВО "самую смертную связь " зачёркнуто и красным карандашом написано "самую светлую связь". Это меняет все акценты и сколько литературоведческих построений повисает в воздухе. И кто точно скажет, какая строчка сильнее и выразительнее. Здесь могут быть задействованы совсем другие мировоззренческие критерии и модели. [14] Вопросы, вопросы, вопросы... А это просто примеры принципиальных строф и строк Рубцова. А сколько всего вариационных строчек у поэта?  Пока никто, из исследователей творчества Н.М.Рубцова,  этим не озаботился. (А вот кто был первым в терминах, восхваляющих поэта или в терминах, чего там поэт Рубцов олицетворяет - в ристалищах на эти темы, хватает претендентов. Любить себя в Рубцове, использовать его творчество для собственного продвижения, куда как сподручнее и наваристее). Не говоря уже об отдельных эпитетах, сравнениях, междометиях, определениях, которые меняются много раз в опубликованных стихах и архивных документах. Не выходило у Николая Михайловича гармонии в жизни, вот и стремился он к ней в своих зрелых стихах. Кстати это интересная мысль. Возможно, у гармоничных людей в жизни, творчество не может быть гениальным из - за совершенcтва их существования. Но Рубцов ещё сказал, "я чуток, как поэт бессилен, как философ". Ну, и не будем отнимать у философов  хлеб  своими "прозрениями". Это всё касается напрямую вопросов сохранения и чистоты Рубцовского творческого наследия.

 

Сам Николай Рубцов очень трепетно относился к публикации своих произведений. Вот, например, выдержка из письма Виктору Бокову от 15 июля 1964 года:

 

«Видел сегодня «Юность». В целом, конечно, я недоволен этой подборкой. Тем более, там еще оказалась одна поправка, уж совершенно дурацкая. Что это за строфа-калека:

 

Они с родными целовались,

И дул в лицо им мокрый корд,

Суда гудели, надрываясь,

Матросов требуя на борт!

 

Вот, например, один из ненапечатанных вариантов:

 

Они с родными целовались,

В лицо им дул знобящий норд,

Суда гудели, надрывались,

Матросов требуя на борт!

 

Ну, да ладно!»

 

Ну, а в отношении нашего "доброго креста" Николая Рубцова? Признаем, что как вариант, подобная формулировка существует в машинописи стихотворения "В жарком тумане дня"  и более того стихотворение напечатано без рукописных правок поэта на бумажном листе в материалах папки "Зелёные цветы" под заглавием "Плыть плыть". Формально вопрос  решён, но печатая эту редакцию строки  "Каждому на Руси - памятник добрый крест!" надо  помнить, что стихотворение в сборник "Зелёные цветы " не вошло. Таким образом, строка должна восприниматься как вариация, одна из нескольких существующих версий данной строфы стихотворения.  Оказывается все правы, и В.В.Коротаев, который предпочёл вариант "памятник - добрый крест!" и те, кто свято следует последней книжной публикации стихотворения в сборнике "Сосен шум" и публикует строчку как " Каждому на Руси памятник или крест". Остаётся только согласовать вопрос как же надо публиковать? Понятно будут споры об этом. К этому автор статьи и стремится. Может быть, в различных мнениях и родится истина. Как бы хотелось, чтобы нашего любимого поэта понимали и печатали правильно. Так как он этого заслуживает. 

 

В принципе находка машинописного текста со строкой не решает проблем затронутых в первой статье. [15]  В.В.Коротаев явно пользовался при публикации стихотворения "Плыть плыть... " в сборнике "Подорожники" не этим источником, обнаруженным случайно и поступившим в архив Вологодского музея заповедника много позднее. Всё же пока напечатанная  в прижизненном сборнике версия видится предпочтительней, в смысле историчности и авторского права, нежели раскрученная, но всё же вариационная строка "Каждому на Руси - памятник добрый крест!". Вопрос, поставленный в первой статье, сглажен, но не перестал существовать. Неправильно просто по желанию составителей сборников Рубцова выбирать тот или иной вариант ими предпочтённый. Эта же ситуация повторяется и со многими другими стихами Н.М.Рубцова. В конце концов, как знать какой вариант предпочёл бы сейчас видеть напечатанным сам поэт. Считаю эти вопросы немаловажными в деле сохранения Рубцовского наследия.

 

Невозможно не любить поэзию Рубцова, но надо же её и изучать. Как последний аргумент автором данного материала публикуется беловой автограф поэта и это серьёзно... [16 ]

 

 

У затронутой проблемы, есть и ещё одна сторона. Это использование строчек поэта Николая Рубцова в произведениях современных стихотворцев в виде плагиата или компиляции. Хотя в этом смысле проблема не видится слишком острой. Стихи Н.М.Рубцова достаточно известны и растиражированы. Авторов, которые занимаются заимствованием строк или образов Рубцова можно легко вычислить и наказать хотя бы презрением пишущих людей.  Давайте стоять на страже Рубцовского поэтического наследия! Давайте своё восхищение гениальными строчками поэта не выражать их заимствованием и использованием в своих произведениях.

 

Ещё один аспект есть у проблемы с этим стихотворением Н.М.Рубцова. Нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что строка  "Каждому на Руси - памятник добрый крест!" при жизни Рубцова могла быть не напечатана из -за цензурных соображений редакторов. Факты, когда Рубцова обвиняли в излишней патриархальности, отрыве от современности хорошо известны. В том числе это делалось и в официальных документах, характеристиках данных поэту или в отчётах Вологодской писательской организации. Но в этой связи непонятной остаётся причина, почему стихотворение "В жарком тумане дня" не было напечатано в сборнике "Зелёные цветы" в 1971 году вообще, ни с этой, ни с другой (лояльной) редакцией последней строфы. Более того, стихотворение до 1976 года, до сборника "Подорожники" не публиковалось нигде. И что в принципе изменилось в 1976, когда стало возможным напечатать  стихотворение и строку " Каждому на Руси - памятник  добрый крест!". И та и другая даты - это самый расцвет периода "развитого социализма" в истории нашей страны. Кто бы стал ломать копья и рисковать из-за сомнительной строчки поэта Рубцова. Вот и приходишь к мысли о необходимости заниматься творчеством и биографией Рубцова, а не жареными фактами его непростой жизни и трагической гибели.

 

Архивы преподнесут нам ещё много творческих загадок русского поэта Н.М.Рубцова, но там же кроются и многие ответы на них. Однако относиться к поэтическому наследию Рубцова и к фактам его биографии необходимо бережно и трепетно. Нужны научно выверенные комментарии на основе новых и известных фактов, ссылки на фонды архивов газет и собраний частных лиц в любом случае, а не только при каких -то спорных или в чём то особых обстоятельствах. Воспоминания и документы должны анализироваться,  комментироваться, а не просто выдаваться за истину в последней инстанции.  Нельзя, просто на основе чьих- то слов аргументировано строить свою версию событий биографии поэта или его творчества. Это надо взять за правило при научных спорах или эмоциональных дискуссиях по творчеству поэта Рубцова.

 

Когда- то автор этих строк решил, что должен быть хотя бы один русский поэт творческий и жизненный путь которого полностью бы раскрылся для него. Этой линии в рубцововедении и придерживаюсь до сих пор. Отличным аргументом в пользу положений высказанных в данной статье и их иллюстрацией стал проект  "Литературная реконструкция. Мачты Николая Рубцова." [17] Особенностью сборника стихов Н.М.Рубцова стало использование акварелей его племянницы, дочери старшего брата поэта, Марины Фазановой, а самое главное представлены версии и варианты стихов поэта по его прижизненному списку. Из 40 стихотворений сборника, лишь некоторые не имеют первоначальных версий, отличных от устоявшихся вариантов произведений или вариационных четверостиший и строк. А это всё образы, которые шлифуются Рубцовым во имя гармонии, доходчивости, историчности - во имя светлой поэзии. Человека с абсолютным поэтическим слухом,  какие - то нюансы стихотворений не устраивали, и поэт Рубцов добивался единства содержания и образов стихотворения, даже безжалостно выкидывая прекрасные строфы или дописывая их.

 

Несколько ранее автором данного материала была написана большая работа посвящённая стихотворению "Зелёные цветы", циклу стихов под тем же названием и о сборнике "Зелёные цветы" [18]. К сожалению тогда не удалось познакомиться с данной уникальной машинописью поэта. И очень хотелось, чтобы этот материал стал прекрасным дополнением к той статье.

 

Примечания:

  1. Л.Н.Вересов "Добрый крест Николая Рубцова или к вопросу о литературном наследии поэта. " Альманах "Дела и люди" №11. Череповец. Окраина. 2014. стр.15-20.
  2. Вологодский государственный музей - заповедник (ВГМЗ). Архивный отдел. Учётное обозначение 37759/6.
  3. ВГМЗ. Архивный отдел. Учётное обозначение 37759/1.
  4. ВГМЗ. то же что и сноска №2.
  5. Л.Н.Вересов «Зелёные цветы Николая Рубцова». Книга "Страницы жизни и творчества поэта Н.М.Рубцова" Вологда. 2013. стр. 140 - 159.
  6. Л.Н.Вересов. Статья « Стихотворение «В кочегарке» - пример несомненного успеха в раннем творчестве Рубцова». Последние публикации "Страницы жизни и творчества поэта Н.М.Рубцова" стр.160 - 166. Сборник стихов Н.М.Рубцова "Мачты" Вологда. 2014. Стр. 92 - 105.( вместо послесловия).
  7. Н.Д. Чистякова. Рецензия на книгу "Страницы жизни и творчества поэта Н.М.Рубцова" газета "Московский литератор"№11. июль 2014г. Альманах "Дела и люди"№ 11 Череповец. Окраина. 2014, журнал «Невский альманах» №6, 2014.
  8. Л.Вересов "Николай Рубцов на Вологодском радио" "Страницы жизни и творчества поэта Н.М.Рубцова" Вологда .2013.стр132 - 138.Журнал "Наш современник" №1 2014. стр.236 - 240. ГАВО.Ф.1796. оп.3. ед.хр.281. стр. 134 - 136. Вот такое дополнительное четверостишие добавил поэт в стихотворение «Октябрьские ветры»
    Полвека великая дата!
    Взошла ты звездою заветной!
    И ложь, и вражду супостата
    Сметали октябрьские ветры.
  9. Л.Вересов. "Стихотворение Н.М.Рубцова "Уединившись за оконцем" - попытка анализа его вариантов" Сайт "Душа хранит" см. ссылку №1.
  10. С.А.Першин" Ветлужская прижизненная рубцовиана (1968 - 1971) " ж. "Автограф"№60. Вологда 2011.стр. 17 - 21.
  11. Газета "Маяк" Вологодского района Вологодской области от 24 сентября 1968 года, газета "Вологодский комсомолец"от 17 ноября 1968 года, газета "Новый путь" посёлок Варнавино, Горьковской области от 10 июля 1969 года.
  12. С.А.Першин. Там же. см. ссылку №10 стр. 19.
  13. С.Ю.Куняев. "Книга воспоминаний и размышлений" ж. "Наш современник" №6. 1999г.
  14. "Самая светлая связь" строка Н.М.Рубцова. ГАВО. ф.51. оп.1. д.253.
  15. То же, что и в сноске №1.
  16. Беловой автограф стихотворения "В жарком тумане дня" ГАВО.ф.51.оп.1.д.442
  17. Сборник стихов Н.М.Рубцова "Мачты" Проект Леонида Вересова. Вологда. 2014.
  18. То же, что и в сноске №5.

 


 

Материал предоставлен автором

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх