На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ОЧЕРКИ, ЗАМЕТКИ, МЕМУАРЫ

Сергей Виноградов

Дочь Рубцова, мать Рубцова: Елена Рубцова рассказывает об отце и сыне

 

Николай Рубцов любил детей, и фотографии поэта с детьми — не редкость в биографических изданиях о нем. Дети друзей, родственников… Вот он кого­то качает на качелях, а вот кому­то читает книжку. И только единственная дочь Рубцова Елена таким снимком похвастаться не может. Ни писем, ни вещей, да толком и воспоминаний об отце не осталось — слишком мала была, когда его не стало. Зато осталось лицо, такое, про которое говорят «копия отца» даже те, кто знает Николая Рубцова исключительно по портретам. Дружившие с ним отмечают и сходство в мимике и выговоре. Молодые годы Елены Николаевны, как и у родителя, прошли рядом с текстом. Яблоко от яблони… Правда, поэтического дара «яблони» в «яблоке» не оказалось, работала в ленинградской типографии, набирала сочиненное другими. Выйдя замуж, менять фамилию не захотела, муж понял и не настаивал. Первенца супруги назвали Николаем, присвоив фамилию матери. Полный тезка знаменитого деда погиб в прошлом году при загадочных обстоятельствах в возрасте 16 лет. «Сейчас следствие город на себя взял, а не район, как раньше. Надеюсь, что­нибудь выяснят», — говорит мать, отказавшаяся подписать акт о самоубийстве сына.

В феврале Елена впервые встретилась с Александром Барыкиным, двадцать лет назад прославившим имя отца незатейливым шлягером «Букет». Вместе ездили на рубцовский вечер в Ставрополь. Говорили долго и наедине. «Как он вам?» — спросил я Елену Николаевну. «Он очень болен», — неожиданно ответила она.

Семья дочери Рубцова живет в Санкт­Петербурге. Муж, жена, трое дочерей. Гонорары от издательств и две ежемесячные тысячи из вологодского бюджета позволяют Елене Рубцовой не работать, заниматься детьми. И ездить по всей стране, часто на свои деньги, на вечера памяти поэта Николая Рубцова.

— По легенде, имя вам придумал отец. Якобы даже его телеграмма существует, где только одно слово — «Елена». Это правда?

— Когда я родилась, он учился в Литературном институте в Москве. В апреле это было. Мать хотела назвать меня Мариной, так и окликала уже. Она ему сообщила телеграммой, а он ей ответил: «Назови Леной». Так и назвала, она его слушалась. Уважала его и всегда защищала, после смерти особенно, от нападок со стороны. Приходит как­то к нам мужчина один, уже лет пять со смерти отца прошло. «А у меня, говорит, его расписка, он у меня три рубля занял». Мать постыдила его, но трешку отдала. Слава богу, другие не приходили.

— Когда Николая Рубцова не стало, сколько вам лет было?

— Восьми еще не было, училась в первом классе.

— Как известно, Николай Михайлович приезжал в Никольское нечасто. Что вам запомнилось из встреч с ним?

— Воспоминаний мало, конечно, но кое­какие есть. Приезжал как­то летом, мне четыре года было. Я тогда корью заболела, он и приехал. Наверное, потому и запомнилось особенно, как они с матерью красные занавески вешали. Когда корь, красное на окна вешают. Я болела, в бреду была, помню только свою радость: «Папа приехал, папа приехал». А когда выздоровела, его уже и снова нет. Еще несколько раз приезжал — сидит, играет со мной, веселый такой. Еще вспоминаю, что я его ждала всегда. Ждала, ждала, ждала…

— Кто принес известие о его смерти?

— Зима была, суббота. Что суббота, помню хорошо, потому что мы ходили в баню мыться. Приходим часов в шесть, темень такая. Небо такое было странное, какая­то дымка, и луна сквозь нее просвечивает. Я посмотрела на улицу, и мне не по себе стало. И тревога какая­то в душе. Зашла в дом — мать плачет. Ей телеграмму принесли. Сообщила. У меня было такое чувство, что все кончилось.

— Вы, деревенская девочка из села Никольского, понимали в детские годы, что отец ваш — знаменитый поэт?

— Скорее всего, ничего тогда не понимала. В детском саду все дети рассказывали: «мой папа тракторист», «а мой комбайнер». И спрашивали у меня: «А твой кто?» И помню, всегда в таких случаях воспитательница вмешивалась: «Он учится на поэта». Читать его стихи мать никогда не заставляла, но книжки у нас были — присылали. В библиотеке деревенской были его книги. Я и сейчас достаточно часто читаю его стихи, под настроение. Например, в Петербурге гололедица — и вдруг прицепятся отцовские строчки:

«Только мне, кто любил, тот не встретится, я не знаю, куда повернуть.
В тусклом свете блестя, гололедица предо мной обозначила путь…»

— Вас часто спрашивают о родстве с поэтом Рубцовым?

— Не часто, но бывает. Да и то не потому, что я Рубцова, а потому, что сын у меня Коля Рубцов. Учительница моей дочки, услышав про Колю, спрашивает: «А вы не родственники?» «Да, — говорю, — родственники». Она так тут и села. Но пользоваться фамилией я не хочу. Я и учительнице запретила говорить, кто мы такие. Не надо.

 


 

Источник: газета "Речь" - 19.09.06

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

 

▲ Наверх