На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ОЧЕРКИ, ЗАМЕТКИ, МЕМУАРЫ

Сергей Федякин

"Я умру в крещенские морозы..."

 

        Его смерть, как и смерть Есенина когда-то, ошеломила многих. Появились столь ревностные приверженцы Рубцова, которые знали его всего наизусть и каждую строчку поэта считали непогрешимой. Будем точны: новым Есениным - как утверждали многие - Рубцов все-таки не стал. Как и все это горькое, сиротское поколение, он не успел "прописать" до полной отчетливости то, что было ему назначено. Как часто он приближался к совершенству - и одно неточное слово губило все стихотворение. Перечтите "Над вечным покоем". Какую ноту он взял в самом начале! И как сорвал голос в первой строке второго четверостишия, после которого дальнейшее восхождение все-таки не дало нужного результата. "Там фантастично тихо в темноте..." - одним лишь словом ("фантастично") он как бы отменяет все, что произойдет в следующих строфах. И все же если сравнивать его поэзию со всей поэзией 60-90-х, пожалуй, столь сильной и чистой просодии мы не встретим ни у кого. Совершенства достигали немногие. Но и те, кто достигал, мог стать "хрестоматийным" лишь на очень коротком промежутке своего творчества. У Рубцова было больше дыхания. И когда ему удается "пропеть" до конца, не обронив неточного слова, когда рождается стихотворение без "пятен" провалов - как в знаменитом "Тихая моя родина..." - тут засквозит, засветится то, чего никаким потом и культурологическими штудиями не достичь.

        Современная поэзия - за редкими исключениями - это или филологические опыты, или истертые "до дыр": березки, васильковые глаза и золото волос. Все не свое, все взято "напрокат". Рубцова хвалят за любовь к родине одни (но можно ведь любить родину и не быть поэтом) и пренебрежительно перелистывают другие ("не умеет работать с текстом"). Рубцов любил родину и не умел работать с текстом. Впрочем, "текстов" он вообще не писал. Потому что умел жить словом - с той свободой дыхания, от которой мы почти отвыкли.

        Перечитывая - спустя 25 лет после его гибели - написанное им, огорчаясь срывам, не перестаешь удивляться и тому, как многое из не замеченного ранее вдруг обретает силу.

Утром проснешься на чердаке,
Выглянешь - ветры свистят!
Быстрые волны бегут по реке,
Мокнет, качается сад.
С гробом телегу ужасно трясет
В поле меж голых ракит.
- Бабушка дедушку в ямку везет,
- Девочке мать говорит...

                                                                ("Осенний этюд") 

 

        Какая некрасовская, завывающая тоска прорывается в этих строчках! Или - "Зимняя ночь", которая, вне всякого сомнения, "обречена" оказаться в первом ряду высокой русской лирики:

Кто-то стонет всю ночь на кладбище, 
Кто-то гибнет в буране - невмочь, 
И мерещится мне, что в жилище
Кто-то пристально смотрит всю ночь... 

        Он родился перед Рождеством, 60 лет назад, ушел в Крещенье, "земную жизнь пройдя" лишь до половины. Мы знали его стихи - и будто не знали их. Многое из того, что ранее казалось лучшим, теперь кажется небезупречным. Зато многое "не совсем замеченное" оживает и снова обретает голос.

 


 

Источник: "Независимая газета" - 20.01.96

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

 

▲ Наверх