На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
НАШ РУБЦОВ

Евгений Прошин

В ГОРНИЦЕ МОЕЙ СВЕТЛО

 

        Глеб Горбовский написал: "Николай Рубцов - поэт долгожданный... Время от времени в огромном хоре советской поэзии звучали голоса яркие, неповторимые. И все же - хотелось Рубцова. Требовалось. Кислородное голодание без его стихов - надвигалось".

        Сейчас особенно ощущается недостаток кислорода. И мы идем к вам, почившим, хлебнуть его хотя бы глоток. Я умру в крещенские морозы. Я умру, когда трещат березы... Так себе предначертал поэт, так и случилось. И вот в один из крещенских вечеров (28 лет спустя) много людей пришли почтить память Николая Михайловича Рубцова. Вряд ли при жизни мог сойтись художник слова с живописцем Константином Васильевым. Но судьбы их столь схожи, век пребывания на земле обоих был так короток, что они не могли не сойтись, даже не будучи здесь... В картинной галерее Константина Васильева проходил вечер памяти поэта. Пока собирался народ, пианист Юрий Дунаев исполнял классику. Оба любили музыку. Без музыки, можно сказать, они не жили. Арии из их любимых произведений замечательно пела Светлана Титова под аккомпанемент Татьяны Жильцовой. Разумеется, оба были преданы народной русской музыке. Хор московского Центра детского и юношеского творчества "Бибирево" под началом Натальи Викторовны Мудрой и Зои Ивановны Заикиной порадовал святочными колядками. Никак не могло обойтись событие без стихов и песен на стихи Николая Рубцова. Их читал и пел под аккомпанемент скрипачки Ольги Мещеряковой Валерий Вишняков.

        Всех нас, собравшихся в домике на окраине Москвы, объединяла любовь. Та, которая водила кистью одного, и та, что направляла перо другого, воскрешая в русских русские начала.

        ... Не так давно на "Маяке" было явление режиссера Алексея Германа. И он, сетуя на то, что еще летом было объявлено о награждении его орденом, до сих пор не врученном, объяснил сей казус русской национальной особенностью, в основе которой награждать, но не давать, обещать, но не исполнять. Словом, сделан еще один плевок в сторону русских.

        Николай Рубцов еще в двадцать четыре своих года заметил наступление, уже шедшее на духовные наши рубежи, и вопросил:

Россия, Русь! Храни себя, храни!
Смотри, опять в леса твои и долы
Со всех сторон нагрянули они,
Иных времен татары и монголы...

        Как-то привел я это четверостишие в одной из своих заметок. И получил гневное письмо. Обвинялся в разжигании национальной розни. Но кто научил так прямиком понимать поэзию? Менее всего поэт имел в виду современных татар и монголов. Смотрите телевизор.

        И всякие такие штучки не проходят бесследно. В "распознавании" людей в том числе. По тому же "Маяку" дают нечто об Александре Сергеевиче Пушкине. Читает некто стихотворение, но акцентирует внимание слушателей не на красоте образа, слога, языка, а на том, что за строкой - была ли у Александра Сергеевича интимная связь с княгиней Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой?

        Приучили поэзию препарировать так, что одна учительница, после того как прочла в газете песню на стихи Николая Рубцова "В горнице", дала его на разбор пятиклашкам, которые, конечно, обругали автора, о чем не замедлила наставница известить в эпистоле редакцию. Что же вы, дескать, пропагандируете тунеядство! Дети, мол, понимают, что автор не прав, если за водой для него идет матушка, если цветы у него завяли, лодка догнивает, а вы! .. Господи ты Боже мой! Надо было задуматься всего лишь над двумя первыми строками стихотворения, и весь образный строй открылся бы чисто и ясно. Ну может ли ночная звезда осветить горницу? ("В горнице моей светло. Это от ночной звезды"). Ну не в силах же! Значит, не о быте в стихотворении речь. Горница-то - не душа ли лирического героя, коли осветила ее одна-единственная ночная звезда? .. Ну а уж дальше, если хочешь все по полочкам разложить, думай, что куда...

И Храм старины, удивительный,
                           белоколонный,
Пропал, как виденье,
меж этих померкших полей, -
Не жаль мне, не жаль мне
растоптанной царской короны,
Но жаль мне, но жаль мне
разрушенных белых Церквей! ..

        ...Много читали стихов на этом вечере памяти. Они были, как звезды, которые озаряли душу. И укором были всем нам, допустившим в леса свои и долы варваров новейших времен.

 


 

Источник: газета "Советская Россия" 23.01.1999

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.