На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
НАШ РУБЦОВ

Александр Бобров

ВЕЛИКАЯ ВЗАИМНОСТЬ ЛЮБВИ

 
Такой чистоты, такой одухотворенности, такого молитвенного отношения к миру — у кого искать?
                                           Федор АБРАМОВ.

        В дневниковой записи певца Севера Федора Абрамова не вопрос, конечно, содержится, а утверждение: нет никого равного Николаю Рубцову по чистоте и одухотворенности. Казалось бы, и мест для таких святых понятий не осталось в нынешнем культурно-информационном пространстве России, ан нет! В сетке телепрограмм федеральных каналов с попсовым безумием и беспрерывной ржачкой 3 января места может не найтись, а в душе народной, в неоскорбляемой ее части, как говорил Блок, образ великого русского лирика Рубцова занимает все более сокровенное место и высвечивается все ярче без всякого мерцания экрана.

 

        Подумать только: всего 70 лет исполнилось 3 января со дня рождения великого русского лирика ХХ века Николая Рубцова и 35 лет со дня трагической смерти в Крещенскую ночь 19 января.

 

        Еще живы и здравствуют куда более возвеличенные при жизни, обласканные наградами громкие «шестидесятники», проклявшие советское прошлое; они ездят на книжные форумы, представляя другую Россию, выступают по телевидению, преподают на вожделенном Западе, а он, никогда не покидавший родных пределов, издавший при жизни всего четыре тонких книжки, стал подлинно народным поэтом, обошел любого современника и многих классиков по тиражам. По данным Книжной палаты (а они теперь неполные), общий тираж книг Рубцова за последние — некнижные, непоэтические годы — составил 1 миллион 100 тысяч экземпляров.

 

        И попробуйте их купить! Сборники певца тихой родины буквально сметаются с прилавков, обезображенных примитивным чтивом и бесовской литературой.

 

        Пять лет назад я писал на этих страницах о поэтической и гражданской сути подлинно народного поэта. Сегодня нет нужды писать просветительские статьи, доказывать что-то литературоведчески. Рубцов стал частью русской жизни — самой возвышенной, трепетной и трагической. Кто и как хранит память о Рубцове, несет его светлый мир людям? Что происходит сегодня вокруг памяти поэта?

 

        Ранним зимним вечером, когда я пришел в Культурный центр им. Николая Рубцова на юго-западе Москвы, создательница музея Майя Андреевна Полетова и директор центра Наталья Сергеевна Звенигородская наклеивали черную ленту на портрет Коли Рубцова — шестнадцатилетнего внука Николая Михайловича, трагически погибшего в Санкт-Петербурге. Можно говорить о том, что какой-то рок преследует семью великого русского поэта, а можно, как убеждена Майя Андреевна, еще раз задуматься, почему темные силы борются с ним и по-своему готовятся к юбилею. Ведь милиция безосновательно решила все списать на самоубийство, хотя Коля воспитывался в прекрасной верующей семье, летом был в православном спортивном лагере, готовился сыграть роль деда в юбилейной постановке. В начале октября на него уже было совершено нападение, после которого он с гематомой и сотрясением головного мозга оказался в больнице. После выписки на единственный в семье сотовый телефон приходили эсэмэс-сообщения: «Для Коли: мы все равно тебя достанем». Но отец не поверил, не заявил в милицию, стер улику. В результате писатель и ученый Андрей Грунтовский, который проводит Рубцовские чтения в Александро-Невской Лавре, автор книги «Материк Россия», нашел труп Коли в морге для самоубийц — удобном для милиции, страшном многотысячном хранилище без холодильника, чтобы не заводить никаких дел. Хоронили внука поэта аж на восьмой день, а на следующий снова собрались на кладбище поминать. Каково состояние Елены Николаевны — матери четверых детей, которая свято хранила память о бесприютном гениальном отце и построила, подняла хорошую семью, продолжила род Рубцовых!

 

        Не дали замять дело прежде всего собратья по перу. Союз писателей России выступил с официальным заявлением:

        «16 октября было совершено злодейское убийство Коли Рубцова, 16-летнего внука знаменитого русского поэта Николая Михайловича Рубцова. В связи с этим правление Союза писателей России выразило глубокое соболезнование матери убитого Елене Николаевне Рубцовой, всем родным и близким и потребовало от правоохранительных органов проведения тщательной судмедэкспертизы и объективного расследования данного уголовного преступления. В письме СП РФ было подчеркнуто: «Просим считать данное заявление официальным обращением правления Союза писателей России в прокуратуру Санкт-Петербурга».

 

        Как идет следствие, заведено ли дело — мне по-прежнему неизвестно. Но Майя Андреевна рассказала, что в музей приезжала питерская следовательница: «Я ей все показала и постаралась так рассказать, чтобы она поняла, внука какого поэта убили!».

 

        А помните, как дочка Марка Розовского попала в число заложников на Дубровке? Этот семейный факт сделали воплощением общенациональной трагедии, режиссеру дали слово по всем телевизионным каналам, он призывал чуть ли не выполнять все требования террористов. А в случае с Колей, даже если нет предмета для уголовного дела, неужели либеральные СМИ не нашли серьезного повода для расследования и разговора о наболевших проблемах? Нет, сознательно молчали. Ну да, это ведь не избитый иностранный студент, за которого переживает и кается губернатор Валентина Матвиенко, а всего-навсего внук великого поэта — гордости истинно культурного Ленинграда. Кстати, Союз писателей России издал замечательный сборник, где есть все ранние, морские и питерские, стихи поэта — «Волны и скалы».

 

        Да, вот какие времена мы переживаем и о чем приходится прежде всего говорить, сдерживая слезы, на улице Дмитрия Ульянова, где в отремонтированной библиотеке №95 был открыт замечательный Культурный центр и музей Николая Рубцова. Его самозабвенная создательница и вдохновительница Майя Андреевна Полетова, медик по образованию, пришла в центральную библиотеку Юго-Западного округа и предложила весь собранный ею материал о любимом поэте для создания первого в Москве музея выдающегося русского лирика. Начальница управления культуры Нина Николаевна Базарова и сотрудники библиотеки откликнулись! Придя в квартирку Полетовой, они удивились полноте собранной коллекции.

        — Не жалко отдавать такое богатство?

        — Мне для Рубцова жизни не жалко!

 

        В какой стране можно услышать подобный ответ, объясняющий загадку, почему невозможно духовно убить Россию? С помощью энтузиастов, так же влюбленных в поэзию, центр был создан за кратчайшие сроки, экспозиции его может позавидовать любой профессиональный литературный музей. Чего в нем только нет! Посмертная маска Николая Рубцова, сделанная покойным уже художником Валентином Малыгиным. Ее нашла в деревушке Ивановской области физик-ядерщик Н.В.Переслегина. Воры ограбили дом рубцовского поклонника, но маску и рукописей по темноте своей не тронули. В экспозиции — неизменная гармонь Рубцова и деревянная гребенка-черпалка для клюквы с пестерями, в которые он набирал до ста килограммов клюквы на тотемских болотах, чтобы и на дорогу до Москвы заработать, и семье оставить. Даже не правленная редакторами рукопись «Звезды полей» — первой московской книги, сразу сделавшей его знаменитым, — есть. Красуется и диплом о присвоении малой планете 4286 имени Николая Рубцова.

 

        Но главное — Культурный центр, созданный православной подвижницей, бабушкой девятерых внуков, читающих наизусть стихи Рубцова, поддерживает связи со всеми рубцововедами, помогает музеям, возникающим в необъятной России. Сколько их? Стали считать. В Вологде на улице Герцена создан музей «Литература. ХХ век» в голландском стиле — стекло, свет. Кстати, по распоряжению губернатора Вологодской области В.Е.Позгалева разработан план юбилейных мероприятий, на реализацию которых выделено свыше 5,2 миллионов рублей, в том числе 3,6 миллионов из областного бюджета. Такие суммы матрос, рабочий Кировского завода, а потом нищий студент Николай Рубцов просто не мог себе представить даже в горячечном воображении... А смел ли он подумать, что в Череповце на деньги правительства области и администрации города выйдет том «Словарь языка и рифм поэзии Николая Рубцова». Такого у нас удостаивались только всемирно известные классики.

 

        В Питере, так противоречиво хранящем память о поэте, музей открыли в библиотеке имени Николая Рубцова на улице Штокмана. Им заведует Татьяна Алексеевна Абрамова. Создан замечательный музей в городе химиков Дзержинске, в библиотеке имени Пушкина. Альбина Викторовна Потапова сотворила очень домашний музей, привлекла местных поэтов, которые все делали своими руками. В Варнавино Нижегородской области открыли музей местного поэта Саши Сизова, вместе с которым мы учились в Литературном институте на семинаре Льва Ошанина. Насколько же памятлива и благодатна по отношению к своим сыновьям русская провинция! Александр преждевременно ушел, не раскрыв своего таланта, а память живет, в экспозиции очень хорошо отражен и приезд его старшего друга Рубцова, который здесь написал «Сказку о разбойнике Ляле». В Приморском крае, в городе Артеме создали музей в школе №17.

 

        В Мурманске Валентина Евгеньевна Кузнецова занимается Есениным и Рубцовым, создавая продуманную экспозицию. Недавно написали из города Апатиты — там создан Рубцовский центр. К сожалению, нет ничего в Североморске, где Рубцов служил на Северном флоте и где начал печататься. В Воронинской школе родного для Полетовой Клинского района Подмосковья тоже открыли музей. И всем Майя Андреевна помогает на собственные скудные средства.

 

        Первым, еще тридцать лет назад, был создан Тотемский музей, а потом возник Никольский музей на Сухоне, где был детский дом, воспитавший Рубцова. Наконец, недавно открыли музей в Междуреченском районе Вологодской области. Там, в селе Шуйском живет Татьяна Ивановна Решетова (Таня Агафонова — первая любовь Коли). Все туда им Полетова послала — посмертную маску, диплом о присвоении планете имени Рубцова, книги. Недавно отмечали 50-летие сельской школы, съехались пожилые выпускники. Они пришли в такой восторг от музея, что кричали: «Браво московскому музею!»

 

        А сколько Майя Андреевна ездит по следам Рубцова, сколько встречается с его верными поклонниками и исследователями. «Я на всех восьми сентябрьских праздниках в Вологде была, у всех четырех памятниках Рубцова выступала!» В результате этой необъятной подвижнической деятельности сложилась уникальная книга «Пусть душа останется чиста. Николай Рубцов. Малоизвестные факты биографии». Ничего подобного этой книге, посвященной Елене Николаевне Рубцовой, по правдивости, чистоте и верности я не читал! Там собраны вроде бы совершенно бесхит-ростные рассказы русских людей, которые общались с поэтом, любили или недооценивали его, помогали ему, теперь свято оберегают его память. Вот один крошечный эпизод — встреча с дальневосточными соратниками, ехавшими 6 суток до Вологды: «Впервые увидеться с артемовцами нам удалось на Рубцовских чтениях в селе Никольском в августе 2003 года. «Где вы взяли денег на дорогу?» — спросил я. «Несколько лет откладывали в копилку, которой дали название «Деньги для Рубцова». Вот что такое поэзия в России!

 

        Но не только соотечественников волнует рубцовское творчество. Особый уголок в музее посвящен выходу книги на немецком языке «Komm, Erde», которая (помимо биографии Рубцова, написанной по материалам московского музея) содержит 42 переведенных стихотворения. Авторы Раймонд Дитрих и Хартмут Леффель представили свое детище в мае 2005 года, когда, кстати, в Вологде был наконец-то поставлен беломраморный крест на могиле православного поэта, молитвенно воспевшего живые и разрушенные храмы России, безжалостно убиенного в Крещенскую ночь.

 

        Накануне Нового года Полетова снова ездила в Вологодскую область, где в трех километрах от села Шуйского, от музея в школе №1, в деревушке Комлево, от которой осталось всего два дома, на одном из них открыли мемориальную доску: «В этом доме четыре раза бывал Николай Рубцов у своей первой любви Татьяны Агафоновой». Вы видели, читатели, нечто подобное? Деревни по существу нет, только два дома жилых среди снегов, но вьюга овевает памятный знак, который утверждает, что несмотря на весь торгашеский и продажный дух, пронизывающий Россию, любовь и Поэзия — живы! Кстати, свои средства на установку двух досок давала и Москвинова Галина Михайловна, инженер-химик, которая живет теперь в деревне под Вологдой и души не чает в поэзии Рубцова. Самое большое горе для нее сегодня, что в продаже нет «Словаря Рубцова...» — весь тираж предназначен для библиотек, учреждений и почетных гостей. А как достать научный труд Сидоренко этой подвижнице, любящей поэта?

 

        Значит, прав был русско-украинский поэт и мыслитель Григорий Сковорода, который повторял века назад, как заповедь: «Все проходит, любовь остается!» Значит, предвидел свою судьбу и сам Николай Рубцов, который оставил нам, современникам, главный завет:

За все добро — расплатимся добром,
За всю любовь — расплатимся любовью...

        Русские люди платят поэту, покинувшему нас 35 лет назад, великою взаимностью!

 


 

Источник: Rednews Team

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.