На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
КНИГИ О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ

Ирина Панова

В светлой горнице

продолжение

 

«В горнице»

 

Мы уже говорили о тайне, присущей творчеству Руб­цова. Пожалуй, самое загадочное стихотворение его, оно же и самое известное - «В горнице» (1965). Его исполняют и по радио, и по телевидению, включают в свой репертуар хоры, джазовые, рок-музыканты, «народники». Звучат на эти слова самые различные мелодии, правда, никто уже не вспоминает авторов - песня поётся как русская народная. По популярности «Горницу» можно сравнить разве что с «Подмосковными вечерами» или с «Катюшей». Так, во время написания этих строк (лето 2005 года) прошли на телевидении конкурсы и фестивали песен: «Пять звёзд», «Славянский базар» и «Юрмала» - и на каждом исполня­лась Рубцовская «Горница» (музыка разных композиторов и в разной аранжировке). Наиболее популярна песня А.С. Морозова, композитора, создавшего большой цикл произведений на слова Рубцова и с успехом показывающего его на главных площадках Москвы и других городов.

 

Рубцов, как вспоминают его друзья, это подтвер­ждают и аудиозаписи, исполняя свои произведения, избегал всяких вокальных украшательств, фиоритур, пел предельно просто, то же ценил и в других. И читал он свои стихи проникновенно, без ложного пафоса. Сейчас же порой его стихи декламируют так громогласно, с такими эмоциями... Даже знаменитые строки: «Россия, Русь! Храни себя, храни!», написанные очень сокровенно и задушевно, умудряются кричать на всю Ивановскую. Лихие моло­дёжные фольклорные ансамбли наяривают «Зимним вечерком» («Эх, Русь, Россия! Что звону мало?»), не замечая, что дальше идут строчки: «И огонёк светит... А больше - ни звука! Ни огонёчка! Во мраке вьюга летит по кочкам...». Какая же здесь удаль?

 

Обратимся, однако, к «Горнице». Надо сказать, что не все однозначно воспринимают это стихотворение, даже среди литературоведов есть расхождения в его оценке.

 

Привожу условный разговор двух критиков, отстаивающих различные, но типичные точки зрения. Одного из них (скептика) скроем под литерой С, а его оппонента - оптимиста - обозначим О.

 

С: — Совершенно непонятно, почему так прославилась «Горница»! Слова-то в ней самые простецкие: ведро, вода, цветы, лодка, речная мель, стена, тень, день - разговорно-бытовая лексика... Есть и просторечия: догнивать, дремать...

 

В горнице моей светло.

Это от ночной звезды.

Матушка возьмёт ведро,

Молча принесёт воды...

 

Красные цветы мои

В садике завяли все.

Лодка на речной мели

Скоро догниёт совсем.

 

О: - Ну, почему же только этот ряд? А ночная звезда, горница, кружевная тень, хлопотливый день, думать о своей судьбе? Высокая поэзия.

 

С: - Почему поэт утверждает, что в горнице светло «от ночной звезды»? Не так уж много света она даёт, это же не луна! Почему матушка идёт ночью за водой? Кто же так по воду ходит? И почему молча? Она что - обиделась на лирического героя за то, что воды за целый день принести не удосужился?

 

О: - Как можно так разбирать художественное произведение! Мы же не характеристику на гражданина Рубцова составляем, а разбираем творение искусства... Попытки найти будничный смысл стихотворения разбивают его тайну, его волшебство. Оно ведь передаёт высокий душевный настрой, проникновение через обычное в вечный, запредельный мир.

 

С. — Всё равно должна быть логика! «Красные цветы мои в садике завяли все»... Конечно, завяли, раз хозяин (домик-то его, и садик, и цветы - он говорит о них «мои») их не поливал, раз он за водой не ходил. Помнится, Рубцов писал: «У меня ничего нет: ни дома, ни лома». А тут дом, сад... А вот его планы на завтра: поливать цветы, мастерить лодку и... думать о своей судьбе\ Вот работёнка! И это он называет хлопотливым днём. Ничего себе хлопоты...

 

Дремлет на стене моей

Ивы кружевная тень.

Завтра у меня под ней

Будет хлопотливый день!

 

Буду поливать цветы,

Думать о своей судьбе,

Буду до ночной звезды

Лодку мастерить себе...

 

О: - Не будем затрагивать тему размышлений о своей судьбе. Немногие в нашей литературе так открыто сказали о своих раздумьях. А вот Рубцов, человек чрезвычайно трудной судьбы, которого друзья корили за неустроенность жизни, бедность, почти нищету - именно он мог с лёгкой душой сказать это. Ведь он не изменил себе, не польстился ни на что, остался верен избранному пути «до конца, до смертного креста».

 

С: - По-моему, это стихотворение предельно прозрачно, конкретно. Изображается обычный, бытовой случай, самые обычные чувства..,

 

О: - Совершенно не согласен! Здесь всё символично: горница - душа поэта, его искусство; вода - символ чистоты, очищения души; красные цветы - память о матери («Нёс я за гробом матери аленький свой цветок»); лодка - как у Харона, перевозчика в страну мёртвых у древних ( « С правого берега на левый, среди цветов в обыденном гробу...»). Обратим внимание и на отточия после первой и последней строфы - словно поэт подчеркивает мимолетность видений, их неконкретность, недосказанность образа.

 

С: - Вы сами говорите, что Рубцов был человеком трагической судьбы. Он остался сиротой, мать умерла, когда ему было шесть лет. А тут - матушка живая...

 

О: - Это стихотворение - мечта, сказка, сон! Поэт, у которого образ матери встречается так часто, как ни у кого в русской литературе, никогда её не забывал, постоянно возвращался к ней в мечтах. Он рассказывал друзьям о том, как написал «Горницу»: «В лесу грибы собирал. Рыжиков тогда много было. Целый короб насобирал и присел покурить у лесной сторожки. Сижу, курю, думаю о разном. На душе и грустно, и хорошо. Маму вспомнил. Лицо её совсем забыл, но вот кажется всё, что оно грустным и светлым у неё было. Тут и слова пришли». Словно в дрёме, во сне... У него в первоначальном варианте стихотворение заканчивалось «Сон, соя, сон...» - с горечью, страданием — ведь ничего невозможно возвратить. Да и без такой концовки «Горница» производит впечатление тяжкого вздоха о неосуществимом, о невозможности счастья. А назывались стихи «В звёздную ночь» — подчеркивалось значение ночных светил, связь с горними высотами светлой горницы - души (и поэзии) автора.

 


<< стр.8 >>

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх