На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
КНИГИ О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ

Ирина Панова

В светлой горнице

продолжение

 

Как факт литературы, пример искреннего, теплого, нежного отношения, тоски по отсутствующему товарищу воспринимается поэтическая перекличка Рубцова, жившего летом 1964 года в деревне Николе, с московским поэтом Станиславом Юрьевичем Куняевым. Вот короткие отрывки из этой переписки:

 

Куняев:

 

Если жизнь начать сначала,

В тот же день уеду я

С Ярославского вокзала

В Вологодские края.

 

Перееду через реки,

Через тысячу ручьёв

Прямо в гости к человеку

По фамилии Рубцов.

 

«В тот же день»! - скучал поэт по затерянному в Вологодских краях другу. Рубцов отвечает тем же зачином: «Если жизнь начать сначала...», но потом переходит на шутливый тон:

 

Всё равно напьюсь бухой

И отправлюсь от причала

Вологодчины лихой.

 

А дальше идут строчки, говорящие о том, что Рубцов переживал свой отрыв от столицы, её литературной жизни;

он подчёркивает разницу (в шутку, конечно!) между москвичами и деревенским жителем (отсюда и некоторый комплекс, проявившийся только здесь):

 

Знайте наших разгильдяев!

Ваших, так сказать, коллег!

- Где, - спрошу я, - человек

По фамилии Куняев?

 

Да, скучал и Рубцов по своему приятелю. (Отметим в переписке рифмы: Рубцов — ручьёв, Куняев — разгиль­дяев)... Совершенно очевидно, что никто из московских друзей Рубцова — ни Куняев, ни Передреев, ни Соколов, ни тем более В.В. Кожинов (в своих работах о Рубцове выдающийся критик касается этого момента) никогда не давали поэту ни малейшего повода заподозрить их в столичном превосходстве над ним — наоборот, все они преклонялись перед его талантом.

 

* * *

 

За свою короткую жизнь Николай Рубцов побывал (жил или находился не так долго) во многих местах. Вот его география: Емецк, Архангельск, Вологда, с. Николь­ское, Няндома, Тотьма, Рига, Кировск, Ташкент, Горный Алтай, Ленинград, Пушкино, Приютино, пос. Невская Дубровка, Москва, Подмосковье.

 

Многие из этих мест нашли отражение в его стихах, везде он оставлял часть своей души (отметим замечательные его стихи о Сибири).

 

Для творчества Рубцова характерна нетерпимость к бодрячеству, он избегал деклараций, стихотворной публицистики. Даже в ранних газетных стихах «по случаю» чувствуется уже почерк будущего великого мастера слова. Ни в одном его произведении, даже при передаче речи пер­сонажей, чаще всего крестьян, нет диалектизмов. Поскольку он свои стихи исполнял под музыку (аккомпанировал себе на баяне, гармони, гитаре), он и стихи писал как песни - они почти все пятистрофные. И читал, если судить по сохранившимся записям, а некоторые из нас его слушали и на вечерах, свои вещи Рубцов замечательно - слушая музыку строки, голосом передавая звукопись. Поэтому он и не переносил, когда присутствующие были невнимательны, когда был какой-то отвлекающий шум.

 

Работа над словом Рубцова поражает. Он так отде­лывал каждую строку, так подбирал рифмы, что кажется - иначе и невозможно сказать, ни на шаг не сдвинуться ни влево, ни вправо. Вот почему он был подчас недоволен редакторской правкой. Очевидцы вспоминают, как он сетовал на то, что ему поправили в стихотворении «Осенние этюды» строки: «Картины нашей жизни, одна другой туманнее» на — конечно, в то время туман не мог пройти! - «одна другой прекраснее».

 

В стихах Рубцова мы встречаем его любимые символы: ветер, небо, ночь, вьюга... Позже рассмотрим это подробнее.

 

* * *

 

Прежде чем перейти к отдельным произведениям Николая Рубцова, скажем несколько общих вводных слов, необходимых для понимания данной работы.

 

Изучение творческого наследия поэта только начинается, есть еще в рубцововедении серьёзные пробелы, в разных изданиях наблюдаются разночтения. Например, есть разница в заглавиях, в отдельных выражениях (сказывается редакторская правка, а также то, что автор, не имея архива, иногда вспоминал свои стихи, которые знал наизусть, и, воспроизводя их, что-то по ходу сам изменял). Есть также разница в количестве строф, в расположении слов в строке. Что же касается биографических сведений, то и здесь наблюдаются расхождения: так, дату рождения Николая Михайловича указывают 5 января 1936 года (В. Кожинов), 3 января (В. Коротаев), другие авторы - 4 или 3 января.

 

Давать сравнительный анализ текстов, сверять факты - задача литературоведов будущего. Мы, для наших кратких заметок, будем придерживаться при цитировании издания «Николай Рубцов. Избранное», Москва, «Худо­жественная литература», 1982, составление С. Викулова и В. Оботурова, подготовка текста В. Оботурова. По этому изданию мы будем давать и датировку стихов, за исключением тех случаев, когда С. Викулов и В. Оботуров, возможно, затруднялись в датировке, а известно, что Николай Рубцов проставлял даты на своих стихах крайне редко. Письма Рубцова цитируем по книге «Николай Рубцов: Вологодская трагедия». Москва, Эллис лак, 1998. Составление, подготовка текстов Н.Коняева.

 

Мы также будем оперировать теми фактами, которые опубликованы в книгах, выпущенных московскими, петербургскими, архангельскими и вологодскими издательствами.

 


<< стр.7 >>

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх