На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
КНИГИ О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ

Ирина Панова

В светлой горнице

продолжение

 

Несколько подробнее остановимся на стихии воды, как она изображена в стихах Н.Рубцова.

 

Эта стихия - главная в произведениях поэта. В хрис­тианской традиции вода - символ очищения, возрождения, преображения, она связывает человека с Богом. Вспомним, как много в Святом Евангелии упоминаний о чудодействии воды. Вот, например, Иисус говорит Самарянке: «...вся­кий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин 4,13-14). Мы крестимся в водной купели, и освящения производятся святой водой...

 

В русском фольклоре преображения персонажей всегда связаны с водной стихией: в воду окунулся — преобразился.

 

В стихах Н. Рубцова и дожди бесконечные хлещут, деревню заливает так, что вспоминается поэту всемирный потом; и лужи разлеглись по дорогам - не проехать, не пройти. Почти в каждом стихотворении у него реки, речки, речушки, моря, океаны (моряк всё-таки старшина второй статьи Н.М. Рубцов!), каналы, озера, болота, омуты.

 

Единение с водной стихией отражается и в названиях стихотворений (он любил озаглавливать свои произведения): «Над рекой», «На реке», «На реке Сухоне», «На озере», «Море», «Шторм», «Весна на море», «Утро на море», «В океане», «Волнуется южное море» и т.д. Главные выразители водной стихии у Рубцова — реки, кровеносные сосуды нашего прохладного Севера. Они не всегда живописны, ярки:

 

Много серой воды, много серого неба,

И немного пологой нелюдимой земли,

И немного огней вдоль по берегу...

(«На реке Сухоне», 1966)

 

В стихотворении и немолчный дождь, и всемирный потоп, и волосатый паромщик — но именно эта серая, обыденная картина так дорога поэту. Он мечтает: «Только б это избрать, как другие смогли...»

 

То же и в стихотворении «Слёз не лей» (1969): «Дождь кругом, а тянет на реку». Река холодная, покрыта кое-где льдом, но всё равно она родная:

 

Я уйду по знакомой тропе

Над родной ледоносной рекой...

 

Вид реки у Рубцова может усиливать чувство одино­чества. В стихотворении «Неизвестный» человек, его называют жители бродягой, вором, перед смертью идёт к реке:

 

Он вышел на берег морозной.

Безжизненной, страшной реки!

 

Потому река и страшная, что в ней должен кончить жизнь прохожий - у Рубцова эпитеты всегда выбраны очень точно.

 

Мотив одиночества звучит в стихотворении «Над рекой» (1970). Две девушки на берегу рассказывают о несчастной любви, жалуются на измену любимого. Подружки плачут, им вторит шум реки и крик кукушки:

 

И когда задремлет деревушка

И зажгутся звёзды над потоком,

Не кричи так жалобно, кукушка!

Никому не будет одиноко...

 

Часто у Рубцова вид реки связан с описанием осени: «Мотыльки над водою, усыпанной желтыми листьями, / Не мелькали уже...» («У знакомых берёз», 1969); «Быстрые волны бегут по реке, / Мокнет, качается сад...» («Осенний этюд», 1969); «Шумит осенняя река» («Старик», 1967). Поэтому, может быть, в описании рек у поэта порой звучат грустные, элегические ноты:

 

Пусть меня еще любят и ищут

Над моей одинокой рекой.

(«Элегия»)

 

Речка за мною туманная

Будет бежать и бежать.

(«Тихая моя родина», 1964)

 

Вот рвущее душу «Прощание с Яшиным» («Послед­ний пароход»), 1969:

 

В леса глухие, в самый древний град

Плыл пароход, разбрызгивая воду...

 

Скорбит автор по безвременно ушедшему любимому им поэту- наставнику, для которого этот пароход, «где смех царил и лад», стал последним в жизни («А он, больной, скрывая свой недуг...»):

 

Скажите мне, кто в этом виноват,

Что грустно так поют суровым хором

И темный лес, и стаи журавлей

Над беспробудно дремлющим угором...

 

Здесь мы снова встречаем воображаемое хоровое пение природы, звучащее как реквием замечательному поэту Александру Яшину.

 

Да и печальная картина, изображенная в стихотворе­нии «В горнице», тоже написана на берегу реки:

 

Лодка на речной мели

Скоро догниёт совсем.

 

Но река может приносить и радость, облегчение, очищение души:

 

Я плаваю, как птица,

Вода тепло струится,

Над ней томится бор.

(«На реке», 1964).

 


<< стр.18 >>

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх