На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
КНИГИ О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ

Леонид ВЕРЕСОВ

Николай Рубцов: Легенды, были, воспоминания XXI века

 

Содержание

 

Рубцовский феномен

 

Поэт Николай Рубцов: были, легенды, воспоминания, архивы

 

маркированный список Стихи Рубцова
маркированный список Яшин и Рубцов
маркированный список Снимок Тихомирова
маркированный список Старые газеты
маркированный список Газета «Трудовая слава»
маркированный список Рубцов и Северный флот
маркированный список На телевидении
маркированный список Флотская премия
маркированный список Племянница поэта Рубцова
маркированный список Деликатный Рубцов
маркированный список Поэт Рубцов и поэт Чухин
маркированный список Посёлок Приютино
маркированный список Рубцов и Кировский горно-химический техникум
маркированный список Забытое рубцовское стихотворение
маркированный список Н.А. Старичкова
маркированный список О тральщике и траулере
маркированный список Николай Колычев
маркированный список Пельмени в чайнике
маркированный список Редкое фото Рубцова
маркированный список Родственники Рубцова
маркированный список «Пропавший» Рубцов
маркированный список Нечаянное открытие
маркированный список Александр Романов и противоречивый Рубцов
маркированный список Горшков, Гагарин и Рубцов
маркированный список Имени поэта
маркированный список Рубцов и Череповецкое Лито
маркированный список Вячеслав Белков
маркированный список Шутка Рубцова
маркированный список О чём умные люди молчат
маркированный список История писем Рубцову
маркированный список О ранах телесных и душевных
маркированный список Вместо заключения

 

 

Иду по стопам В. С. Белкова. «Сто историй о Рубцове» - книга литературоведа и критика. Видимо, моя книга будет книгой историка-краеведа. Ничего не по­делать, образование определяет стиль. В этой книге автор как мог подавлял историчность в угоду лите­ратурности. Обо всём глобальном в биографии Рубцо­ва Вячеслав Белков уже написал, но... случаев, остав­шихся в памяти людей знавших Рубцова, в неопублико­ванных рукописях, на забытых газетных страницах ещё много. Они создают образ поэта противоречивый и хрупкий, бурный и лиричный.

 

Рубцов был публичным человеком. И самые раз­личные воспоминания остались о нём у современников. Как автор, нахожусь между двух огней, между двух ли­ний, которые, честно сказать, импонируют. М.В. Су­ров однажды заявил: «Всё, что касается Рубцова, должно быть предельно открыто». Но ещё в 1984 году в одном из интервью поэт Владимир Соколов утверждал: «За последнее время у Рубцова опублико­вано много такого, чего сам поэт не хотел бы видеть напечатанным». Вот и лавирую в море легенд и исто­рий, воспоминаний и реплик о поэте Рубцове. Но для меня это море, в первую очередь, море любви к рубцовской поэзии.


 

РУБЦОВСКИЙ ФЕНОМЕН

 

Изучая всё больше и глубже рубцовскую тематику, всё чаще сталкиваешься с таким основополагающим понятием как «рубцовский феномен». Мощь и совер­шенство поэтического дара Н. Рубцова завораживает. И вот тут начинаются вопросы: а почему поэт, проживший 35 лет на земле и написавший только 400 стихотворе­ний по мнению многих критиков достиг вершин поэтиче­ского искусства. Он имел корни с Россией, но был ли­шён профессиональных поэтических корней и традиций.

 

Предвоенное детство, детдомовское военное и послевоенное отрочество, скитальческая юность не дают ответа, где и как и благодаря чему смог сформиро­ваться такой талант. Работа над словом - это у Рубцова не отнять. Но ведь так работали тысячи поэтов и имели успех при жизни. Рубцов также был успешен по большо­му счёту как творец. Но истинное признание и величие пришло к нему позднее. Он имел верных друзей и по­клонников, которые ценили его и подняли над другими поэтами? Это правда. Трагическая гибель подлила мас­ла в костёр славы? И это правда. Но при жизни поэт не был избалован славой и популярностью.

 

Почему же сейчас, в современной России, по его же выражению стихи поэта «пошли в народ»? Его книг издано огромное количество, но их нет на прилавках книжных магазинов. Продаются Бродский, Евтушенко, Вознесенский и другие, а Рубцов не продаётся. В этом тоже феномен поэта, что Рубцов не продавался и не изменил своему поэтическому призванию. Он давал поводы и при жизни на множество слухов, пересудов. Но любое суждение о поэте Рубцове требует объясне­ния, уточнения, анализа, иначе будет легенда. Вот так жизнь и творчество поэта стали легендарными. Без об­суждений можно сказать одно: в первую очередь, Нико­лай Рубцов должен быть интересен как поэт, как творче­ский человек. Хотя всё переплелось - и творчество, и факты биографии.

 

Давайте начнём всё же с того, как другие исследо­ватели жизни и творчества Н.М. Рубцова относились к понятию «рубцовский феномен». Может быть, вместе мы приблизимся к пониманию гениальности рубцовской лирики.

 

Михаил Гаспаров, литературовед: «Меня одно время занимал феномен Николая Рубцова - бурный взрыв посмертной популярности поэта, при жизни мало кем выделяемого из рядовых стихотворцев, раз­ве что друзьями из числа критиков и поэтов. Конечно, сыграло роль его настойчивое "выражение смутности переполнявших его чувств", как выражался Щедрин, - но по этой части у него было достаточно много кон­курентов. Лишь потом присматриваясь к некоторым его стихотворениям, я понял: эти стихотворения, не изменив в них ни единого слова, можно представить себе на странице "Нивы" или "Родины" 1900 годов, и они ни единым диссонансом не нарушат гармониче­ской законченности второстепенной поэзии этой эпо­хи. Достигнуть этого простой стилизацией очень трудно: тут нужно душевное сродство, и оно у этого поэта, по-видимому, было».

 

Владимир Гусев, доктор политических наук, ТГУ «Православная Тверь»: «На первый взгляд Рубцов пре­дельно аполитичный поэт. Действительно, у него не найти ни одной строчки, содержащей политическую мысль или политическую оценку в строгом понимании этих слов.

 

Сегодня нет для нас более важной политической задачи, чем снова стать русским народом во всей пол­ноте значения этого слова; найти силы преодолеть разрозненное, атомарное состояние; превратиться из легко обманываемой чисто количественной массы в солидарную силу, достойную великой истории и сво­ей грандиозной цивилизационной роли; очнуться и вспомнить, что значит любить Россию И в этом смысле роль Рубцова для нас переоценить невозмож­но. Здесь ему нет равных. Рубцов это Россия второй половины XX века в ее наиболее, ярком, ясном и кон­центрированном выражении. Нет педагога, способно­го научить понимать и ценить Россию лучше, чем Рубцов.

 

Именно поэтому люди, называющие Россию «этой страной», очень боятся и всеми силами замал­чивают великого русского поэта».

 

Вячеслав Белков, литературный критик и писа­тель: «Книги Рубцова и работы о нем выходят каждый год, он самый издаваемый и читаемый русский совре­менный поэт. Его живая поэзия привлекает миллионы читателей. Слегка изменив строки самого Рубцова, мы могли бы сказать о нем: «И, как живые, в наших разговорах Есенин, Пушкин. Лермонтов, Рубцов». Стихи поэта вошли в школьные и вузовские учебники и хрестоматии. Ставятся памятники Рубцову, созда­ются его музеи и Рубцовские центры по всей стране. Ширится, я бы сказал, народное рубцовское движение по всей России.

 

Это еще раз показали «Рубцовские чтения», про­шедшие недавно в Николе, куда съехались любители поэзии со всей великой России. Даже с Дальнего Восто­ка, где всё русское особенно зажато. А если поэзией Руб­цова мало интересуются ученые мужи, то это их про­блема и беда. С трудом воспринимают Рубцова и наши либералы-западники. А если кто-то из них и понимает величину и значение нашего поэта, то все равно имя часто, произносится сквозь зубы. Я мог бы назвать нескольких литературоведов, которые в советские времена писали о Рубцове хорошие статьи, а теперь замолчали, как будто по чьей-то команде...

 

Но Бог им судья. Пластически гармоничные, прон­зительные, мощные стихи великого Рубцова продол­жают жить в сердцах! Его поэтический подвиг - залог будущего духовного возрождения России!»

 

Ричард Фриборн, профессор литературы Лондон­ского университета: «Небольшое количество творче­ских достижений Рубцова привело к углублению того, что было существенным для его лирики, подразуме­вая под этим интуитивное и часто непогрешимое чувство резонансов, свойственных русскому языку, а также способность с помощью известных слов пробу­ждать глубокий эмоциональный отклик. Короче гово­ря, сущность поэзии Николая Рубцова заключается в непосредственности его лирики, своей непосредст­венностью похожей на песню...

 

Его жизнь носила откровенно трагический отте­нок того, что может пролить свет на манифест его творчества, но не сможет полностью его объяс­нить...»

 

Владимир Костров, поэт: «Поэзия, литература, вообще искусство - всегда носят компенсационный характер. Они компенсируют несовершенство жизни и даны нам Богом или сияющей Природой для того, чтобы чувствовать себя даже в условиях несвободы людьми свободными. Именно этим отличаются луч­шие стихи Николая Рубцова...

 

Повторюсь: он не был версификатором высшего порядка, каким был, скажем, Бродский. Но стал явлени­ем не меньшим, чем целый ряд высококультурных по­этов. Это - явление живого вещества нашей жизни. И без этого, как без простодушия, которое так любил Пушкин, русская поэзия не может быть полной».

 

Фрагменты из неопубликованной книги вологодско­го писателя Владимира Степанова «Феномен по­эта»: «А тогда он вдруг снова стал задумчив и загово­рил строго:

 

- «Скоро должен выйти еще один мой сборник. Но я еще думаю, все ли отосланные в издательство сти­хи достойны быть в нем. Может, я половину заменю... Может, и вовсе заберу рукопись обратно. Ведь за кни­гу отвечаю в первую очередь я, и мое дело, с какими стихами ей выходить и выходить ли вообще».

 

Да, он был требователен не только к другим, когда утверждал, что большинство современных по­этов, в том числе и вологодских - неоригинальны. Пользуются отработанным материалом, отчего у них нет будущего. Но в первую очередь он был строг к самому себе.

 

В последние годы я больше помню его задумчи­вым и сосредоточенным, реже - возбужденно-одухотворенным. В этот период мне ни разу не доводилось слышать, чтобы он с увлечением читал друзьям свои стихи, а если просили - хмуро отказывался. Его одоле­вали едва ли кому ведомые думы...»

 

Николай Рубцов - поэт неудобный. Родился 3 янва­ря, когда в наше время все ещё празднуют Новый год, и газеты не выходят. Поэтому напечатать материал к да­те его рождения почти невозможно. Все основные публикации выходят к дате его смерти - 19 января. Он как будто сам создал среду для исследователей. Погиб молодым, оставив уже тогда много почитателей талан­та, с бесценным грузом воспоминаний, автографов, лич­ных вещей

 

Сейчас это всё выплёскивается всенародной рекой любви к Рубцову, трепетной памятью о нём и желанием исследователей запечатлеть жизнь и творчество поэта возможно более документально. Какой поэт ещё может гордиться столь мощным влиянием на умы и сердца простых людей России. Рубцов уникален, и даже хула в его адрес только добавляет фигуре поэта пикантности. Слава Богу, он уже неподсуден земному, у него есть божественные стихи, которые стали достоянием Рос­сии. И с этим фактом приходится считаться и друзьям, и врагам поэта.

 

Сами стихи Рубцова производили двоякое впечат­ление. Их при жизни поэта никто не считал гениальны­ми, но ценил каждый разбирающийся в поэзии. Более того, С. Чухина обвиняли в «рубцовщине», т.е. в прямом подражании поэту. Наибольшие успехи поэзии В. Коро- таева, А. Романова и других вологодских поэтов сейчас видятся в их позднейшем следовании классическим об­разцам поэзии Рубцова.

 

Просматривая архивы и старые газеты, автор не раз ловил себя на следующих мыслях: почти никогда в подборках журнальных и газетных стихов творения Руб­цова не выделяются. (К тому же если опубликованы его не лучшие вещи.») Но скажем, «Тотемские вести» в 1964-65 гг. печатают тогда начинающих поэтов - В. Еле- сина, С. Багрова, Н. Рубцова. Так вот, стихи Рубцова выглядят глотком свежей воды. Думается, что Рубцов гениален в 100-150 своих творениях.

 

Ещё около 100 стихов сделали ему имя. Остальные из примерно 400 написанных за его жизнь стихотворе­ний хорошо сработанные, мастеровитые стихи дня, си­туации, чувства.

 

Но их всё равно боготворят, находя в недостатках достоинства, ища смысл и второе дно там, где его нет.

 

Подобным грешил, скажем, Д. Леннон, находя в своих простеньких текстах песен символы, которые должны видеть все. Но это грех - искать то, чего нет в принципе.

 

К слову сказать, это всё пишется про апологетов и критиков поэзии Рубцова. Сам поэт печатал только свои лучшие вещи и даже уже напечатанные постоянно со­вершенствовал по смыслу и технике стихосложения. Таким образом, серьёзное критическое отношение по­эта к своей поэзии и всеядность любителей поэзии по отношению к творчеству Рубцова - ещё один его фено­мен.

 

Сейчас некоторыми рубцововедами абсолютизиру­ется всё творчество поэта, невеликое по объёму. Срав­ните, например, общее количество стихов Рубцова (400), включая экспериментальные, ернические, вариа­ционные и найденные после смерти поэта С.С. Орлова от 300 до 400 ненапечатанных им по каким-либо сооб­ражениям стихов и поэм. Давайте будем учитывать то, что и Орлов, и Рубцов - оба являются гордостью земли Вологодской.

Рубцов писал стихи, когда мода на поэзию была совсем другой (вознесенско-евтушенковской). Практика же публикаций стихов по тематике, идеологии, восхва­лению строя была и вовсе убийственной для поэзии. Мощь слова Николая Рубцова заключается в том, что он почти в одиночестве переборол сложившееся и заста­вил восхищаться своей светлой любовью к России, предъявив в своей поэзии и народные корни, и право­славные традиции, и отголоски древних верований, и философскую глубину.

 

Предъявив всё это, он заклинал: «Россия, Русь, храни себя, храни!» Некоторые стихи поэта, выглядят как вынужденные творения или стихи определённого момента Для раннего Рубцова характерны военно- морская тематика, период поисков живописности слов.

 

Самого себя, свои темы, поэтику, характерную для него, Николай Рубцов нашёл, закончив период ученичества, подражательства, конъюнктурности, бравадства. И то­гда Россия и её судьба стали стержнями его поэзии. А в этих стихах Рубцов велик и самобытен. Этого не сможет отрицать ни один человек из пишущих стихи, ни один из читающих их.

 

Рубцов в лучших своих произведениях поднялся над уровнем времени и создал вневременные стихи. Их особенность в том, что они не устареют, не выйдут из моды, не потеряют актуальности и не останутся только приметой времени, в котором созданы. Они не принад­лежат поколению человечества, в котором жил Рубцов в своей земной жизни. Они просто принадлежат челове­честву. .Это тем более феноменально, что Рубцов не писал об общечеловеческих чувствах и понятиях, а был сыном своего времени и страны, в которой родился. Но его лирика находит отклик в Монголии, Вьетнаме, Румы­нии, Англии, Франции, Китая и других странах.

 

Дело в том, что процессы и события, описанные Н.М. Рубцовым, происходили в том или ином виде в любой стране, пусть в разное время. И в то же время его стихи глубоко патриотичны и принадлежат России. Не зря же поэт так долго и упорно работал над каждым стихотворением, образом, строкой, словом, стремясь, чтобы частное стало общим, а общечеловеческое име­ло русский колорит.

 

Подспудно ли ощущал это гениальный поэт или смог сформулировать эти положения для себя? Как знать... Записей об этих мировоззренческих философ­ских категориях Рубцов не оставил.

 

Я чуток как поэт,         

Бессилен как философ.

 

Так он писал, оставив читателю стихи русские по форме и содержанию, истинно национальные, но в то же время общечеловеческого накала страсти, грусти и величия силы духа человека.

 

Величие человека не определяется сию минуту - оно в развитии. Когда-то любая нация могла гордиться своими достижениями У других наций эти победы впе­реди. А в целом идёт процесс прогресса человечества. Россия сейчас на переломе, а начался он, пожалуй, во время поэта Рубцова. Доживём ли мы до триумфа на­шей страны? Не знаю... Однако, стихи поэта Рубцова рисуют процессы и упадка, и дают ориентиры на буду­щее.

 

Россия, Русь! Храни себя, храни!

 

Ускорение или торможение развития зависит от людей, от осознания ими своих подлинных целей и за­дач. Сложно всё и в стихах поэта Рубцова, и в нашей жизни. Но...

 

В этой деревне огни не погашены...

 

Строчки Рубцова, наверно, будут востребованы ещё долго как призыв, как пророчество, как завет.

 

стр.1 >>

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх