На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
КНИГИ О НИКОЛАЕ РУБЦОВЕ

Леонид ВЕРЕСОВ

Искренность, помноженная на дружбу

 

продолжение
 

Перейдём к книге Леонида Беляева «Дожди грибные». Это отдельная и печальная для автора история, к которой поэт Н.М. Рубцов не имеет никакого отношения. Напоминаю, что аннотация на книгу была направлена в СЗКИ ещё в 1967 году. С этого года и начинается серьёзная работа поэта над рукописью. Несмотря на положительные отзывы Вологодской писательской организации о рукописи поэта Беляева, убедительно отрицательный отзыв о книге написал рецензент СЗКИ Титов Алексей Иванович (1913-1983 гг.) Он был достаточно крупный чиновник от литературы, ответственный секретарь правления Союза писателей Карельской АССР, уполномоченный Литфонда СССР по Карелии, один из авторов нового перевода на русский язык карельского эпоса «Калевала» в композиции О.В. Куусинена, заслуженный работник культуры СССР. А.И. Титов был поэтом, автором песен, главным редактором журнала «На рубеже» («Север»). В общем, рукопись Л.А. Беляева попала под паровой каток советской критики самого серьёзного масштаба. Попробовало бы издательство не согласиться с рецензией такого авторитетного советского писателя.
 

Всё то, что сегодня воспринимается положительно и ценится в поэзии Л.А. Беляева, удивительно мягкого, с юмором автора, почему-то кажется рецензенту Титову плохой поэзией, не принимается им лично. Хорошо, когда это просто твоё личное мнение, но когда это официальная рецензия высокого чиновника от литературы - не считаться с ним работники издательства не могли. В конце концов, Л. Беляев даже не член Союза писателей, а значит, официально даже не мог сопротивляться и протестовать. Таковы были реалии того времени.
 

Надо учитывать и то, что Вологодская писательская организация была сильнейшей на Северо-Западе, и от вологжан справедливо ожидали технически и художественно совершенных произведений, с верным идейным подтекстом, выдержанным в духе идей Советской власти, ибо на писателей-вологжан равнялись, и они оказывали значительное влияние на текущий литературный процесс страны. Видимо, поэтому А. Титов рассматривает рукопись Л. Беляева по большому литературному счёту. Только поэту-то от этого не стало легче и лучше.
 

Рецензия на рукопись, как представляется, пришла на Вологодское отделение Союза писателей в единственном экземпляре, поэтому интересны приписки Л. Беляева на её полях. Видно, что он со многим не согласен. Приводим в качестве иллюстрации 4 страницы рецензии А. Титова на рукопись Л. Беляева.
 

 

А.И. Титов (1913-1983 гг.) - ответственный секретарь правления Союза писателей Карельской АССР. Серьёзные возражения его против выхода книги Беляева в 1969 году сейчас можно расценивать как придирки и непонимание творческого стиля поэта Л. Беляева. Сейчас, видно, настало время, когда недостатки 60-х годов XX века стали достоинствами века XXI.
 

Документ публикуется впервые. ГАВО, фонд 846, оп. 1, д. 85. Интересны пометки на полях рецензии Л. Беляева, который искренне недоумевает по поводу трактовки его стихов.

 

Сам Л.А. Беляев получает письмо от редактора издательства В. Лихановой. Которое его сильно огорчило.
 

Одновременно А.А. Романов получает письмо от главного редактора издательства Т. Трескиной, которое тоже приводилось выше (обращаем внимание читателей на то, что все приведённые документы публикуются впервые). Вот в этом письме и спрашивается: «Поэтому не видим возможности издать сборник стихов Л. Беляева в этом году. Если Вы можете рекомендовать взамен какую-либо другую поэтическую рукопись Вашего вологодского автора, то мы не возражаем против этого. Сообщите своё мнение. Но просим учесть, что рукопись должна быть представлена не позднее половины июня»? Вот после этого письма и был настоятельно рекомендован Николай Рубцов с его уже готовой рукописью, которая пошла в производство.
 

Видимо, Леонид Беляев до конца не оставил мысль о публикации рукописи сборника «Дожди грибные» в архангельском издательстве. Дорабатывал её, улучшал, вновь представлял на рецензирование. Но нашла коса на камень, и вот уже А.А. Романов в 1973-74 гг. пишет рецензию, что рукопись рекомендовать в СЗКИ нельзя, (публикуем её впервые как ценный архивный документ).

 

 

Документ печатается впервые. ГАВО, ф. 846, оп. 1, д. 118.
 

А.А. Романов строг и повторяет некоторые выводы А.И. Титова по поводу невозможности напечатать книгу Л.А. Беляева «Дожди грибные». Не мог себе позволить ответственный секретарь Вологодского отделения СП РСФСР в этой ситуации с книгой Л. Беляева ссориться и идти против мнения секретаря СП РСФСР. Беляев к тому же ещё и не член СП РСФСР, но стихи поэта Беляева нравились поэту Романову...

 

Что сказать! Многострадальные «Дожди грибные» по некоторым данным с помощью В.В. Коротаева были опубликованы в Москве, в издательстве «Молодая гвардия». Хотя тираж книжки (30 тысяч экземпляров) был хороший, количество стихов было небольшим. Примечательно то, что вступительное слово написал поэт С.В. Викулов, тогдашняя огромная величина в советской поэзии. Наверно, он, как белозерец, лучше понимал и ценил стихотворные строки Беляева, своего земляка. Оформлять свою книгу предисловием в те годы не всегда практиковалось в издательствах, но, видимо, Леониду надо было доказать, что его стихи имеют художественную ценность, и мнения прежних рецензентов могут быть субъективны и неправомерны. Поэтому в сборник «Дожди грибные» предисловие и написал главный редактор журнала «Наш современник».
 

Именно в эти непростые для поэта Беляева годы, думается, его поддерживали хорошие критические статьи замечательного вологодского критика В.А. Оботурова. Василий Оботуров посвящает поэзии Беляева несколько публикаций. «...Сын, а не гость» (газета «Красный Север», 10.10.1975). «Для Леонида Беляева и основа познания мира, и мера истинности в нём - в привязанности к отчему краю. Сознание своей кровной причастности родной земле даёт устойчивость Леониду Беляеву. «Здесь я сын, а не гость, - скажет он. И в самом деле, видит всё сыновним любящим взглядом... В характере образных решений сказывается философичность. Это ново для Леонида Беляева и звучит как залог того, что открытий впереди предстоит ещё много».
 

«Время берёт своё» («Вологодский комсомолец», 12.07.1978 г.): «Зреет в нём какая-то глубинная мысль о времени, точит, не даёт покоя, но пробивается она лишь краем, как не самый главный итог размышлений... ведь до известного срока стихи служат биографией, но приходит пора, когда уже сама биография обязана до конца служить стихам... только на этом уровне и постигаются собственные пределы».
 

Итак, вологодская печать откликается на выход в свет сборников Беляева, но вот общесоюзной известности не случилось. Нет упоминаний имени Беляева в критических статьях и обзорах поэзии столичных критиков.
 

Не возможно не поделиться пришедшей мыслью, характеризующей вологодскую литературу в 60-е годы. Читаешь рецензии В.А. Оботурова и диву даёшься, как верно, мудро и талантливо написано о литературном процессе. Критика была сильной и нравственной ещё и потому, что вологодская литература была значительной в лице её лучших представителей, включая поэта Беляева и , конечно, Рубцова.
 

Беляев в своей третьей книге «Освещённые окна мои» выступает уже как профессиональный литератор, к стихотворному мастерству которого придраться очень сложно. Это касается и тематики стихов, и их идейного содержания. Леонида можно, наверное, было критиковать, но делать это надо было уже по «большому счёту» литературоведческого анализа за провинциализм, за тематическую узость и т.д. (Кстати, за это критиковали всех вологодских поэтов, возможно, исключая Рубцова. Прим. автора.) Но за это же самое можно было и хвалить как за патриотизм, любовь к своему краю, верность выбранным темам и т.д.
 

К концу 80-х Беляев стал значительным поэтом, который уже не мог опуститься ниже заявленного ранее творческого уровня. Вот, например, беляевское классическое, может быть, лучшее стихотворение. Наверное оно понравилось бы и Рубцову...
 

Уходит в море пароход,
Уходит в море.
Привычно думает народ

О разном вздоре.
Валюта, ужин, Боже мой!
Уже качает.
А след мерцает за кормой,
Наш путь венчает.
 

Завинчивается вода

И пузырится.
Потом отстанет навсегда

И усмирится.
И я, и все, как этот след:
Дни скоротечны.
А берегам износа нет,
И волны вечны.

 

Это стихотворение из сборника «Цепочка журавлей». В экземпляре библиотеки имени Верещагина г. Череповца подчёркнутая строчка исправлена карандашом на «Винтом сжимается вода» или «Винтом вращается вода». Видно, кто-то из современных поэтов имеет своё видение строчки Беляева, а это говорит о многом. Хотя бы о том, что поэта читают.
 

А вот со свойственным поэту юмором Беляев отвечает своим недоброжелателям в стихотворении «К критику».
 

Мы не встречались много лет,
И вот я снова здесь.
Вы, помню, прочитав мой бред,
Сказали: «Искра есть»...
 

...Прочтите рукопись мою,
Мне знать уже пора,
Своим ли голосом пою,
Правдив ли бег пера.

 

После смерти Н.М. Рубцова Л.А. Беляев практически решил все свои творческие задачи. В СП РСФСР Леонида Беляева приняли в 1979 году вместе с В. Шириковым.
 

И закончить данный материал хочется ещё одним стихотворением Л.Беляева, на сей раз посвящённым памяти Н. Рубцова.
 

                      Памяти Рубцова
 

Написано: «Ушёл от нас».
Ну а куда, никто не скажет

И достоверно не докажет,
Где пребывает он сейчас.
Речь не о теле - ясно, где:
Оно лишь прах земной, не боле.
Но быть не может в этой роли

Душа, подобная звезде!
Мне кажется, она живёт

В другом каком-то измеренье.
И человеческое зренье

Её уже не узнаёт.

 

А самая последняя встреча двух поэтов состоялась в городе Череповце осенью 2011 года, когда в нашем городе открылся долгожданный Рубцовский центр.
 

Основную работу по его созданию проделал литературно-краеведческий клуб «Госпожа Провинция» (председатель: Л.С. Беляева). Поэтому и возглавила центр по праву супруга поэта Л.А. Беляева - Лидия Сергеевна Беляева. И ещё очень символично, что коллективный сборник всех рубцововедов г. Череповца, вышедший в 2011 году и посвящённый русскому национальному поэту Н.М. Рубцову, назван строкой из стихотворного посвящения Л.А. Беляева «Душа подобная звезде».
 

 

Супруга поэта Л.С. Беляева и внук Леонид Беляев на праздновании

70-летия со дня рождения поэта Л. Беляева в Белозерске. Фото автора.

 

Именно в Рубцовском центре теперь находятся материалы, посвящённые двум замечательным вологодским поэтам, нередко звучат их стихи, анализируется их творчество, видимо, это важно людям в настоящем, помнить об ушедших поэтах и таким образом выражать свою любовь к их творчеству.
 


<< стр.7  

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.

▲ Наверх