О РУБЦОВЕ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ГОСТЕВАЯ КНИГА
ПОИСК СТИХОТВОРЕНИЯ
 
 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

ДЕРБИНА О РУБЦОВЕ - ПОЛЕМИКА. ОТКЛИКИ

 

О КНИГЕ

  
        Крошечным тиражом в 2 тысячи экземпляров вышли в свет воспоминания Людмилы Дербиной, любимой женщины поэта Николая Рубцова

        Такая вот русская книга получилась: жил русский мужик в самой что ни на есть русской глубинке - в Вологде. Очень любил свою Родину, боготворил ее. Как и все русские мужики, мог купить казан чугунный, но пил водку денно и нощно, лупцевал своих баб, лил горькие слезы, когда напивался, и умер как-то по-русски: в пьяном экстазе, в драке со своей женщиной.

        Так бы вкратце можно описать эту книгу, если бы речь в ней не шла о русском поэте Николае Рубцове. Да и интересен тот факт, что воспоминания написала та самая женщина поэта, которую когда-то осудили за то, что она якобы и задушила его 19 января 71-го...

        "Рубцов сходил на пруд, принес воды, стал наливать в чайник воду.

        - Не нужно, Коля. Дай чайник.

        - Нет! Я хочу поливать!

        - Фу, вредный!

        Я отвернулась и наклонилась над грядкой. Через мгновенье весь чайник был вылит мне за шиворот. Я закричала:

        - Ты что?! С ума сошел, что ли?!

        Ведро вместе с водой полетело в меня. Хорошо, что я успела заслониться рукой. Вся рука до локтя медленно наливалась синевой..."

        Книга чуть ли не начинается с этой сцены... Сразу же после их знакомства с романтическими прогулками по вологодским музеям, церквям и лесам Дербина рассказывает о пьянках Рубцова, о драках, о сумасшедшей ревности.

        "Где-то под утро сильнейший толчок в бок вывел меня из состояния сна, и я, пугаясь, увидела перед собой лицо Рубцова, ненавистное и страшное. (...)

        - Коля, что с тобой? Что случилось? За что ты меня бьешь?

        - Я не буду тебя бить! Я буду тебя убивать!

        Выкрикнув это, он рванул меня за грудь, разорванная сорочка скользнула по телу и упала к ногам. Трепеща, я схватила платье и прикрылась им.

        - Б...ь! Ты с Володей... глазами... Прощайся с жизнью!"

        Подобные сцены - чуть ли не на каждой странице. А между ними:

        Неподвижно стояли деревья, и ромашки белели во мгле, и казалась мне эта деревня чем-то самым святым на земле.

        ...Людмилу Дербину посадили в январе 71-го. Сразу после того, как ранним морозным утром она прибежала в отделение милиции и заявила: "Я убила мужа!" Это потом она расскажет, что вроде и не душила его, только и успела слегка двумя пальцами дотянуться до его шеи, как он прокричал: "Люда, я люблю тебя!" - и упал. Умер... Но следствие пошло по своему пути, а суд постановил: "Виновна!"

        Ее выпустили через пять лет и семь месяцев, досрочно. С тех пор Дербина стала добиваться правды. Ее оправдали, а эксперты установили, что смерть Николая Рубцова все-таки наступила от сердечного приступа.

        ...Вся книга звучит как некое оправдание перед читателями. Дескать, смотрите, как мы любили друг друга, как он избивал меня, как тюрьма разлучила меня с дочкой. Иногда кажется, что написано все второпях. Наверное, кому-то покажется ненужным такое множество сцен драк и избиений вперемешку со словами о печали и любви к поэту. Впрочем, чисто по-человечески понять автора можно: когда пьет гений, всегда страдают ближние...

Быть может, я для вас
                                в гробу мерцаю,
но должен я сказать
                              в конце концов:
я — Николай Михайлович
                                      Рубцов —
возможность трезвой жизни
                                         отрицаю...
 

наверх Rambler's Top100