На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ДЕРБИНА О РУБЦОВЕ - ПОЛЕМИКА, ОТКЛИКИ
Анатолий Жуков

ПОТЕРЯ-ТО НЕВОЗВРАТНАЯ...

 

        Целый год уже идет эта последняя по времени и нечаянная разборка гибели Николая Рубцова: во второй половине 1993 года журнал «Слово» начал печатать мемуары Л. Дербиной и в первом номере 1994 года завершил их, поместив и наши с Валентином Сафоновым послесловия. Эти-то краткие послесловия и обострили оживленную читательскую полемику. Конечно же, первопричиной ее стали мемуары, они давали свой субъективный взгляд на эту трагическую развязку, мы этот взгляд принимали не совсем, выставляя свои резоны. Со страниц «Слова» полемика перекинулась в известные еженедельники «Литературная Россия» и «Завтра», где мы тоже вынуждены были выступить. Мы хорошо знали Николая Рубцова, любили и высоко ценили творчество своего товарища, его незаурядную личность. Естественно, в своих заметках мы были на стороне убитого, а не убийцы, причем не из желания запоздалой мести — за свое преступление Л. Дербина понесла уголовное наказание и отбыла его срок. Мы выступили потому, что с появлением мемуаров Николай Рубцов был убит вторично, в литературном произведении, и эта литературная гибель во многом объяснялась тем, что покойный был алкоголик и ревнивец с тяжелым характером.

        Читательские отклики в журнал шли двух типов: за Л. Дербину и против нее - за Н. Рубцова.

        Вот в 1—2 номере «Слова» за 1995 год, например, два письма прошли под общим заголовком «Его сохранила бы любовь?!». Вопрос и восклицание в заголовке поставлены потому, что одна из корреспонденток, бывшая учительница из Псковской области (ее инициалы — А. Р. Т.) отрицает такую возможность спасения, другая, работник культуры Т. Я. из Краснодарского края, настаивает на этом. «Он (Н. Рубцов.— А. Ж.) метался среди людей в поисках доброты, участия, понимания, любви. Все его личные проблемы могла решить только она (Л. Дербина)... Она этого не сделала. Она его просто не любила. А в этом мире побеждает только любовь». И рассказала о своей семейной драме, где отношения между мужем и женой были похожими.

        Обе корреспондентки каждая по-своему правы, но обе они не то чтобы забывают, а как-то не придают особого значения тому, что жертвой стал поэт, то есть человек повышенной восприимчивости и эмоциональности, более открытый миру, ранимый, остро переживающий всякое неустройство нашей жизни, всякую пагубу ее, чувствующий личную ответственность за это.

        Два других оппонента, Н. Шипилов из Москвы (он выступил в «Литературной России») и Я. Суслинов из Талицы Свердловской области, напротив, всегда помнят, что погиб поэт, но что это, мол, и вполне закономерно. Н. Шипилов считает, что «путь настоящего поэта — путь к ранней могиле», а Я. Суслинов утверждает распространенную формулу: «каждый сам в своей судьбе виноват». Впрочем, он начинает свое письмо откровенным признанием, что не все номера «Слова» с воспоминаниями Л. Дербиной у него есть. И вот, не прочитав внимательно все мемуары Л. Дербиной, не вникнув как следует в наши послесловия — а мы, кроме чтения мемуаров, много лет знали Н. Рубцова лично,— бросается в бой и воюет не с поэтом, а с хроническим алкоголиком, поскольку это вроде бы одно и то же, ибо «человек есть цель-нокупное нерасторжимое единство»; обвиняет всех нас, «якобы друзей», в том, что мы держались от этого «невыносимого эгоиста возможно дальше, а она находилась рядом с ним и терпела немыслимые в супружестве издевательства» и т. д.

        Г-н Суслинов не придает значения тому, что супружества как такового еще не было, оно лишь предполагалось, были краткие периоды сожительства, причем Л. Дербина в последние дни содрогалась при его словах «я, твой муж», а в своих стихах признавалась: «Лишь где-то в крещенские дни запели прощальные хоры, и я у своей западни смела все замки и затворы». Я вынужден повторить эту цитату, потому что оппоненты или забывают эти стихи, или поспешно читали мемуары.

        Что касается друзей, то у Рубцова были и настоящие друзья, есть книга их воспоминаний, и пока он был с ними, он оставался живым и творчески-активным, создавал прекрасные стихи, читал и пел их под гармонь или гитару, о нем писали рецензии и статьи, с ним делились кровом и скудным порой студенческим хлебом... Но жену, понятно, друзья заменить не могли.

        Наши оппоненты из женщин, настрадавшиеся с мужьями-алкоголиками, все же признают, что спасти Рубцова можно было любовью, самоотверженностью, тем родственным вниманием и семейной заботой, которых поэту не хватало с раннего детства, всю его жизнь.

        Оба оппонента — мужчины, Н. Шипилов и Я. Суслинов, к сожалению, даже не пытались понять Н. Рубцова и трудную его судьбу, не подумали, сколько душевных сил, мужества и доброты понадобилось часто бездомному поэту для создания сердечных звонко-певучих его стихов! Талант — это ведь не только благой дар Божий, это еще и обоюдоострый горячий инструмент, строгий и беспощадный, это тяжкое испытание смертному человеку, оно изматывает, изнуряет его, не дает покоя и отдыха. Не зря же о муках слова, о том, что они сжигают душу творца, говорили по-настоящему талантливые поэты. У графоманов таких мук не бывает. И обыватель о них не подозревает, хотя судит жизнь поэта строго и безапелляционно. Г-н Суслинов вот даже и гибель А. С. Пушкина готов объяснить тем, что поэт «из безнравственности одной в озорстве оскорблял...» своих обидчиков. Если бы не оскорблял, глядишь, мол, и жив бы остался. Жаль, что эти строчки из письма Суслинова редактор снял, щадя безоглядного автора, который сам-то не особенно церемонится, зная, что всякий ум ограничен. И я не хочу с ним спорить: я тоже знаю, что глупость человеческая беспредельна, в особенности воинствующая, тщеславная, посылающая свои скоропалительные письма в журналы, чтобы осудить инакомыслящих.

        Мы же с Валентином Сафоновым хотели не судить, а разобраться, понять причины ранней гибели близкого нам человека и тяжелую драму Л. Дербиной. О ее мемуарах еще тогда, в 1993 году, мною было сказано, что в них воскрешается много ценных деталей и достоверных фактов из жизни Рубцова, четко проглядывают определяющие черты его характера, слышатся живые интонации его разговорной речи. У Валентина Сафонова было тогда свое отношение к мемуарам, и, возможно, сейчас он что-то бы уточнил, откорректировал, а может, и нет — он дружил с Рубцовым больше десяти лет и знал его хорошо, близко. К сожалению, и он ничего и никогда уже не скажет.

        В январе будущего года у читателей Николая Рубцова два «юбилея» — 60-летие со дня рождения поэта и 25 лет со дня его гибели. Уже четверть века нет его с нами, и вот с тех пор еще не пришел в русскую литературу такой или хотя бы подобный Николаю Рубцову поэт. Как и к близкому уже 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина не ожидается равного ему поэтического таланта. Они редки, такие таланты, чрезвычайно редки, и об этом надо постоянно помнить, порицая их носителей за человеческие недостатки обидно краткой и трудной их жизни.

        И почтить память прекрасного русского лирика, конечно же, надо не такими разборками его гибели — прости нас, пожалуйста, Николай Михайлович. Мы пока еще живем на грешной этой земле, и жизнь наша со времени твоей гибели стала еще беднее и сиротливей. Она сиротеет с каждой народной потерей, а их становится все больше и больше, и обидные эти потери невозвратны и невосполнимы, потому что истинный талант уже не повторится. Никогда.

 

26 сентября 1995 г.

 


Публикуется  по журналу "Слово" (1995, №11/12).

 

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.