На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ЛИТЕРАТУРНО-КРИТИЧЕСКИЕ РАБОТЫ

Лариса Тимашова

ЭСТЕТИКО-НРАВСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ И АКТУАЛЬНОСТЬ ПОЭЗИИ НИКОЛАЯ РУБЦОВА

Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук
 

§2. Судьба России - главная тема творчества Н.М.Рубцова

 

Судьба России воспринимается Н.М.Рубцовым как личная судьба. Он чувствует себя прямым наследником ее истории, культуры и её субъектом - лицом, чья жизнь и судьба неотделимы от судьбы Отечества. Наиболее близким, ёмким предметом и объектом выражения личностного отношения к Родине, гражданского чувства выступает в его поэзии Природа. Её Поэт рассматривает с позиции эстетической категории возвышенного: как явление близкое, которое таит в себе огромные потенциальные силы и не может быть полностью освоено. Это недостижимое, но очень желанное, искомое, необходимое. Природа в творчестве Н. М.Рубцова одухотворена. Истоки, корни такого видения - в классической поэзии, в национальном сознании, в христианской вере, восходящей к языческим представлениям, мироощущению и обрядам. «Древнейшее язычество состояло в обожании природы, - писал А.Н.Афанасьев, - и первые познания об ней человека были вместе и его религией». Народ творил язык и мифы, был, подчёркивает историк и фольклорист, «действительным поэтом».

 

Русский народ пронёс через тысячу лет, во многом адаптированные, но свои древние обряды и традиции языческих предков, сохранив свою генетическую память, свой духовный стержень. «Русскому люду какую хочешь веру дай, хоть в воду его макай, хоть плоть обрежь - всё одно он своему Богу будет молиться, тому, что в сердце его. Тем и не похожи мы на другие народы, а потому и вера чужая в сердце не отзовётся».

 

Единство с природой лежит в основе жизни и творчества Н.М.Рубцова. Живой дух народной поэзии слышится в идейном содержании, стиле, жанре, образах его стихотворений «Осенние этюды», «Выпал снег...», «В лесу», «Видения на холме», «Шумит Катунь» и других произведениях, где реальный мир полон фантастики. Вспоминаем:

 

Знаешь, ведьмы в такой глуши

Плачут жалобно.

И чаруют они, кружа,

Детским пением,

Чтоб такой красотой в тиши

Всё дышало бы,

Будто видит твоя душа

                        сновидение.

 

(«Сапоги мои - скрип да скрип...»)

 

... Мимо башен, идолов, гробниц

Катунь неслась широкою лавиной,

И кто-то древней клинописью птиц

Записывал напев её былинный.

Катунь, Катунь - свирепая река!

Поёт она таинственные мифы

О том, как шли воинственные скифы, -

Они топтали эти берега! (...)

 

(«Шумит Катунь»)

 

Дыхание вечности чувствует Н.Рубцов всюду: «Катунь ... поёт таинственные мифы», а «по холмам, как три богатыря, еще порой проскачут верховые», о русской старине напомнит то «полусгнивший овин», то «хуторок с позеленевшей крышей». Представляемые картины обретают реальность в облаках над дорогой: они «В пыли веков мгновенны и незримы». В прошлом находит поэт разгадку вечной тайны - величия и красоты родной земли. Он не устремляется в прошлое, но «постигает сегодняшний день в его исторической объемности». В «Старой дороге» открывает автор истоки национальной жизни России, величие и вечность «русского духа»:

 

Здесь каждый славен -

                            мертвый и живой!

И оттого, в любви своей не каясь,

Душа, как лист, звенит, перекликаясь

Со всей звенящей солнечной листвой,

Перекликаясь с теми, кто прошел,

Перекликаясь с теми, кто проходит.

Здесь русский дух в веках произошел,

И ничего на ней не происходит.

Но этот дух пойдет через века!

 

Эта перекличка душ становится реальностью жизни, если вспомнить слова поэта, которые имеют самое непосредственное отношение к старой дороге от пристани Устье-Толшменское до села Никольское: «Жаль старой дороги. Новую прямую прокладывают. Разрежут всё на мелкие части. Пешеходам ничего не остаётся.» Старая дорога, вспоминает современник поэта А.Мартюков, «звала ускорить шаг, прибавляла силы . А возле . бежали тропинки, делали всё, чтобы можно было спрямить путь, а где надо, выйти на берег настоящей реки. И так, пока идёшь до села Никольского, несколько раз облегчала она мысли человека». Поэт часто ходил пешком по бескрайним российским просторам, преодолевая многие километры. Так на Алтае, на Чуйском тракте, летом 1966 года, самой жизнью рождён поэтический образ «старой дороги».

 

Глубину таланта Н.М.Рубцова оценил А.В.Ларионов устами главного героя романа «Рок»: «Страх бьёт, как он мог провидчески точно изъяснять чувства, - поражался Легостаев. - Какой же в нём жил тонко чувствующий божественный дар, сколько в нём тихой печали, истый северянин, говорящие уста природы». Своеобразие бытового уклада и культуры Севера, сохранившись дольше, чем в других областях страны, не могло не отразиться на развитии поэзии, как наиболее подвижном и восприимчивом роде художественного творчества. Поэты всегда обогащались «притоком своих родных сил», исходили из народной системы образов и символов, в которых воплощена основа русского духа. Вологодчина, северное русское откровение породили и вырастили Поэта. Стремление следовать народной культуре, по словам С.Орлова, «выгодно подчёркивает самобытность поэтов Севера в нашей ... поэзии».

 

Живые черты прошлого Н.М.Рубцов видит в современности. Воплощая «чувство древности земли», он тревожится, что стремительное наступление цивилизации заслоняет «таинственное величье» старины. «Рожденный по ошибке», поэт признается: «Я все реже // Волнуюсь, плачу и люблю». Он опасается, что, «может быть, навеки // Людный тракт окутается мглой». В современном мире человечество предстает у поэта в облике мощного движения поезда:

 

Поезд мчался с полным напряженьем

Мощных сил, уму непостижимых,

Перед самым, может быть, крушеньем

Посреди миров несокрушимых.

 

Сознание Поэта омрачают видения будущих катаклизмов: «Солнце // Красное над снегом, // Огромное, // Погасло навсегда.»

 

Эстетический идеал поэта, восприятие мира, понимание русской судьбы, осмысление той связи времен, которая стала основой его поэтического мироощущения, воплощены в «Видениях на холме».

 

Взбегу на холм

                      и упаду

                                в траву.

И древностью повеет вдруг из дола!..

 

С некоей завоеванной высоты - «упаду» в глубину истории России; при этом само «падение» - погружение в глубь веков - подчеркнуто и ритмом, и даже графически - разбивкой первой строки, что у Н.М.Рубцова встречается нечасто. Казалось бы, холм за деревенской околицей - не такая уж большая высота, но с нее поэту видна вся Родина - не в пространственном, а в историческом, во временном плане, вплоть до татаро-монгольского нашествия, принесшего Руси столько горя. Возвращаясь из глубины веков к современности, поэт как бы соединяет время, связывает в единое целое разные исторические эпохи, оттого сегодняшние картины у Н.Рубцова глубоко историчны:

 

За все твои страдания и битвы

Люблю твою, Россия, старину,

Твои леса, погосты и молитвы,

Люблю твои избушки и цветы,

И небеса, горящие от зноя,

И шепот ив у омутной воды,

Люблю навек, до вечного покоя...

 

Это признание в сострадающей сыновней любви к Родине выражено очень простыми словами, и в этом союзе «звуков, чувств и дум» предстает образ тысячелетней России. Оно как бы отодвигает в небытие «тупой башмак скуластого Батыя». Признание в любви к Родине здесь — реально выраженная сила добра, противостоящая также вполне конкретной силе зла. Лирическое «я» поэта здесь вырастает до значительного обобщения, сливается с множеством других «я» - людьми былых веков, которые отодвинули когда-то от лика земли своей «тупой башмак» не одного завоевателя и с которыми поэт ощущает здесь «самую смертную связь» в любви к Родине.

 

Россия, Русь! Храни себя, храни!

Смотри, опять в леса твои и долы

Со всех сторон нагрянули они,

Иных времен татары и монголы.

 

Здесь оживает история войны, надвигающейся на человека:

 

Они несут на флагах чёрный крест,

Они крестами небо закрестили,

И не леса мне видятся окрест,

А лес крестов

                  в окрестностях

                                       России.

 

Некоторые рубцововеды, авторы публикаций о поэте (В.В.Сорокин, М.А.Полётова) не без основания склонны рассматривать «Видения на холме» как пророчество поэта, которое сбылось сейчас, в наши дни. «Иных времён татары и монголы», по их мнению, - нынешние разрушители России. Главное же здесь то, что страшное видение, символ недавних (или будущих!) бед Родины, прерывается неожиданно просто -спокойным пейзажем, вселяющим надежду, успокоение и веру в Россию:

 

И надо мной -

               бессмертных звёзд Руси,

Спокойных звёзд безбрежное мерцанье...

 

История Родины, память о величайших событиях, таких, как Великая Отечественная война, для поэта - святыня, которая вызывает поклонение, бездонность печали и тревоги. Поэт - не историк. Он не стремится к последовательному изложению тех или иных исторических событий. «Для него главное: «схватить» и художественно выразить дух времени, т. е. главные, наиболее характерные черты эпохи, которые дают нам, читателям, наиболее яркое и целостное представление об этой эпохе, делают нас как бы соучастниками тех или иных исторических событий» . Черты времени передает нам Н.М.Рубцов: тема войны была личной для «поколения безотцовщины» 60-х. В стихотворении «Русский огонек» она вырастает до большого, весьма актуального обобщения, выходит к общемировым проблемам войны, мира, надежды и веры. Лирика сливается с высокой эпичностью: лирическое «я» поэта, образ хозяйки и тема прошлого Родины соединяются в интонации, в поэтическом смысле контекста стихотворения.

 

Как много желтых снимков на Руси

В такой простой и бережной оправе!

И вдруг открылся мне

И поразил

Сиротский смысл семейных фотографий.

Огнем, враждой

Земля полным-полна,

И близких всех душа не позабудет.

 

Слово «Земля» здесь - не территориальное понятие, но «идейное, духовное, нравственное, объединяющее людей в единство народа не только по признакам происхождения от единого корня, но и по их идейно-нравственному устремлению». Чувство Родины, родной земли, нужд и судеб Отечества, его людей - стержневое содержание «золотого века» литературы, а затем и народно-крестьянской поэзии С.Есенина, Н.Клюева. Так сложилась их психология, так предписывали православная вера и традиционный уклад народной жизни. Ощущением неотделимости от матери-земли проникнута и лирика Н. Рубцова. Выражение этого чувства -сквозная тема его творчества, которую лучше всего определить словами Н.Гоголя, сказанными о «Капитанской дочке» А.С.Пушкина: «...простое величие простых сердец».

 

Феодосий Печерский, проповедуя терпимость и человеколюбие, говорил: «Подвигайся к своей вере добрыми делами, и милостью одаряй не только единоверцев, но и чужих. Если видишь раздетого и голодного, или от стужи или от беды какой страдающего . - всякого помилуй и от беды избавь, и не будешь лишён воздаяния от Бога». Твёрдо следует христианской заповеди - возлюби ближнего твоего, как самого себя -одинокая хранительница «скромного русского огонька» Н.Рубцова. Её образ - олицетворение многострадальной Родины, живое воплощение русского национального характера с его простотой, бескорыстием, природной чуткостью и честностью, «инстинктом общечеловечности» (В.Ю.Троицкий), верностью добру и правде. Потеряв близких в войну, женщина не ожесточилась сердцем, душа её по-прежнему излучает свет материнской любви: «Вот печь для вас и теплая одежда.» - просто, как будто предполагая чьё-то появление, встречает она незнакомца. И провожает: «Господь с тобой! Мы денег не берем!» - точно зная, что «чужою бедою не разживёшься» (Н.Лесков, «Пугало»). Разговор героя с хозяйкой - обжигающее прикосновение к самой субстанции народной души, на строй и самочувствие которой наложила свой неизгладимый след война, ее утраты:

 

 Скажи, родимый, Будет ли война? -

И я сказал: — Наверное, не будет.

 Дай бог, дай бог... Ведь всем не угодишь,

А от раздора пользы не прибудет. -

И вдруг опять:

 Не будет, говоришь?

 Нет, - говорю, - наверное, не будет...

 

Неуловимость перехода сцены в картину глобального, библейского наполнения, видимо, и есть художественная тайна этого и других произведений Поэта. Русский огонек - это не только светящееся оконце избушки, но и символ доброты, братства, милосердия, который открывает манящую животворную силу: горит «как добрая душа . во мгле» - и нет ему покоя. «Надежда человека и надежда всего мира - русский огонек, где помнят прошлое, где это прошлое живет в настоящем и вселяет веру в будущее», - внушаемо размышляет Н.Зуев.

 

В минуты нравственных, духовных потрясений обращаемся мы к великому А.С.Пушкину, его стихам о России:

 

Сильна ли Русь? Война, и мор,

И бунт, и внешних бурь напор

Её, беснуясь, потрясали -

Смотрите ж: всё стоит она!

 

В годы фашистского нашествия для многих людей в истинном свете раскрылась великая любовь к России Сергея Есенина, «патриотическая глубина, пронзительное чувство родины» (Ю. Л. Прокушев) в его поэзии:

 

Спит ковыль. Равнина дорогая,

И свинцовой свежести полынь.

Никакая родина другая

Не вольёт мне в грудь мою теплынь.

 

Судьба России, «её прошлое, настоящее и будущее - вот что прежде всего глубоко волнует и Пушкина, и Есенина, определяет неустанный художественный поиск, гражданскую позицию каждого из поэтов, -подчёркивает духовную близость мастеров слова Ю.Л.Прокушев, - вот что является главной темой всего их творчества, вот их извечная радость и боль, их немеркнущая мечта и надежда». Именно такое, трепетное и вдохновенное чувство Родины воспринято и воплощено в творчестве поэтом другой эпохи - Николаем Михайловичем Рубцовым:

 

Привет, Россия - родина моя!

Сильнее бурь, сильнее всякой воли

Любовь к твоим овинам у жнивья,

Любовь к тебе, изба в лазурном поле.

 

К некоторым страницам истории поэт относится с болью и недоумением, призывает критически осмыслить прошлое, предупреждает от повторения ошибок:

 

Сталин что-то по пьянке сказал -

И раздался винтовочный залп!

Сталин что-то с похмелья сказал -

Гимны пел митингующий зал!

 

(«На кладбище»)

 

Л. Дербина вспоминает, что в революции Н. Рубцов видел огромное несчастье, повлекшее за собой страшную трагедию - гражданскую войну: «Нет, я Ленина люблю, он хотел добра для всех, но . сколько пролилось крови русской зазря! Убивали друг друга родные люди, брат брата ... В гражданскую погибал цвет нации, уничтожался собственными руками».

 

Жаль поэту людей, покинувших Родину:

 

Здесь барин жил.

И может быть, сейчас,

Как старый лев,

Дряхлея на чужбине,

Об этой сладкой

Вспомнил он малине,

И долго слёзы

Катятся из глаз.

 

Здесь слышатся не только и не столько сострадание, боль утраты и понимание объективной неизбежности, исторической предопределённости судьбы страны и народа. Но одновременно - и поиск пути к духовному единению всего народа. Обратим внимание на символику: «Волнует и тревожит» поэта шум сосен «во тьме унылого строенья». Не только понять, но именно почувствовать, ощутить «о чём они шумят» пытается человек, воспитанный на отрицании дворянской культуры и одновременно - интуитивно чувствующий необратимый разлад в национальной истории. Даже Л.Дербина, не отрицая идейных разногласий с Н.Рубцовым, признаёт его человеком болезненно и страстно заинтересованным судьбой России и русского народа: «Он не пёкся ни о чём личном, был бескорыстен и безупречно честен. Рубцов не выписывал ни газет, ни журналов, у него не было телевизора, он редко ходил в кино, но он знал главное ... Россия - его любовь и боль», а он сын своего Отечества, неотделим от него.

 

Лирика Николая Рубцова проникнута восхищением «удивительными, белоколонными» храмами России. Для поэта они - символ русской культуры, вековой истории, духовного единения и душевного тепла.

 

Н. Рубцову близка мировоззренческая идея сопоставления природы с храмом. Ему жаль «разрушенных белых церквей». Они, как и Россия, разорены и погружены в сон:

 

С моста идёт дорога в гору.

А на горе - какая грусть!

Лежат развалины собора,

Как будто спит былая Русь.

 

(«По вечерам»)

 

Хотя в миропонимании поэта нет канонической веры, его герои помнят, как «колокольня вдали деревни еще оглашала набатом», он видел «на чем поднималась великая Русь» («Жар-птица»). Вера у Н.М.Рубцова не просто присутствует, но живёт на уровне сознания и на уровне чувства, ощущения. Поэту близка не религиозная эстетика, а реальные жизненные ценности, в них он видит корни и прекрасного, и возвышенного. Его путь к православию, как уже отмечалось, пролегал через русскую классику, где истинная свобода и независимость обретается героями произведений на пути к духовно-нравственной цельности, причастности к христианской основе бытия, синтезирующей доброе, красивое, вечное - созидательное и возвышенное. Эстетическое усиливает и проявляет жизнетворный смысл Добра, его вечную силу, непобедимость.

 

«Утверждение духовного мира национальной самобытности», - основная идея его поэтического творчества. Эта органичная для жизненной и эстетической позиции Поэта идея продолжает мысль и пафос классической русской литературы, герои которой несут в себе и сознание греха, и органическое стремление к покаянию, и жажду делать добро, и взлеты к идеалу святости и безграничной жертвенности «за други своя». Так раскрывается перед нами «русское национальное православное самосознание», которое есть «весь уклад жизни и глубокий внутренний настрой».

 

Произведения Н.Рубцова не претендуют на собственно духовные стихи с их каноническими формами и четкостью образной системы -состояние его души приближено к восприятию мира, которое названо в православии Благодатью. Ему, как и Ф.Тютчеву, и С.Есенину, была близка идея христианской соборности, т.е. духовного единения:

 

Мы по одной дороге ходим все -

Так думал я. - Одно у нас начало,

Один конец. Одной земной красе

В нас поклоненье свято прозвучало!

 

(«Философские стихи»)

 

Духом соборного единения проникнуты строки Н.М.Рубцова о «самой жгучей, самой смертной связи» человека с «каждой избою и тучею, с громом, готовым упасть». Ощущение неотделимости от матери-земли и природы унаследовано поэтом от русской классики. «Человек связан с природой тысячью нерастожимых нитей», - говорил И.С.Тургенев. Давно отмечено, что родина, народ, природа, добро (доб-ро, добрый род) - родственные слова, обозначающие единый соборный организм. «Именно тогда, когда человек начинает ощущать себя частью природы, Божьего мира, когда начинает сознавать свою ответственность за судьбу этого мира, он становится Личностью, духовным существом, - убеждает Ю. И. Сохряков. - Именно тогда он постигает мудрость слов Питирима Сорокина о том, что природа - это язык, на котором господь разговаривает с человеком».

 

В одухотворённой природе С.Есенина «звонко чахнут тополя», «звенят родные степи», здесь «колокольчик хохочет до слёз» и «прозвенит девичий смех», а «в душе звенит тальянка». Во многих стихах Н.Рубцова («Левитан», «Старый конь», «О Московском Кремле» и других) раздаётся «звон заокольный и окольный», поэт слышит «и колокольный, и колокольчиковый звон». Например:

 

Эх, Русь, Россия! Что звону мало?

Что загрустила? Что задремала?

 

(«Зимним вечерком»)

 

Религиозное сознание С. Есенина развивалось стихийно, вбирая в себя православную культуру: «. на извёстку колоколен // Невольно крестится рука». Н.Рубцов, подсознательно руководствуясь религиозным чувством, честно и точно воплотил в своём творчестве «дух времени» и отразил сложное душевное состояние современного человека, мучимого противоречиями, «бурями века»:

 

Иду, бреду туманами седыми,

Не знаю сам, куда и для чего?

 

(«Уж сколько лет слоняюсь по планете!»)

 

Ориентация на радость и смысл христианских праздников (Рождество, Крещение), их положительная оценка свойственны Н.Рубцову. Но и безверие - «печать» советского времени - обнаруживается в стихах поэта.

 

Обратимся к «Пасхе».

 

Пасха

       под синим небом,

С колоколами и сладким хлебом,

С гульбой посреди двора.

 

«Реконструируемая по детским воспоминаниям Рубцова картина, - считает Н.Коняев, - мало общего имеет с пасхальной радостью, что овладевает сердцами верующих в этот светлый день». Действительно, мы видим христианский весенний праздник без главного - всё совершается вне церкви. Это только внешнее подобие Пасхи, поэтому не случайно

 

Промчалась твоя пора!

Садились ласточки на карниз,

Взвивались ласточки в высоту.

Но твой отвергнутый фанатизм

Увлёк с собою

И красоту.

О чём рыдают, о чём поют

Твои последние колокола?

Тому, что было, не воздают

И не горюют, что ты была.

 

Строка «твой отвергнутый фанатизм» косноязычна, но является ключевой в стихотворении. Она удивительно точна. Богоборчество, как представлялось в те годы, было направлено против фанатизма служителей культа. Поэтому горевать, рыдать, казалось бы, было не о чем... Людям, принявшим атеистическое воспитание, было неведомо, что издавна на Руси «день этот есть тот святой день, - писал Н.Гоголь, - в который празднует святое, небесное своё братство всё человечество до единого, не исключив из него ни одного человека».

 

Пасха - Воскресение Христово - празднует избавление от рабства греха. Это смысл, основание и торжество христианской веры. Если бы не было Воскресения Христова, то не было бы и христианства, сама вера в Бога, в силу добра и правды была бы подорвана, утрачен был бы и смысл жизни верующего человека. Природа, языческие и христианские представления о ней - всё это переплеталось в народном сознании настолько органически, что порою трудно различить их контуры. Считали, что природа радуется великому христианскому событию: и птицы поют по-другому, и травы зеленеют не так, как обычно. «Я просыпаюсь радостный, - вспоминает И.Шмелёв. - Меня сразу ослепляет блеском, и в этом блеске - весёлый звон. Будто ещё во сне - звонкие золотые яблочки, как в волшебном саду, из сказки . да, это Пасха!.. Яркое утро - солнце, пасхальный звон!» Строки С.Есенина созвучны с воспоминаниями И. Шмелёва: «Колокол дремавший // Разбудил поля, // Улыбнулась солнцу // Сонная земля».

 

Современна, как и праздник Пасхи, молитва Н.Рубцова:

 

И я молюсь, о русская земля!

Не на твои забытые иконы,

Молюсь на лик священного Кремля

И на его таинственные звоны.

 

(«О Московском Кремле»)

 

Хотя в другом стихотворении герой Н.Рубцова мчится на коне, «покрестившись лихо на собор» («Эх, коня да удаль азиата...»), в «Вологодском пейзаже» «пустой храм... виден весь со стороны // Во всём таинственном величье // Своей глубокой старины», а вдали, «светясь, в тумане тонет // Глава безмолвного Кремля.», то вдруг является «образ предка // С холмов, забывших свой предел, // Где он с торжественностью редкой // В колокола, крестясь, гремел!» («Уединившись за оконцем.»). Так в творчестве Н.Рубцова воплотилось противоречие сознания современного человека: интуитивная православная вера при незнании, а потому непонимании сути и отрицании церковных таинств и древних народных обрядов.

 

Для осознания художественного мира поэта ценно стихотворение «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны.». Смятение, душевную тревогу современного человека Н.М.Рубцов передал в раздумьях «неведомого отрока», в образе обмелевшей реки философски просматривая обречённость цивилизации позитивизма:

 

Боюсь, что над нами не будет таинственной силы,

Что, выплыв на лодке, повсюду достану шестом,

Что, всё понимая, без грусти пойду до могилы.

Отчизна и воля - останься, моё божество!

 

Переживание утраты старинной жизни имеет и конкретное социально-историческое наполнение:

 

И храм старины, удивительный, белоколонный,

Пропал, как виденье, меж этих померкших полей

Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,

Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей.

 

Возможно ли: храм жаль, а короны - нет? Слова Н.Рубцова - убеждение или незнание? А может, своеобразно выраженная позиция потребности народа в свободе? «Не жаль того, что возносит одного над всеми; жаль того, что роднило, объединяло всех со всеми», - разъясняет современный вузовский учебник по литературе ХХ века. Мысль Рубцова выражает именно такую точку зрения, которая не согласуется с церковным взглядом на глубинную суть самодержавия. Во все века, пишет священнослужитель О.Платонов, считалось так: «Царь - воля, церковь - дух, государство - тело, и всё это вместе православное государство». Эта установка продолжает мысль Д.А.Хомякова о том, что православие, самодержавие, народность - формула, в которой выражалось сознание русской исторической народности.

 

Данная формула, мы видим, не теряет актуальности в наши дни. Характерна точка зрения Митрополита Иоанна. Он считает, что русский народ понял свою миссию богоизбранности и отразил своё мировоззрение в былинах, духовных песнях и особенно в летописях, главные мысли которых сводились к следующему:

1. Богу угодно вверять сохранение истин Откровения избранным им самим народам и царствам. Русскому народу определено хранить православие «до скончания века» - второго и славного пришествия Иисуса Христа. В этом смысл его существования.

2. Богоучреждённой формой правления православного народа является самодержавие, Евангелие - его «конституция»; царь - помазанник Божий, «олицетворение богоизбранности всего народа, его молитвенный председатель и ангел-хранитель».

 

Веками русские понимали монархию как силу нравственную. «Не народ для царя и не царь для народа, - утверждал Н.Ф.Фёдоров, - а царь вместе с народом как исполнитель Божьего дела на земле, дела всечеловеческого».

 

Православие выступает в мире как религия наибольшей человечности и любви, надежды и оптимизма, её основой является учение о Богочеловеке: «Бог есть абсолютная Любовь и абсолютное Добро, и между Богом и человеком есть нерушимая непосредственная личная связь, - ибо Бог, как и человек, есть личность, а не слепая сила природы». Тот, «кто не понимает Православия - тот никогда и ничего не поймёт в народе. Мало того, тот не может и любить русского народа, а будет любить его лишь таким, каким бы желал его видеть» (Ф. М. Достоевский). Слова великого писателя напоминают нам, что русский народ, его самосознание и культура «сформировались в лоне Православия с его энергией духовного единения, с его идеями любви к ближнему, сострадания, жертвенности, служения перед всем народом и человечеством» Трудно переоценить значение христианства в его попытке подвигнуть человечество к мысли о совершенном.

 

Николай Рубцов чувствовал, что социальное обустройство России крепилось и оживлялось духовным строем, истекавшим из веры, хотя церковные таинства, как отмечено, оказались поэту недоступны и, вероятно, поэтому не нашли отражения и оценки в творчестве. Философская платформа его взглядов сопряжена с православием, но и черты языческого миропонимания поэту тоже не чужды. Такое сочетание всегда было свойственно нашему народу и не являлось противоречием верующего сознания, ведь многое в христианстве возникло на основе язычества. Справедливо писал А. Михайлов, что «эмоциональный акцент» поставлен в поэзии Н. М.Рубцова «на извечном, на том, что менее всего подвержено влиянию времени. Истоки силы, народного характера уходят в глубину веков...», именно там находится «корень, прочная сила которого испытана мечом и огнем. Ее и призывает он хранить вместе с волей и государственностью...».

 

В слиянности своей судьбы с единством человека и мира проявляется гражданственность Н. М. Рубцова. Его стихи не только напоминают нам о национальной гордости и о том, что каждый из нас ответственен за судьбу Родины, за её будущее, но и внушают чувство гражданской ответственности. С.Есенин писал: «Радуясь, свирепствуя и мучась, // Хорошо живётся на Руси». И в душе Н.Рубцова, несмотря на очевидный жизненный разлад с окружающей действительностью, живёт уверенность в вечной устойчивости и гармонии:

 

Но в наши годы плакать невозможно,

И каждый раз, себя превозмогая,

Мы говорим: «Всё будет хорошо».

 

(«Осенние этюды»)

 

Проведённый в данном параграфе анализ поэтических произведений не имел целью полностью осветить привлекающую внимание многих исследователей тему России в творчестве Н. М. Рубцова. Но, мы надеемся, что изложенный материал создаст почву для дальнейшего изучения лирики поэта и в частности тем "Образ природы" и "Русский характер" в его поэзии. Нельзя не подчеркнуть, что в русской классической литературе судьба одного человека переплетена с судьбами Родины и мира. Так и творчество Н. М.Рубцова, продолжая традиции отечественной классики, запечатлело положение человека в реальной действительности, судьба которого тесно связана с Россией и всем миром.

 

Свой эстетический и социально-нравственный идеал, т.е. представление о жизни, какой она должна быть, поэт раскрывает в большом числе произведений. Приведём здесь «Осенние этюды»:

 

... Одного сильней всего желаю -

Чтоб в этот день осеннего распада

И в близкий день ревущей снежной бури

Всегда светила нам, не унывая,

Звезда труда, поэзии, покоя,

Чтоб и тогда она торжествовала,

Когда не будет памяти о нас...

 

Творческая, деятельная, духовно насыщенная жизнь в мире труда и любви. К этому стремился поэт, хотя так и не обрёл желанного за свою недолгую жизнь.

 

Н. М. Рубцов в лучшем смысле слова национальный поэт. Его творчество несёт в себе черты русского характера, национальную психологию. Его стихи - произведения самородка, а личная трагедия органично вливается в трагическую историю Родины. Скитания по разным уголкам страны лирично обрисовывают и просторы нашей огромной державы, и контуры души русского народа, плоть от плоти которого был он - Поэт.

 

Правда человеческого характера (или отдельного типического переживания в лирике) составляет специфическую, собственно художественную сторону содержания произведения искусства. Настоящий лирический поэт, убеждает А.И.Буров, «постигает, улавливает общезначимое, типическое переживание, и нас при этом меньше всего интересует, есть ли это его личное переживание в данных обстоятельствах его жизни, или это переживание других лиц, или это вообще возможное в определённых предлагаемых обстоятельствах и наиболее типичное для них переживание, которое поэт воспроизвёл сначала в своём сердце и потом прямо из него - в стихотворении, уже как собственное переживание, ибо он и действительно сжился с ним».

 

Поэт, чьё «народное» творчество - неотъемлемая часть отечественной художественной культуры, обладал удивительным чувством Родины, личной ответственностью за судьбу свою и народа, Любовью к жизни, к природе, к Прекрасному. Всё это воплотилось в поэзии Н.М.Рубцова как созидательное Чувство, как эстетико-нравственный критерий жизни и творчества.

  


<< стр.3  >>

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.