На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ЛИТЕРАТУРНО-КРИТИЧЕСКИЕ РАБОТЫ

Ольга Морозова

МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО НИКОЛАЯ РУБЦОВА

 

        Всегда интересно сопоставлять личную судьбу поэта и его творчество. Более несовместимых понятий, пожалуй, и нельзя привести, чем личная жизнь и творчество Николая Рубцова. Более суровой судьбы, более коварной и жестокой не было ни у одного советского, а тем более русского поэта, хотя Россия, как никакая другая страна, часто хоронила своих гениев.

        Судьба поэта трагична. Но его творчество оптимистично. От него веет каким-то необыкновенным Светом, Истиной и Любовью.

        Приход поэта с таким даром — явление редкое. Вселенная нечасто посылает совершенное дарование. Но если посылает, то наделяет его знанием своей, вселенской Истины. Посмотрите, что пишет поэт в стихотворении "Ночь коротка":

Что той, которой мы боимся, смерти, 
Как у цветов, у нас ведь тоже нет!

        Н. Рубцов метафизичен в своей глубинной, изначальной сути. Он чувствует, что существует другая, высшая правда Жизни, которая находится под запретом в его, и уже не нашей, социалистической действительности, которая жестоко карает тех, кто осмеливается думать и чувствовать не так, как она этого хочет. Он живет в мире, созданном Великим Инквизитором, помните, у Достоевского, в мире организованного счастья. А он со своим даром от Бога, ну никак не может вписаться в рамки его.

        И она, действительность, тоже чувствует его инородность, враждебность и сгущает тучи над ним, чтобы вытолкнуть его в небытие. Как замечали сокурсники Рубцова, все, что другим сходило с рук свободно, у Николая принимало размах чуть ли не криминальных историй. Но не может он быть другим. Он даже с какой-то горечью восклицает (в стихотворении "Жизнь-океан, волнующий скорбями"): "Но скован был вселенскими цепями". И этот большой конфликтный узел обрастал внутренним противоречием, которое разливалось в его личной судьбе, тогда как творчество его несло на себе печать Божьей благодати. Недаром основная тема его стихов - Родина, природа, и даже там, где он касается темы действительности, мы чувствуем добрый юмор с горечью и даже с болью.

Полетели, куда захотели ("На злобу дня")
Тянут слово из мужика...
В свете новых решений ЦК... ("Репортаж")
Чтоб гордо жить, нахмурив бровь,
В лучах довольства полного и власти... ("Философские стихи")
Он дорожил большим доверием
И даже брошенной женой... ("Рассказ о коммунисте")

        Н. Рубцов предвечно свободный человек, и ему мало того "счастья", которое "спускается" решениями ЦК.

        "Предвечная свобода человека, абсолютное достоинство, его связать с вечностью — выше всякого другого устроения, всякого успокоении, всякого благополучия, всякого неустойчивого, слабого жалкого счастья". (Н. Бердяев).

        Не получилось у него, не хватало сил на то, чтобы устроить свое, личное благополучие. И не видел он в этом для себя большого смысла. Так уж он был устроен.

        Николай Рубцов обладал великим талантом Любви, той Любви, которая выше разумною сознания.

        "Истина, как живая сила, овладевающая внутренним существом человека и действительно выводящая его из ложного самоутверждения, называется любовью" (Вл. Соловьев).

        Он не утверждался в этой жизни, не хотел жить ее ложными идеями, ведущими в никуда, от самой сущности человека, от его божественной природы, он просто любил, и свою любовь он пел стихами.

        Но этого было мало. Человек на земле должен расти, должен наполняться бесконечным содержанием, впитывать в себя мировое бытие, приобщаться к бытию бесконечному. Увы, это было невозможно. Безысходность надрывала его человеческие силы...

        А в стихах он становился самим собой, сливался с мирозданием.

И возвратиться в отчий дом, 
Чтобы однажды в доме том 
Перед дорогою большою 
Сказать: — Я был в лесу листом! 
Сказать: — Я был в лесу дождем! 
Поверьте мне: я чист душою...

Источник: Литературно-художественный альманах "Николай Рубцов: время, наследие, судьба"
   

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.