На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ЛИТЕРАТУРНО-КРИТИЧЕСКИЕ РАБОТЫ

Александр Киров

Лирический роман в поэзии Н.М. Рубцова
Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук
 
Глава 1.
Лирический роман Н. Рубцова в контексте русской литературы 1950-70-х гг.

1.1.  «Лирический герой»,  «лирический цикл», «лирический роман», «эпический сюжет», «лирический сюжет», «сюжетная основа», «фабула» как литературоведческие категории.

 

        Пути и формы выражения авторского сознания в   лирике   разнообразны.  Достаточно подробную и доказательную их классификацию дал А.М. Микешин в статье «Лирический герой» (178; 27-36).

        Лирический герой – авторское лирическое «я», основная форма авторского сознания. Этот образ пронизывает весь круг произведений автора, создаёт целостное представление о творчестве. Внутренний мир лирического героя раскрывается не через поступки и события, а через конкретное душевное состояние, переживание определённой жизненной ситуации в конкретный момент времени. Это образ поэта в лирике, один из способов раскрытия авторского сознания, художественный двойник автора-поэта, вырастающий из текста лирических композиций (цикл, книга стихов, лирическая поэма, вся лирика в целом) как чётко очерченная фигура или жизненная роль, как «лицо, наделенное определённостью индивидуальной судьбы, психологической отчётливостью внутреннего мира, а подчас и чертами пластического облика» (166; 185).

        В большинстве случаев говорить о лирическом герое можно только тогда, когда лирика того или иного поэта обладает устойчивыми чертами (биографическими, сюжетными и т.д.). Методы его воплощения  многообразны. Один из основных – циклизация с более или менее выраженным сюжетным, повествовательным описанием. Лирический герой не существует в отдельном стихотворении. Это непременно единство если не всего творчества, то периода, цикла, тематического комплекса (32; 155).

        Лирический герой – основная, но не единственная форма выражения авторского сознания в лирике, т.к. поэтическое «я» может выступать и в других видах.

        Лирический адресат – герой лирического произведения, к которому устремлены раздумья и чувства автора (структурно это выражено в форме обращения или послания). Именно таким образом вызваны авторские переживания, запечатлённые в произведении. О его взглядах, симпатиях и антипатиях, отношении к окружающему миру мы узнаём по тому, как он оценивает изображаемую личность.

        В некоторых случаях автор как рассказчик выступает более отчётливо. Тогда мы вправе говорить о лирическом повествователе. Он не тождествен повествователю эпическому, хотя и встречается чаще в стихотворениях, где достаточно сильно развито событийное начало. Внимание автора здесь переносится с собственной персоны на описание происшедшего с ним события, разговора с кем-либо, судьбы другого человека, данной сквозь призму авторского восприятия. Лирический повествователь выступает в этом случае как определённое лицо, являясь одним из действующих лиц произведения.

        Лирический персонаж – герой ролевой лирики, где автор, подобно актёру, играет ту или иную роль, перевоплощаясь в другого человека. Поэт выступает от лица этого человека, выражая его мысли, чувства, переживания. Объектом лирического изображения становится здесь не автор, а герой, замещающий его и превращающийся в субъекта лирического повествования. Лирический персонаж отделяется от автора, часто не совпадает с его жизненным обликом, хотя иногда и обнаруживает сходные, в редких случаях – двойственные черты (образ-двойник).

        Названные формы авторского сознания часто «пересекаются». Одного или нескольких произведений явно не достаточно, чтобы выполнить их разграничение на материале творчества конкретного автора. Данное обстоятельство заставляет обратиться к взаимосвязанным терминам «цикл», «цикл художественных произведений»,  «лирический роман».         

        Внимание к такому явлению как цикл – факт общенаучного значения. Исследование циклических процессов в различных сферах культуры, общества, природы стало в последние годы устойчивой тенденцией современной науки. Этим подтверждается плодотворность дальнейших исследований данной проблемы в рамках литературоведения. Обращение к проблеме цикла создает новые возможности для более глубокого постижения сущности происходящего как в самой действительности, так и в процессе отражения этой сущности в сознании.

        Общепринятой разработанной теории цикла на сегодняшний день не существует. Глубоко цикличной является концепция развития «мирового духа» Гегеля. Цикл присутствует неизбежно во всех системах, признающих развитие (учение К. Маркса об общественно-экономических формациях, теория культуры О. Шпенглера, теории «локальных цивилизаций» А. Тойнби, «типов культуры» П. Сорокина). Применение циклической точки зрения на жизненные процессы является важной чертой научного сознания ХХ века и должно учитываться при попытках использования элементов циклического метода в литературоведении.

        В литературоведческом понимании цикл – это группа текстов, объединённых некими циклообразующими элементами и составляющими определенную надтекстовую художественную целостность (художественное единство). При этом отдельные произведения (элементы) цикла могут рассматриваться читателем или исследователем как в их целостности, так и по отдельности. Именно это понимание цикла явилось основой исследований, посвященных литературной циклизации. «Цикл (греч. – «круг») – группа произведений, сознательно объединённых автором по жанровому (стихотворные сборники романтиков), идейно-тематическому («Записки охотника» И.С. Тургенева) принципу или общностью персонажей («Сага о Форсайтах» Д. Голсуорси), а чаще всего – по нескольким признакам («Ругон-Маккары» Э. Золя)» (166; 492). Цикл как жанровое образование возникает тогда, когда цикличность воспроизводится как особая художественная возможность: каждое произведение, входящее в состав цикла, может существовать как самостоятельная художественная единица, но, будучи извлечённым из него, теряет часть своей эстетической значимости. Одновременно художественный смысл цикла не сводится только к совокупности смыслов отдельных произведений, его составляющих.

        Наиболее оригинальным является жанр лирического цикла, возникший в 19 веке (в русской литературе – «Борьба» А. Григорьева) и получивший наиболее широкое распространение в поэтике символизма («Снежная Маска» А. Блока). Лирический цикл, подчиняясь единому субъективно-эмоциональному началу, строится на сложных сюжетно-тематических и ассоциативных связях. «Монтируясь» из отдельных произведений, структура цикла несёт широкие возможности развития художественного смысла и дополняет многообразие принципов построения лирического произведения. В конкретных картинах повседневности начинает проступать глубокий смысл, часто  выражающийся с полной определенностью. Образ героя часто двоится, вбирая в себя мироощущение современника, которое в конце концов и становится главенствующим в настроении ряда взаимосвязанных произведений. Сугубо конкретные наблюдения и переживания героя предстают перед нами в обобщенном, возвышенном освещении и «подтекст» предыдущего цикла становится текстом нового. В стихах (составляющих данного жанра)  возникает своеобразный автопортрет, однако теснейшим образом слитый с типическими чертами современника-единомышленника. Произведения связаны и общностью мотивов, языка, тропов, художественного мира («Тайны ремесла» А. Ахматовой или «Стихотворения Юрия Живаго» Б. Пастернака). Это конкретные человеческие чувства, конкретная жизнь души, которая томится, радуется, печалится, негодует, ужасается, молится, просит. Стихи эти чаще всего связываются в нашем воображении воедино, порождают образ живого человека, который каждое свое новое чувство, каждое новое событие своей жизни отмечает записью. Иногда разделения на отделы, циклы может и не быть – в этом случае возникает восприятие всей совокупности стихотворений как сплошной автобиографии, дневника. Само расположение стихотворений в ряде случаев скрывает в себе намеки на развитие сюжета.

        Итак, жанр лирического цикла позволяет по-новому взглянуть на образ лирического героя – с точки зрения системных художественных характеристик. Для более полного и исчерпывающего разрешения проблемы характеристики лирического героя, его соотношения с личностью автора в историко-культурном контексте, есть возможность использовать литературоведческий термин   «лирический роман».

        В литературоведении 20 века всё чаще звучит понятие лирического романа, которое использует, например, В.Д. Днепров (101; 533-535). Исследователь предлагает следующую схему этого жанра: 1. впечатление, вызванное жизненным фактом; 2. знание о душевных процессах, производимых этим впечатлением; 3. называние возникшего чувства; 4. конечное состояние или действие (И.А. Бунин «Жизнь Арсеньева»). Однако в творчестве Э. Хемингуэя критик видит более «простую» схему лирического романа: впечатление – конечное состояние. По словам В.Д. Днепрова, этот жанр получил широчайшее распространение во второй половине 20 века в России (например, «Сентиментальный роман» В. Пановой) и за рубежом (например, «Над пропастью во ржи» Селинджера или  «Летопись хутора Бреккуот» Лакснесса).

        Такой роман особым образом связывает лирические моменты с эпическими и драматическими, открывая новые пути для лирики, принципиально отличные от тех, которыми идёт собственно лирическая поэзия. Впрочем, эта последняя, по словам автора, тоже начала испытывать влияние лирического романа.

        Основываясь на суждениях  исследователей этого лиро-эпического жанра, попытаемся назвать условно выделяемые (хотя до сих пор аргументированно и не названные) его основные разновидности.

  • лирический прозаический роман (Б. Пастернак «Доктор Живаго»);

  • лирический стихотворный роман как фрагмент творчества того или иного автора (употребление названного термина в этом значении, на наш взгляд, не вполне уместно, т.к. пересекается с термином «лирический цикл») (цикл стихов А. Григорьева «Борьба», любовная лирика А. Ахматовой, «Стихотворения Юрия Живаго» Б. Пастернака);

  • лирический стихотворный роман как целостное поэтическое наследие того или иного лирика («трилогия вочеловечивания» А. Блока, лирические романы С. Есенина, Н. Рубцова).

        По первой разновидности, представленной в творчестве Б. Пастернака, Селлинджера, Лакснеса, Г. Газданова и других авторов, сказано и написано уже достаточно много. Остановимся на двух последних, применимых  собственно к лирике.

        Внимание к такому явлению как лирический роман в смысле совокупности группы или произведений того или иного автора – факт общенаучного значения. Исследование циклических процессов в различных сферах культуры, общества, природы стало устойчивой тенденцией современной науки. Этим подтверждается плодотворность дальнейших исследований данной проблемы в рамках литературоведения. Обращение к проблеме лирического романа создает новые возможности для более глубокого постижения сущности происходящего как в самой действительности, так и в процессе отражения этой сущности в сознании.

        Так судить о лирическом герое в целом можно именно на основе многих стихотворений (цикл, сборник, книга стихов), в которых вокруг него разво­рачивается определённое лирическое «действо», условно называемое «лирическим романом» и дающее герою социальную, психологическую, нравственную устойчивость. Можно, наверное, даже утверждать, что романные черты в творчестве поэта тем ярче, чем отчетливее обрисован лирический герой.

        Эта научная идиома в отечественном литературоведении появилась сравнительно недавно, однако достаточно часто употребляется для изучения русской литературы 20 в. Так в своих высказываниях, статьях, исследованиях её использовали Ф.К. Сологуб, А.А. Блок, В. Гиппиус, Б.О. Костелянц, В.М. Жирмунский, Б.М. Эйхенбаум,  В.В. Агеносов, А.В. Терновский, Т.К. Савченко.

        Исследование лирики А. Григорьева позволило Б.О. Костелянцу заметить, что в лирическом романе (именно потому, что роман – лирический) не следует искать строгой сюжетной последовательности развития событий, но зато даны многообразные, сменяющие друг друга переживания и настроения героя: «Тут и несбыточные надежды, тут и горькая тоска, тут, наконец, и какое-то особое, болезненное наслаждение своей «немой страстью» (83; 53-54).

        Лирика А. Блока – явление уникальное. По словам А.В. Терновского, «при всём многообразии её проблематики и художественных решений, при всём отличии ранних стихотворений от последующих – она выступает как единое целое, как одно развёрнутое во времени произведение, как отражение пройденного поэтом «пути». На эту особенность указывал и сам А. Блок» (236; Ч. 1; 73).

        Впервые мотив пути лирического героя прозвучал в предисловии к сборнику «Земля в снегу» (1908), там же наметился еще лишь смутно прозреваемый финал его странствий: «изначальная родина, может быть, сама Россия». В апреле 1910 г. поэт прочитал в «Обществе ревнителей художественного слова» доклад «О современном состоянии русского символизма», в котором спроецировал на собственное творчество предложенную Вяч. Ивановым общую схему развития «нового» искусства (теза — антитеза — синтез). В 1911-1912 гг. в издательстве «Мусагет» выходит в свет «Собрание стихотворений» А. Блока в трёх книгах. Из «стихотворного» материала 1898-1910 гг. поэт создает «роман в стихах», «трилогию вочеловечения»: «от мгновения слишком яркого света — через необходимый болотистый лес — к отчаянию, проклятию, «возмездию» и к рождению человека «общественного», художника, мужественно глядящего в лицо миру, получившего право изучать формы, сдержанно испытывать годный и негодный материал, вглядываться в контуры «добра и зла» — ценою утраты части души.

        Повторимся, что в 1910-1911 гг., подготавливая к изданию своё первое собрание стихотворений, А. Блок разместил их по трём книгам. Это трёхтомное деление поэт сохранил и в двух последующих изданиях, хотя внутри томов автор и внёс существенные изменения. В окончательном виде три тома включают в себя восемнадцать лирических циклов. В предисловии к первому изданию «Собрания стихотворений» А. Блок подчёркивал единство своего замысла: «Каждое стихотворение необходимо для образования главы; из нескольких глав составляется книга; каждая книга есть часть «трилогии»; всю трилогию я могу назвать «романом в стихах» (236; Ч. 1; 73). А через несколько месяцев в письме А. Белому он раскрывает смысл этапов пройденного им пути и содержание каждой из книг трилогии: «Таков мой путь, теперь, когда он пройден, я твёрдо уверен, что это должное и что все стихи вместе – «трилогия вочеловечивания» (236; Ч. 1; 73-74).

        Признаки и направления в развитии общего сюжета лирического романа, выделяемые А. Блоком под влиянием Ф. Сологуба, на наш взгляд, являются общеэстетическими по отношению к исследуемому жанру.

        Т.К. Савченко утверждает, что «всё есенинское творчество представляет собой единое целое – своеобразный лирический роман, главным героем которого является образ Поэта» (236; Ч. 1; 241). Неслучайно поэтому характерная примета его творчества – автобиографичность: «Что касается … автобиографических сведений, - они в моих стихах» (236; Ч. 1; 241), - утверждал он. Исследователь реконструирует биографию лирического героя С. Есенина: «… герой, родившийся и выросший в деревне, на лоне природы, отрывается от своей «малой родины» и уходит в город, который оказывается для него «чужим миром»… В городе Поэт не находит себе места, мечтает, как блудный сын, возвратиться, вылечить душу слиянием с природой. Но и деревня не изменилась, стала другой. А когда он пытается измениться сам, приспособиться к жизни в большом и чужом для него мире, то становится смешным, ненужным и в конце концов погибает» (236; Ч. 1; 241-242). Т.К. Савченко предпринимает попытку сформулировать особенности композиции лирического романа С. Есенина (и, косвенно, лирического романа вообще) и отмечает, что она «сложна и многопланова: главные образы создают переплетающиеся сюжетные линии, раскрывающие тему жизненного пути лирического героя и «великого похода» России из прошлого в будущее, родины и революции, поэта и поэзии, противостояния природы и цивилизации, деревни и города, «живого» и «железного», небесного и земного, философские мотивы жизни и смерти, любви, памяти и т.д.»  (236; Ч. 1; 242).

        Эти же идеи в несколько другой форме высказывает и В. Журавлёв (116; 9-15): «Найдите ещё одного такого поэта, который с такой бы силой и яркостью показал нам в своём творчестве свой внешний и внутренний облик. Всё, что говорится в его стихах – это рассказ о себе и, конечно, о Родине. Пожалуй, никто не вёл такой рассказ настолько откровенно, не оставляя закрытых тем. Кажется, что вся его поэзия – долгий разговор о своей жизни: о мечтах и о любви, о дружбе и об одиночестве, о близких людях и о потерях, т.е. лирический автобиографический роман в стихах»  (116; 11).

        Номинально обозначенный в русской литературе лирический роман Б. Пастернак «Доктор Живаго» с включённым в него циклом «Стихотворения Юрия Живаго» позволил В.В. Агеносову заметить, что «это … духовная биография, соотнесённая с земной жизнью, и … «образ мира, в слове явленный» (236; Ч. 2; 107). «Перед нами не просто небольшой сборник стихотворений, но цельная книга, имеющая строго продуманную композицию» (236; Ч. 2; 106), замечает исследователь и анализирует последнюю, прослеживая направленность, в первую очередь, «духовного» сюжета  («… открывается книга стихотворений темой предстоящих страданий и сознанием их неизбежности («Гамлет»), а заканчивается темой добровольного их принятия и искупительной жертвы («Гефсиманский сад»)»  (236; Ч. 2; 107).

        Автор отмечает композиционные особенности сборника: стихи в нём расположены вокруг центрального образа – «горящей свечи из стихотворения «Зимняя ночь» (236; Ч. 2; 107).

        Анализируя раннее творчество (любовную лирику) А. Ахматовой, В. Жирмунский высказывает по этому вопросу следующие суждения (115; 99). 

        Лирический роман есть художественное воплощение судьбы одного лирического героя в творчестве определенного поэта.

        Этот роман складывается из ряда поэтических новелл (отдельных стихотворений).

        Стихотворные повествования - новеллы отличаются от прозаических еще более, чем стихотворный роман от прозаического.

        Повествовательный сюжет в поэзии намечен только пунктиром, предпосылки сюжетной организации и её развязка могут оказаться неизвестны читателю. Иными словами, сюжет не реконструируется в полном объеме.

        Это – душевная драма, изображенная в самый острый момент своего развития, в ситуации, раскрывающей суть драматического конфликта и освещающей образы лирических героев и их взаимные отношения, но только в той мере, в какой это нужно для художественной цели автора-лирика.

        Решающей в создании впечатления сюжетности является повествовательная интонация, наличие рассказа о каком-то событии из жизни лирического героя.

Рассказ может быть развернутым или ограничиться намеками на сюжетную ситуацию.

        Основываясь на суждениях  исследователей жанра лирического романа, попытаемся назвать его основные признаки.

        а) Единство, обеспечиваемое сюжетно-ситуативными связями между отдельными стихотворениями и определенным набором черт личности ли­рического героя.

        б) Мозаичность, так как лирический роман складывается из некоторого множества стихотворных новелл.

        в) Сюжетность, обусловленная общей задачей лирики того или иного автора, – показать узловые, переходные и в то же время взаимосвязанные моменты в жизни лирического героя.

        г) Конфликтность, драматизм, так как в основе любого стихотворения, а также ряда стихотворений, образующих «роман», лежит психологически значимое событие, чувство, впечатление, потрясшее автора и потому под­толкнувшее его к написанию стихотворной новеллы и романа в целом.

        д) Система символов, или образов-символов, создающих образную картину внешнего мира и макрокосма поэта, выполняющих в композиции роль своеобразного костяка, фундамента целостного образа действительности.

        Следует отметить, что, несмотря на большое количество работ, в которых употребляется сочетание «лирический роман» или даётся целостное представление о творчестве того или иного представителя литературного процесса, на данный момент ещё не завершено формирование его как дефиниции, что и является одной из задач данной работы.

        Для характеристики лирического романа Н. Рубцова необходимо разграничение понятий «сюжетная основа», «сюжет», «эпический сюжет», лирический сюжет», «фабула», «фабульная основа».

        Сюжет – это важнейшая сторона формы эпического произведения с точки зрения его предметной изобразительности, взятой в динамике последней. Как сторона формы эпического произведения сюжет выражает его содержание и связан с ним функционально. Три функции сюжета – тематическая, проблемная и эмоционально-оценочная – служат раскрытию трёх соответствующих идейных сторон идейного содержания лирического романа.

        Фабула, в свою очередь, - способ повествования о сюжете. Фабула – зрелищная сторона формы произведения данного жанра. Это способ повествования о развитии действия, заимствованный или изобретённый автором. Художественная функция фабулы заключается в усилении и углублении трёх художественных функций сюжета.

         Если события сюжета развиваются упорядоченно во времени, то фабульная организация их может быть различной. Способов повествования о душевных и духовных событиях в жизни лирического героя чрезвычайно много: они могут разворачиваться и в форме воспоминаний рассказчика о прошлом с постоянными экскурсами в настоящее и будущее, и в виде запутанного путешествия по событиям всей жизни персонажей с многочисленными временными перестановками и перемещениями.

        Для фабульного развёртывания важно не только то, как рассказано о лирическом и эпическом содержании сюжета и действиях персонажей,  - в какой последовательности и в каком сочетании эпизодов – важно и то, кем рассказано: кто на протяжении сцены, эпизода, всего произведения является формой авторского сознания – лирический герой, лирический персонаж, лирический повествователь, лирический адресат.

        Фабула часто несёт решающую смысловую нагрузку. Иногда фабульное преподнесение каких-то сцен и эпизодов раскрывает новую сторону проблемы или идейно-эмоциональной оценки.

        Под сюжетной основой исследователи чаще всего понимают набор событий, фактов, явлений в жизни персонажа, не оговорённый каким-либо принципом расположения или последовательности. Это – рабочий материал для построения авторской программы познания мира, который художественно обрабатывается в сюжете, фабуле произведения. Соотношение эпических, эпико-драматических и лирических произведений позволяет отметить, что в первых двух группах термин «сюжетная основа» имеет достаточно условное значение. Реконструкция содержания данного понятия здесь возможна только в его соотнесённости с сюжетом и фабулой и определяется основной идейно-художественной задачей эпических и эпико-драматических произведений – отражение внешнего по отношению к писателю мира, его законов и закономерностей. В лирических же произведениях, особенно в более крупных лирических жанрах, объединяющих менее крупные – наглядным примером этому является жанр лирического романа – сюжетная основа, напротив, является категорией первичной, дающей возможность для реконструирования и интерпретации эпического сюжета и фабулы. При этом возникает проблема разграничения понятийного содержания сюжетной основы, сюжета и фабулы, проблема модификации и типологической классификации сюжетов.

        Данное исследование берёт за свою основу понимание сюжетной основы как набора фактов, реконструируемых из содержания стихотворений. И здесь перед исследователем встаёт проблема направленности лирического действия. С одной стороны, последовательность событий обусловлена хронологией написания стихотворений. С другой – вне этой хронологии события независимо от воли исследователя образуют событийную цепь, связанную с «взрослением» лирического героя в тесной ассоциативной связи с биографией самого поэта.

        Таким образом, понятие «сюжет» на материале лирического романа позволяет упорядочить реконструированные из стихотворений события, расположив их в хронологическом порядке, и сюжет в этом случае является последовательностью событий, детерминированную хронологическим принципом.

        Фабулой в этом случае является не «реконструированное», «интерпретированное», как сюжет, а данное, заданный порядок рассказывания о сюжете, обусловленный временем создания отдельных стихотворений. В связи с особым характером фабулы лирических произведений, где она выражена всё же не настолько чётко, как в произведениях эпических далее в исследовании будет использован термин «фабульная основа».

        Каждое отдельно взятое стихотворение, в свою очередь, имеет лирический сюжет – обобщённую  схему авторского переживания. В лирическом романе Н. Рубцова можно выделить ограниченное количество типов подобных лирических сюжетов. Соотнесённость этих типов позволяет говорить о лирическом сюжете лирического романа в целом как об основных этапах и эволюции художественного мира того или иного автора.

        Достаточно перспективным в отношении развития литературоведения может стать применение терминов «лирика», «лирическое», «лирический герой», «лирический сюжет», «лирический цикл», «лирический роман» к поэзии Н.М. Рубцова.

 


<< стр.2 >>

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.