На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Исследования

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Рубцов в произведениях художников

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Кинозал

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
ВОСПОМИНАНИЯ СОВРЕМЕННИКОВ

Борис Чулков

ОСЕННЯЯ ПЕСНЯ

 

        Воскрешая в памяти начало моего знакомства с Николаем Рубцовым, я неизбежно вспоминаю конец ноября или самое начало декабря 1964 года, когда, не имея возможности продолжать учебу в литинституте да и жить у себя в селе Никольском, поэт был вынужден приехать в Вологду и перезимовать здесь. Так как у нашего семейства была тогда свободная комната, поэт Александр Романов попросил меня приютить Рубцова. В ту пору у него не было еще издано ни одной книги — были лишь публикации в газетах и журналах.

        Рубцов очень много читал — особенно в первое время, к его услугам были все мои книги. Надо ли говорить, что — сам поэт до мозга костей — читал он почти исключительно одних поэтов. Из прозаиков неизменно выделял и поминал лишь только Гоголя, столько же прозаика, сколько и своеобразнейшего поэта в прозе.

        А в бескрайнем море русской поэзии что же в первую очередь привлекало Рубцова? Конечно же, без памяти был он влюблен и в Пушкина, и в Лермонтова, и в Блока, и в Есенина, учился у них (достаточно здесь назвать рубцовское стихотворение «Кружусь ли я в Москве бурливой...» — вариацию на тему пушкинского «Брожу ли я вдоль улиц шумных...»), но сердцу не прикажешь— и вот Рубцова больше манят к себе Тютчев, Фет, Полонский, Майков, Апухтин...

        И особенно, конечно же, много мы говорили о Тютчеве. Как восторгался Рубцов знаменитым триединством Тютчева: «блистает, блещет и блестит»! Многие стихи поэта озарены тютчевским светом, но не меньше, чем светом,— и сумерками, и осенью Тютчева (наугад раскрыв книгу, я отмечу как очень «тютчевское» стихотворение Рубцова «Прощальный костер»), но, разумеется, все это не перестает быть истинно «рубцовским». Словом, влияние Тютчева — самое плодотворное влияние на Рубцова. Тютчеву же посвящено и одно из стихотворений поэта — «Приезд Тютчева».

        Книга Тютчева (стихи и статьи в дореволюционном издании) и была едва ли не единственной личной книгой Рубцова. Сейчас уже ходят легенды, что он, ложась спать, клал ее под подушку. Я могу лишь сказать, что, во всяком случае, остальными книгами, которые ему попадались, Николай не дорожил и, бывало, оставлял где угодно. Книге же Тютчева такая судьба не угрожала.

        Любил Рубцов стихи и гениального французского поэта Франсуа Вийона, и задушевнейших поэтов Франции XIX века — Верлена и Бодлера.

        Сам он рассказывал, что преподавательница французского устраивала у них нечто вроде конкурса на перевод «Осенней песни» Верлена, которая в подстрочном изложении выглядит примерно так:

Долгие рыдания скрипок осени ранят 
мне сердце однозвучной тоской. 
Совсем задыхаясь и побледнев, когда 
бьют часы, я вспоминаю о былых годах 
и я плачу.
И я выхожу на злой ветер, что несет 
меня и туда и сюда, подобно листку, 
который мертв.

        По словам Рубцова, он тогда отказался от перевода. Я сказал ему, что, занимаясь французским немного для себя, по странному стечению обстоятельств перевел именно эту вещь (переводили ее многие русские поэты-символисты, но все переводы — неточные). Разыскав, прочел Николаю перевод.

        В ответ Рубцов прочел свои стихи, сказав, что в них лишь вкраплен мотив Верлена (впервые они появились в книге «Сосен шум»). Сейчас я, правда, склонен думать, что и «Осенняя песня» Чайковского, которую Николай очень любил, тоже в какой-то мере повлияла на настрой этих стихов, кончавшихся такими строчками:

Куда от бури, от непогоды
Себя я спрячу?
Я вспоминаю былые годы,
И я плачу...

        Вот, оказывается, откуда у Рубцова (при всей его любви к русской поэзии и ко всему русскому вообще) был интерес к Вийону, русское издание которого (1963) он всякий раз, бывая у меня, буквально не выпускал из рук и всегда говорил, что рано или поздно не у меня, так где-нибудь еще стащит или раздобудет его.

        Сказалось здесь, думается, и то, что Николай Михайлович, видимо, чувствовал сходство своей судьбы с судьбой этих французских поэтов (так же, как и с судьбой Есенина). И не случайно в «Вечерних стихах» Рубцова есть такие строки:

И как живые в наших разговорах 
Есенин, Пушкин, Лермонтов, Вийон!

 

РУБЦОВ И КОВРЫ

 

        Николай Рубцов рассказывал мне однажды (разговор был много-много лет тому назад), что его как-то пригласил к себе в гости некий московский поэт, работавший в одном из издательств. Совсем еще не старый поэт.

        Что-то они там говорили, было какое-то вино, какая-то замысловатая еда, приготовленная супругой или домработницей, но главное — что, видимо, хотел подчеркнуть хозяин, чем похвастаться,— это, конечно же, его шикарная квартира, мебель и все такое.

        — Ковры, ковры,— говорил Рубцов,— вот что мне больше всего запомнилось. Кругом ковры — на полах, на стенах, только что на потолках нет. У меня и вино не пошло из-за этого. Пропала охота.

        (Поразили, убили Николая ковры, а мне тут же вспомнилась одна ситуация, фантастика Рея Бредбери: все четыре стены гостиной — телевизоры, и хозяйка дома ждет не дождется, когда начнется программа на весь вечер, в которой будет выступать Белый Клоун, и без умолку только об этом и тараторит битый час по видеофону своей подруге.)

        Бедный Коля! Ни кола ни двора, ни вещей, ни рубах у него всю жизнь не было! И быть, понятно, не могло. 

        А ковры, конечно же, процветают и никогда не кончат своего распрекрасного существования...

 


Печатается по изданию: Воспоминания о Николае Рубцове.Вологда, КИФ "Вестник", 1994.

 

   
avk (c) 1998-2016

Все права на все текстовые, фото-, аудио- и видеоматериалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам или иным владельцам исключительных прав на использование этих материалов. При полном или частичном использовании материалов, предоставленных авторами специально для сайта "Душа хранит", ссылка на http://rubtsov-poetry.ru обязательна.